Почему невозможно верить следствию и суду по "Боингу" МН17

Почему за все шесть лет следствие по сбитому над Украиной "Боингу" МН17 не предъявило никаких реальных доказательств, но все это время вся западная пресса не переставала оголтело обвинять Россию? По какой причине Нидерланды отказались от предложения Москвы провести в Россию суд по делу о крушении МН17? Будет ли когда-нибудь возможность провести действительно объективное расследование и суд?

"Необычная неделя с Инной Новиковой" – 14 02 2020

Об этом беседовали главный редактор "Правды.Ру" Инна Новикова и доцент кафедры политэкономии экономического факультета МГУ, политолог Максим Чирков.

Читайте начало интервью:

Кто решает в мировой политике

— Максим, при биполярном мире Советский Союз и Соединенные Штаты Америки все-таки как-то договаривались по основным мировым вопросам. Потом ситуация очень изменилась, но сейчас возвращается с некоторыми поправками та же конструкция. Ведь что-то решать в мировой политике могут только серьезные центры силы…

— Безусловно, относительно небольшие по масштабу страны и даже объединения, союзы таких государств по влиянию на международную политику тоже малозначимые. Сейчас они, наверно, даже меньше, чем когда-либо, влияют.

Но я могу сказать, что вообще в мире, по моим ощущениям, складывается такая удивительная ситуация, что все больше присутствует, я бы сказал, ностальгия по тем далеким временам, когда действительно было несколько полюсов силы.

Я был в Берлине, где как раз это противостояние проявлялось очень ярко в разделе на восточную и западную часть Берлинской стеной. И я видел, насколько в людях сильная ностальгия по той политической ситуации, когда не было одного гегемона. Потому что произошедшее усиление Соединенных Штатов Америки относительно других игроков политического расклада не пошло на пользу мировой стабильности.

Мне кажется, что даже у западных политиков есть ностальгия по такому балансу сил, который будет все-таки держать мир в таком стабильном состоянии.

Как относятся к русским туристам за границей

Опять же, те, кто путешествует, видят практически везде прекрасное отношение к русским. В том же Берлине, и в западной, и в восточной части, мне это было даже удивительно. А когда я был в Стамбуле, на пароме, услышав русскую речь, меня лично угощали совершенно незнакомые люди.

— Когда за границей слышат русскую речь либо пугаются страшно, либо радуются и кричат: "Russia, Russia".

— Для меня это было просто удивительно, именно когда тебя воспринимают не как туриста, на котором можно заработать, а именно как человека из страны, которая ярко выделяется в настоящее время в политических новостях, которую поддерживают и на которую надеются.

И мне самому гораздо интереснее смотреть на нынешнюю геополитику, чем на то, что происходило в 90-х годах. Конечно, хорошо, что наше руководство все-таки потом за голову взялось.

— Действительно, русская речь за границей часто вызывает восторг или ужас. И это тоже говорит о влиянии России, поэтому так много о нашей стране пишут западные СМИ, а руководство большинства влиятельных СМИ в Европе и Америке тоже зависимо. Но простые люди, народные массы, конечно, видят, что происходит.

Дело о сбитом "Боинге": будет ли решение?

Все это наглядно проявляется и в ситуации по сбитому "Боингу" МН17. Западные политики сразу сказали, что "все это Россия, кошмар, неопровержимые доказательства". Но в Нидерландах комиссия работает уже шесть лет, идет следствие, но так никаких реальных доказательств и не предъявила.

— Прекрасно помню, как это было тогда, и вижу, как все это продолжается сейчас.

— Мы предлагали провести суд в России, но нам даже никакие материалы дела, доказательства не предъявляют, как и все эти годы не предъявляли ничего.

— Понятно, что, действительно, времени уже прошло достаточно много, а доказательств, как мы сейчас видим нет. Если бы были, то их давно бы растиражировали по всему миру. И, опять же, по этому прецеденту мы понимаем, насколько работа следствия и суда зависит от того, где это будет происходить.

Выбор места следствия и суда, постоянные переносы сроков, отклонения всех наших предложений и игнорирование доказательств ясно говорят о политическом заказе.

Если суд будет проходить на территории одной из западных стран, то, учитывая эту истерию, которая нагнеталась, соответственно, уже больше пяти лет как минимум, то понятно, что, в общем-то, решение по таким громким делам не политизированными быть никак не могут.

Все это время в странах западного мира аргументировалась и доказывалась одна лишь точка зрения, и общественное мнение, и судьи в любом случае уже давно находятся под влиянием этой накачки.

После всего этого проведение каких-то более-менее объективных и сравнительно независимых судебных мероприятий может происходить лишь по истечении гораздо большего времени.

Может быть, через 20-30 лет, когда поменяется политический ландшафт и геополитическое противостояние войдет в какую-то более спокойную стадию, мы сможем как-то взглянуть на это спокойней.

А сейчас, с моей точки зрения, будет некое перетягивание канатов, политическое противостояние в условиях, опять же, отсутствия объективных доказательств. Ну и какова здесь перспектива справедливых судебных решений?…

Читайте продолжение интервью:

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев