Особенности отношений России с Украиной и Белоруссией

Как долго продержатся договоренности по газовому контракту России и Украины и о транзите газа в Европу? Когда они снова будут нарушены?


Необычная неделя с Инной Новиковой и Антоном Бредихиным

Появится ли единое государство России и Белоруссии с одним президентом и единой валютой — российским рублем? Кем хочет стать Лукашенко, когда наш союз вырастет в единое государство?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал руководитель Центра этнических и международных исследований Антон Бредихин.

Читайте начало интервью:

Итоги последней недели года: кредиты, Рунет, климат и угрозы США

Почему Украине надо забыть про Крым и Донбасс

Украина разваливает себя сама

Новый приступ на Украине: зависть к освоенным болотам

— Антон, вы сказали, что Зеленскому, чтобы что-то сделать, сначала надо навести порядок в своей партии, ее фракции в Раде. Но он же и этого пока не может сделать. А если ему это удастся, то ведь наводить порядок во всей стране неимоверно сложней. И процесс этот крайне длительный, и придется решать одновременно многие важнейшие вопросы.

Еще актуальная очень важная тема — о снятии взаимных претензий по судебным искам: с нашей стороны по госдолгу, с украинской по газовым вопросам. Конечно, с транзитом была масса всяких проблем, но сейчас все-таки есть некие позитивные подвижки.

Как вы считаете, насколько хороши эти договоренности? И самое главное — будут ли они выполняться?

— Здесь вопрос в том, что наши потоки — Северный и Южный — еще до конца не реализованы. На них тоже действуют санкции, так что сейчас достроить их будет сложно.

— Мы уже заявили, что мы сможем их своими силами построить.

— На этот период, конечно же, Украина остается транзитной территорией. Понятно, что украинцы показывают все это именно как свою победу.

— Но долги-то обнулились.

— Соответственно, это недопонимание вообще самого процесса, вообще всей торговой экономической системы. Но в данном плане украинцы получили то, что на этот год у них будет газ в домах, притом еще и по нормальной цене. А могли и не получить.

— Разве это плохо?

— А могли не получить на этот год газ и что тогда? Они пошли бы на Майдан? Ведь что будет дальше, опять же, неизвестно.

— Тогда бы министр-американка опять говорила: закрывайте форточки, тогда будет у вас теплее.

— И там тогда форточки закрывали. Но у них и по-другому происходит: на Майдан, шины зажгли и там греются. Вот такой метод тоже опять может быть. Но при этом, конечно же, за это соглашение Зеленского могут в дальнейшем и судить, как уже было с Тимошенко, подписавшей договоренности с Россией.

Зеленский, конечно же, сделал благо для Украины, для украинского народа, но при этом он поставил себе грабли на определенном этапе политического пути. И не только оппоненты, но и люди из его же команды это ему припомнят. Потому что для команды Зеленского было бы выгодно и дальше гнать русофобию. Они могли бы показывать Россию как образ такого демона, который морозит украинцев в их домах.

— Сколько же можно самим себе жизнь-то портить? Уже больше пяти лет прошло…

— Но Зеленскому некуда идти дальше. Он же до сих пор еще не разобрался с общей идеологией. То он там либертарианство заявляет. Конечно же, это лишь красивое слово, к которому долго будет идти сам Зеленский, а Украина вообще не дойдет. Поэтому в данном случае есть контракт? Есть контракт. Украине хорошо? Хорошо. Мы получили возможность транзита? Получили. Всё.

Но это всё на временный период, и я думаю, что пять лет, на которые заключен этот контракт, он не продержится. Раньше этого срока будут нарушены договоренности. Может быть, уже и года не пройдет, как у нас будут опять очередные суды, опять будет прикрываться газ и опять будут у всех большие проблемы.

— Опять не будут платить? Но там же есть принцип: бери и плати.

— А чем платить? Нечем же им платить. Было бы чем, тогда, возможно, было бы немного по-другому.

— Ну как-то же они так живут постоянно?

— Ну вот как-то так и живут: одни берут, а других обставляют, одни уходят, другие заходят… И экономические отношения с Россией развивались даже и во время активной стадии войны в Донбассе. Есть статистика именно украинская о том, что был рост торговли с Россией. Да, запрещали, страну агрессором называли, но рост шел. И сейчас он идет, может быть, не прямым путем, не через харьковщину, а например, через ту же Белоруссию. Ну а почему нет, если это кому-то нужно и выгодно? И все это прекрасно понимают.

— Кстати, у России с Белоруссией, пусть и не настолько критически сложные отношения, но тоже проблемы постоянно возникают. И Лукашенко недавно очень по-народному рассказывал про это, как бы недоумевал, зачем такой союз нужен, хотя Белоруссия стала активным поставщиком креветок и прочей морепродукции.

Тем не менее все дорожные карты по интеграции между Белоруссией и Россией подписаны, но 31-я карта вызывает большое сомнение. Самый болезненный вопрос для Лукашенко — единый эмиссионный центр, переход на рубль и создание наднациональных финансовых органов.

Какими вы видите перспективы обновления, укрепления союзного государства и перехода Белоруссии на российский рубль? И хорошо ли это для нас и для них?

— Я думаю, в принципе, все заявления Лукашенко направлены только на одно — на торговлю по своей будущей должности. То он говорит, что надо защитить Белоруссию от "входительства" в Россию, то он предлагает России войти в состав Белоруссии, то еще что-то непонятное, то про суверенитет говорит. Это естественно, ведь Лукашенко до сих пор еще не получил предложение о том, какую конкретно должность он займет в новом государстве.

Ведь есть же проект, что Белоруссия станет нашим федеральным округом, туда войдут Калининградская, Псковская, Смоленская области. Соответственно, Белоруссия увеличится, но при этом станет федеральным округом. Как я понял, уже принято решение, что наши спецслужбы будут объединены в одну систему — КГБ Белоруссии и ФСБ России сольются, но МВД пока что будут разные.

А вопрос о рубле уже 15 лет муссируется. Еще в 2005 году Белоруссия должна была перейти на российский рубль. И что в итоге?… Но общий рубль — конечно, очень важный аспект. Потому что это будет шаг не только для Белоруссии, но и призыв для других государств Евразийского экономического союза по формированию единой денежной единицы.

Если Белоруссия примет российский рубль, то российский рубль будет в Казахстане, Киргизии, Армении, Таджикистане и т. д. Соответственно, Лукашенко сейчас все еще тянет с 31-й картой, все никак не может подписать, и истерит периодически, переходит на личности, одним дарит колбасу во время официальных встреч, другим не дарит. Все это было, но в дальнейшем Лукашенко все-таки видит себя главой единого парламента либо кем-то еще из очень высокого руководства, но всей страны, а не только Белорусского федерального округа.

Читайте окончание интервью:

Россияне не простят власти пенсионный грабеж 

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев