США отбросили фиговый листок демократии

Играют ли разбирательства и угроза импичмента на руку Трампу? Почему США перестали стесняться, прикрываться демократией и открыто объявляют о своих корыстных намерениях и амбициях?

Была ли перестрелка на Лубянке 19 декабря терактом? Связана ли она с "Прямой линией" президента? Насколько грамотно сработали спецслужбы?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал заведующий кафедрой политологии и социологии Российского экономического университета имени Плеханова, доктор политических наук, профессор Андрей Кошкин.

Читайте начало интервью:

"Прямая линия": журналисты перестали попрошайничать

Кому и зачем нужно продолжение конфликта в Донбассе

Войны под зеленым знаменем — не ислама, а экологии

Россия — Украина: как разрубить газовый узел

США волнуют меркантильные вопросы, а не безопасность Европы

США хотят рулить дальше, но другие — тоже

— Андрей Петрович, я говорила со знакомыми в США по поводу импичмента Трампа. Они говорят: ну что вы, какой импичмент? Это, наоборот, только добавляет ему очки, он гораздо популярнее становится…

— Да, и он в Twitter благодарит. Сначала у него процент немного снизился, а потом пошел вверх, причем именно во время разбирательства в палате представителей. После этого он стал благодарить американского избирателя за то, что он верит в него. И теперь он стал уже торопить палату представителей, говорит: давайте быстрее уже передавайте в сенат. Мы там разделаем под орех все ваши расследования. Посмотрим, чем закончатся расследования в сенате и голосование.

— Америка давит везде где только можно и нельзя. И тут они вдруг говорят: "Ах, боже мой, кто-то позвонил Зеленскому и что-то попросил". А когда Обама звонил Януковичу и говорил, что нельзя подавлять, применять силу против демонстрантов, это ни в коем случае не было давлением.

— Видите, Соединенные Штаты Америки четко дают понять всему миру: они являются нормой права, их действия есть норма права. Как они действуют, так и правильно, а кому они указали, что неправильно, значит, он нарушитель. Ведь это уже ясно видно, это просто в глаза бросается, потому что они сами этого уже совершенно не скрывают, даже демонстрируют.

— Ну это уже давно происходит, сейчас просто явно стало.

— Давно, но раньше это все было завуалировано под некие процедуры демократии, защиту прав и свобод. А теперь запросто президент говорит: а мы качаем нефть в Сирии. Наши военнослужащие охраняют именно вышки. Хватит уже воевать, мы победили ИГИЛ*. Сейчас мы просто качаем нефть. Вот и все. Мои солдаты там находятся. Открытым текстом.

— Но это уже отдельная тема.

— Да, конечно. А в двух словах: никакой демократии и ничего личного к Асаду. Просто бизнес такой.

— В день ФСБ случился теракт, пострадали люди...

— Да, один погиб и четверо ранено, гражданских. Меня настораживает информация матери о том, что он говорил на английском языке с арабами. Он же одно время находился на какой-то работе в посольстве Арабских Эмиратов, и вот якобы оттуда тянется некий след. Но это со слов матери, информация такая появилась в соцсетях.

О чем говорили, мать не знает, потому что говорили на английском языке, но утверждает, что говорил он с арабами. Отец его давно не видел, но при этом он сделал вывод тоже такой же интересный, что он почувствовал даже некий акцент человека, поэтому отец сказал тоже об арабском следе. Вот это настораживает.

Возможно, что он действительно стал в их руках марионеткой. И поэтому как марионетка он на себя же и возьмет ответственность, а может быть, проявится какая-то из террористических организаций. Но это покажет следствие. Насколько это реально, пока могут быть наши догадки, но здесь, мне кажется, имело место серьезное зомбирование, потому что отец говорил о некоем зомбировании.

— Хотя человек взрослый, ему 39 лет, в принципе это не Варвара Караулова, молоденькая студентка.

— Ну что же, Варвара Караулова или среднего возраста мужчина, кто-то еще — для вербовщиков нет в принципе возраста, они работают с разными людьми. Объектом их интереса может стать кто угодно. И в этом возрасте человек может поддаться серьезной обработке по каким-то причинам, мы ведь не знаем деталей.

Пока что мы этого не знаем. Но известно, что он вменяемый, занимался стрельбой три-четыре года, отцу сказал, что мечтает стать мастером спорта по стрельбе. То есть получается, что он сознательно готовился. Плюс такой арсенал дома ясно это подтверждает.

Это уже не просто любовь к оружию, а большое желание овладеть этим оружием если не в совершенстве, то на очень высоком уровне для каких-то определенных целей. Мы посмотрим, чем закончится расследование, не будем торопиться, но уже понятно, что, конечно, это серьезно.

И стрельба на Лубянке как раз в ночь перед празднованием Федеральной службой безопасности своего праздника, видимо, связана и с выступлением президента. Ведь сразу после выступления президента — такое весьма неприятное событие в центре Москвы, на Лубянке. Тогда уже и вопросы новые возникают.

— На самом деле мы живем в непростое время. Но все-таки мы живем в достаточно спокойной и благополучной стране — ходит транспорт, гуляют дети… Конечно же, вокруг нас есть много бойцов невидимого фронта, в том числе вербовщиков. И ФСБ, кстати, только недавно сообщало о 39 предотвращенных терактах.

— Вообще-то, слова самые добрые надо сказать этой службе. Ведь совсем недавно, мы помним, жители даже сами охраняли свои дома, боялись каждого пакета, а теперь, пожалуйста, мы уже и потеряли бдительность. И это заслуга, прежде всего, Федеральной службы безопасности.

Я хотел бы сказать еще и добрые слова и в адрес нашей полиции, сил ГИБДД — они тоже сразу же оперативно отреагировали. То есть все наши спецслужбы отреагировали, показали высочайшую оперативность.

* Организация, запрещенная в России.

Читайте окончание интервью:

На Западе многие считают Россию союзником 

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев