Зачем Эрдоган ввел армию в Ливию

Турецкий поход

С началом 2020 года ситуация по обеим сторонам восточной части Средиземного моря накалилась до предела. В первых числах января в  парламенте Турции шли дебаты, закончившиеся одобрением законопроекта об отправке турецких войск в Ливию. На самом деле решение меджлиса от 2 января не является неожиданным, поскольку в Великом Турецком Эрдоганате мнение Реджепа Тайипа Эрдогана является определяющим для любого парламентария независимо от партийной принадлежности.

Несмотря на рассуждения одного из ведущих российских специалистов по проблемам ислама Алексея Малашенко о том, что принятая резолюция не означает фактической отправки военного контингента за рубеж, и исполнение ее может быть отложено на неопределенный срок, уже 5 января президент Эрдоган объявил о начале поэтапной отправки турецких военнослужащих для воздушной, наземной и морской военной поддержки оборонительных действий Правительства национального согласия Ливии.

Однако, данное решение было воспринято неоднозначно даже в самой Турции: главный аргумент Эрдогана об оказании помощи легитимному правительству звучит несколько странно на фоне широкомасштабной поддержки боевиков в сирийском Идлибе, ведущих активные боевые действия против легитимной власти президента Башара Асада.

Решение турецких властей мгновенно спровоцировало  жесткую реакцию международного сообщества. Израиль, Греция и Кипр сделали совместное заявление, осуждающее ввод турецких войск в Ливию, обвинив Эрдогана в нарушении эмбарго ООН на военное сотрудничество, в том числе на поставки вооружения в эту страну.

Не столь явно, но не менее негативно отреагировали Египет, Чад и Объединенные Арабские Эмираты, уже давно поддерживающие  оппозиционно настроенного ливийскому правительству маршала Халифу Хафтара, главу Ливийской национальной армии.

События в Ливии

В 2011 году СМИ активно освещали свержение в Ливии режима Муаммара Каддафи, но никто толком не знает, что там происходит сейчас.

Можно ли  представить парламент, воюющий с собственным правительством и наоборот? А ведь именно так и выглядит ситуация в одном из богатейших нефтью государств: так называемое Правительство национального согласия, возглавляемое Фаизом Сараджем  - власть, признанная ООН - ведет вооруженную борьбу с Палатой представителей (единственной палатой парламента), возложившей командование национальной армией на Халифу Хафтара.

С 2011 до 2014 года в стране победившей демократии царил полный хаос.  Населенные пункты захватывали то уцелевшие каддафисты, то племенные вооруженные формирования, то радикальные исламисты. Время от времени их отбивали войска нового правительства, которым так и не удалось установить контроль над территорией страны. Фактически под управлением Правительства национального согласия находилась лишь столица Триполи и прилегающие территории. Остальная, гораздо большая часть  Ливии представляла собой лоскутное одеяло, каждый из фрагментов которого был занят какой-либо группировкой.

В 2014 году политическая ситуация в стране кардинально изменилась в связи с заявлением генерала Хафтара, поддерживающего  Палату представителей, о наступлении на Триполи. На его сторону встали множество ливийцев, уставших от нестабильности и разрухи. Довольно быстро Ливийская национальная армия под его командованием установила контроль сначала над Киренаикой (исторической северо-восточной частью Ливии), а затем и над остальной территорией страны, исключая столичный регион. Основными противниками армии Хафтара являлись бывшие участники террористической организации «Аль-Каида», ливийские представители движения «Братья-мусульмане» и берберские племенные ополчения.

Триполи Хафтару захватить так и не удалось, напряженная ситуация и приведенная расстановка сил сохраняется и сегодня. В течение 2019 года было осуществлено несколько попыток штурма столицы, но в связи с приказом самого Хафтара обеспечить безопасность туристов и мирного населения, интенсивных авиаударов нанесено не было, с чем и связывают эксперты неудачные попытки армейских формирований войти в Триполи. При этом утверждается, что до  90 процентов территории Ливии освобождено от террористов, под контролем  армии находятся военные базы и объекты, связанные с добычей, переработкой и транспортировкой нефти, в том числе морскими путями.

Иностранная поддержка

Список государств, поддерживающих Палату представителей и Ливийскую национальную армию обширен. Среди них Франция, Сирия, Египет, Объединенные Арабские Эмираты. С определенного времени армии маршала Хафтара как стабилизирующей силе симпатизирует большая часть мирового сообщества.

Несмотря на то, что Правительство национального согласия  де-юре является легитимной властью, поддерживаемой ООН, оно уже давно себя дискредитировало. В настоящее время на его стороне воюют радикальные исламистские группировки - от близких «Братьям-мусульманам» «Совета шуры Бенгази», «Ансар аш-Шариат» и «Бригады мучеников 17 февраля» до вилаятов Дерна и Сурт «Исламского государства».

Интересы сторон

Ливия владеет одними из крупнейших мировых запасов нефти и газа. С учетом слабости позиций обеих сторон ливийского внутригосударственного конфликта, все крупные игроки   нефтяного рынка стремятся закрепить за собой право добычи и переработки ливийских углеводородов.

Турция, преследуя свои национальные интересы, 27 ноября 2019 года подписала с Правительством национального согласия Ливии меморандумы о демаркации морских границ и военном сотрудничестве. Данные соглашения свидетельствуют о намерениях турецкой стороны закрепиться на ливийском  нефтегазоносном шельфе в Средиземном море на долгосрочной основе. Договоренность Эрдогана и Сараджа подверглась резкой критике со стороны Греции и Кипра, поскольку турецкие разработки планируются в их исключительных экономических зонах.

Современная Ливия - ключевой регион в реализации геополитических амбиций ближне- и средневосточных государств (Турция, Саудовская Аравия), стран Запада и внерегиональных держав (США).

Установлением контроля над частью территории Сирии и Ливии Турция планирует закрепить за собой статус крупного регионального игрока, способного глобально влиять на политическую ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Конфликт интересов

В условиях осложнения отношений с США и другими странами НАТО Турция укрепляет свои позиции в Сирии и Ливии в целях демонстрации союзникам по альянсу своей ключевой роли в выстраивании ближневосточной политики.

Кроме того, стремясь к большей самостоятельности внутри альянса, Анкара предпринимает такие демонстративные шаги, как закупка у России зенитно-ракетных систем С-400 и рассматривает перспективу приобретения других видов вооружения.

Ярчайшим примером разобщенности внутри Североатлантического союза является  самодеятельность одновременно двух его членов. Так, нанесение США удара по аэропорту Багдада с целью ликвидации лидера «Аль-Кудс» К.Сулеймани и участие Турции в боевых действиях в Ливии ставят под сомнение статью 5 Вашингтонского договора о коллективной безопасности альянса.

Только на этом примере уже можно констатировать глубокий кризис в НАТО в связи с серьезными разногласиями в подходах европейских государств, США и Турции к решению военно-политических проблем как на Ближнем Востоке и в Северной Африке, так и в вопросах дальнейшего сохранения архитектуры международной безопасности в целом.

 Позиция России

За последние несколько лет России удалось значительно укрепить свои позиции на Ближнем Востоке. Сочетание высокотехнологичной операции Воздушно-космических сил в Сирии с беспрецедентным дипломатическим процессом позволили если не полностью уничтожить, то радикально ослабить террористическую угрозу в этой стране.

В вопросе поддержки одной из сторон ливийского конфликта Москва придерживается принципов дипломатического невмешательства. Вместе с тем очевидно, что симпатии России на стороне Халифы Хафтара, олицетворяющего надежду на стабилизацию обстановки в Ливии. Поддержка Москвой Правительства национального согласия, опирающегося на радикальные исламистские группировки, совершенно невозможна.

Главная задача России в восточном Средиземноморье - содействие восстановлению хрупкой системы безопасности региона, разваленной в результате «арабской весны». Ситуация требует интенсивного взаимодействия со всеми заинтересованными сторонами.

Практика диалога с Анкарой в рамках Астанинских договорённостей показывает: несмотря на существенное различие в интересах, турки, в отличие от американцев, договороспособны даже в самых сложных вопросах.

О том, насколько удастся продвинуть российские интересы вокруг Ливии на международной арене, мы узнаем в ближайшее время.

7 января 2020 года Владимир Путин прибыл в Стамбул  для участия в церемонии ввода в эксплуатацию газопровода «Турецкий поток». Помимо торжественного открытия крана лидерам России и Турции предстоят сложные переговоры, в том числе по урегулированию ливийского кризиса совместными усилиями.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.