Почему Китай опасен для России?

Кому нужны пустынные и крайне отдаленные от любых признаков цивилизации дальневосточные гектары? Кто в одиночку сможет там что-то сделать без дорог, электричества и всего остального? Почему власть не создает условия, а только обещает?

Чему нашему руководству нужно поучиться у китайского? И почему Китая и китайцев нужно опасаться независимо даже от коронавируса?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал депутат Государственной Думы, член фракции КПРФ Владимир Поздняков.

Читайте начало интервью:

Китайцы на Дальнем Востоке: нужно ли бояться

— Владимир Георгиевич, теперь все очень боятся китайцев, всяких контактов, особенно на Дальнем Востоке…

— Инна Семеновна, я представляю в Государственной Думе шесть территорий из одиннадцати Дальневосточного округа:

  • Камчатка,
  • Чукотка,
  • Магадан,
  • Якутия,
  • Забайкальский край,
  • Амурская область.

Я знаю, какое отношение там к китайцам, как они себя там ведут. Неприятие действительно есть и уже давно. Причем и сама власть этому способствует.

Например, несколько лет тому назад губернатор Забайкальского края Ильковский решил в долгосрочную аренду на несколько десятков лет отдать порядка 300 тысяч гектаров земли китайцам. А ведь когда-то в Забайкалье объявляли освоение целины и ударные стройки. Миллион двести тысяч гектаров было вспахано и работало. Сегодня — только порядка двухсот.

Вот он и говорит: "Что пустуют? Давайте".

Но когда началось все это, народ возмутился. И я выступал на радио по этому поводу, там был и представитель от института, который занимался Китаем. И в результате после нашей аргументации, наших разговоров большинство поддержало меня, потому что я говорю, главное — что все местные категорически против. Нельзя родную землю продавать…

Что делают китайцы на Дальнем Востоке

— Но ее же не продавали, а отдавали в аренду.

— Так в аренду ее отдают на 49 лет, 79 лет. Что после этого будет? А мы же знаем, что китайцы с землей делают.

— А что, они испортят эту землю?

— Не только портят.

Там есть случаи, когда на полметра выкапывают все и вывозят эту землю.

— Как вывозят?

— Вывозят к себе в Китай землю, как фашисты в свое время это делали.

И дальше.

Почти вся южная часть нашей территории, начиная с Дальнего Востока и до Урала, в их учебниках (это так мне эксперты, специалисты по Китаю говорили) называется временно оккупированной территорией Китая.

Байкал они называют Северным морем. Как же можно-то после этого вообще с ними о чем-то говорить, а тем более дела вести?…

И что вообще там происходит? Сегодня если какая-то стройка ведется, то она обязательно ведется силами китайского населения. На берегу Благовещенска, на берегу Амура стоит вот прямо башня "Азия" с вращающимся этажом ресторана. И вот владельцы — частники-китайцы — обозревают оттуда эти просторы, наш дальневосточный Благовещенск, построенный казаками, русскими военными, красивый, ухоженный. И вдруг они практически в открытую говорят: "Мы — доминанта, мы здесь хозяева".

Я на БАМе работал. И у нас в Тынде был штаб, там на партийном учете был агитпоезд. Я руководил этим поездом. В Тынде, в Благовещенске мы ремонтировали свой поезд. С той стороны — город Хэйхэ. Тогда там мазанки стояли, а сегодня такие огромные строения, колесо обозрения, башня телевизионная…

Чему России нужно учиться у Китая

Китайцы действительно очень мощный и стремительный рывок сделали. За счет чего? Вот это нам нужно изучать и учиться у них.

Нужно брать, перенимать лучшее. У Китая есть чему поучиться в плане совмещения коммунистической идеологии и частного предпринимательства.

Здесь у нас сколько богачей? Как растут у этих олигархов капиталы? Как их увеличивается численность? И мы все только беднеем и беднеем, все население наше…

— У них и население увеличивается, а у нас уменьшается.

— Ну так а что в этом хорошего? Ведь это потому, что люди уже не видят перспективы для своих детей. Самим бы как-то дожить…

А в Китае — хорошее то, что они в интересах своего народа все делают.

Вот это я приветствую.

Кто возьмет дальневосточные гектары

— Владимир Георгиевич, по поводу северных территорий вопрос актуальный, потому что у нас там населения почти нет. Вот и стали давать этот дальневосточный гектар…

Да, конечно. Но кто же туда поедет-то?… На голое место, без всего. А что такое одна земля?… Ну там же должна быть инфраструктура.

  • Там должна быть либо ферма, либо другое сельскохозяйственное производство, хотя бы теплицы.
  • И все это не для одного человека, а уже коллектив должен быть, поселок, семья, село.
  • Должна быть дорога.
  • Должно быть электричество.

Дорога хорошая, электричество бесперебойное. А этого ничего нет.

Ну вот дали тебе этот гектар, и что ты будешь с ним делать?… Да ведь и не только там — голое, чистое поле на много километров.

Взять 500 километров от Москвы, люди оттуда тоже уезжают, потому что и там ничего для нормальной жизни и работы нет. Пора уже и здесь пустующие территории заселять. Но, опять же, просто так никто не поедет.

— Одна женщина прочитала, что приглашали люди из Забайкалья провести у них отпуск. И вот она поехала. Она ехала нормально до Читы. Но оттуда нужно было ехать еще незнамо сколько, еще больше суток на это ушло. И она месяц провела там. Они пригласили-то через газету, видимо, потому что там тоска, скука, света нет. Там магазин — за 200 километров. Какое электричество? Какой водопровод? Какая цивилизация?…

— Ну вот вы сами и отвечаете на вопрос. Кому нужен в таких условиях этот гектар?

— Вот китайцы все делают все вместе, централизованно. Поэтому их люди готовы приезжать и все это строить. Так лучше пусть там все остается никому не нужное или все-таки пусть китайцы что-то делают и платят?

Правильно будет — создать условия для нашего человека. Он — трудящийся и умелый.

Если будут возможности, наши люди все сделают. Так нужно там условия создавать, а не в дикое поле или тайгу людей посылать, непонятно зачем.

Читайте продолжение интервью:

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев