Воссоздание СССР - несбыточная мечта

Правда ли, что первый президент России Борис Ельцин хотел собрать обратно бывшие советские республики, чтобы сделать Союз для себя? Как это планировалось сделать? Почему только недавно стало ясно, что теперь это уже невозможно. По крайней мере, сейчас. Почему Польша и Прибалтика не могут без антироссийской риторики?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

Читайте начало интервью:

Ельцин хотел воссоздать СССР под себя

— Дмитрий Анатольевич, вы сказали, что Ельцин хотел создать Советский Союз имени самого себя. Не проще ли ему было сразу сместить Горбачева? Он же уже не был серьезной политической фигурой.

— Можно посмотреть и послушать его речь в Минске перед переговорами в "Вискулях", он там говорит о сохранении Союза.

Дело не в том, что Ельцин любил Союз или не любил, он хотел Советский Союз, большую Россию, вот так скажем, потому что имел в виду не социальный строй, а территорию с собой во главе.

Но ему хотелось получить полную власть максимально быстро. И если не получилось тушкой, то будем делать частями.

И поэтому он сознательно шел на экономические издержки и территориальные потери, надеясь собрать страну обратно, начиная с Белоруссии. Тогда очень многим казалось, что за Белоруссией пойдет Украина, скорее всего, Казахстан, который, кстати, из Советского Союза и не выходил, а дальше с Центральной Азией разберемся. В Таджикистане и Киргизии наше влияние было принципиальным.

В Туркмении — своеобразная ситуация, но разберемся. А Узбекистан потом как-нибудь тоже дожмем. Вот такая была логика.

Мечта об СССР осталась

После Бориса Николаевича мы, конечно, стали более прагматичны. Но мечта о собирании земель осталась. И в обмен на собирание земель мы были готовы платить и платили очень много.

Отношения России и Белоруссии

Другой вопрос, что именно в последнее время стало очевидно, что собрать не удастся. И в этих условиях именно поэтому у нас, заметьте, как напряглись отношения с Белоруссией.

Если бы не было Майдана, наши отношения с Белоруссией были бы гораздо мягче.

Потому что сохранялась как раз вот эта мечта и оставалось много общего.

В Белоруссии идеологическая ситуация сильно ухудшилась, с нашей точки зрения, если говорить об интересах России.

В Белоруссии выросло поколение польских белорусов, которые смотрят не на Восток, а на Запад. Там уже слышишь фразу: "Мы — европейцы, а вы — азиаты", - по отношению к русским.

Белоруссия меняется, конечно. Белоруссия, которая была в 1991-м, и Белоруссия сейчас — это разные страны.

— Но мы-то тоже совсем другая страна.

— Конечно, мы тоже сильно изменились.

Но даже если бы мы и они были такими же, быстрое объединение даже только двух наших стран сейчас в любом случае нереально.

Это так же, как в экономике: если вы можете собрать 51 процент акций — это одни деньги и полномочия, а если 49 процентов — то совсем другие.

Мы не можем собрать Советский Союз. Сейчас уже не можем. И не только по украинской причине. В Азии тоже очень многое изменилось.

А что Прибалтика?

— А Прибалтика?

— Нет, про Прибалтику и речи уже нет, прощай давно.

Про Прибалтику все было с самого начала понятно, что Прибалтику мы отпускаем.

Кстати, сейчас в Прибалтике ситуация ухудшилась очень сильно, особенно в Латвии. В Эстонии, спасибо великому таллиннскому порту, чуть лучше ситуация. А в Латвии — довольно плохая.

— Оттуда народу-то убежало в Европу немерено. Из Литвы больше половины уехало.

— В Латвии, в Риге, у меня такое было ощущение, что там недавно бомбили. Центр города — красивый и достаточно ухоженный. Но если отойдешь немного от центра города, там эти расписные хрущевки, у меня даже фотография есть. Это ужас просто. Люди всерьез обсуждают вопрос, как взять в долг 200 евро, — вот тема для обсуждения. Тяжело там, но при этом они все равно не вернутся.

— Да и не надо.

— Потому что для них главное было уйти из СССР. Вот они себя этим накручивали все время еще с присоединения в 1939 году.

Почему Польша плохо относится к России

— Тут можно вспомнить Польшу, которая накручивала себя в ненависти к России, наверное, с 1612 года. И уже договорились до того, что они не отмечали освобождение Варшавы. В Москве отмечали.

— Это последний раз.

— Освобождение Освенцима отмечают в Израиле, приглашают нашего президента. Приезжал туда и Трамп, но не пошел на это мероприятие…

— Трамп, понятно, слишком привязан к Израилю. Он не может не приехать. Но при этом не хочет приходить.

— Но приехать и не пойти — это как-то уже совсем некрасиво.

— Да.

Что касается Польши, это началось уже в современной истории в 1920 году. Прибалты идут их путем. Они были собственной независимостью по голове стукнутые, так это называется.

— Они всегда были стукнутые.

— Для них это была манна небесная. Состоялась. Опять и тут Польша: уря, уря, уря, уря, уря-я! А это "уря", кроме ненависти к России, не на чем было построить.

У прибалтов несколько другая ситуация. Кроме литовцев, собственного государства не было ни у кого: ни у Латвии, ни у Эстонии никогда не было. Были герцогства с совершенно другими границами: Курляндия, Лифляндия.

Они не были по национальному признаку устроены. Поэтому у них это еще болезненнее. "Ой, у нас появилось государство".

Ельцин и Путин в некоторой степени хотели объединить то, что можно объединить. А сейчас уже выяснилось, что практически ничего нельзя.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев