Россия - Украина: как разрубить газовый узел

Будет ли подписан транзитный договор с Украиной? Заплатит ли "Газпром" "Нафтогазу" три миллиарда, или будет взаимозачет? Улучшились ли отношения Москвы и Киева после избрания Зеленского президентом?…

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал заведующий кафедрой политологии и социологии Российского экономического университета имени Плеханова, доктор политических наук, профессор Андрей Кошкин.

Читайте начало интервью:

"Прямая линия": журналисты перестали попрошайничать

Кому и зачем нужно продолжение конфликта в Донбассе

Войны под зеленым знаменем — не ислама, а экологии

— Андрей Петрович, раньше Украина просто на ушах стояла из-за того, что договор по газу не подписан. Поэтому опять не понятно, будут ли поступления от транзита и газ для внутренних нужд, или не будут. Видимо, наступивший год будет теплее, чем предыдущий. И вроде бы договорились, но вопросы еще остались. Каково ваше мнение на этот счет?

— Очень тепло на пресс-конференции Владимир Путин отозвался о направлении трубопровода через Украину, выгодных для украинцев условиях и о том, что нам это дороже, но мы его не закрываем.

При этом, конечно же, я думаю, там был и остается один весьма проблемный вопрос. Мы предлагали на год, а они хотели сразу на десять лет все это продлить, то есть тем самым очень жестко привязать к своим желаниям действия наших структур. Но я думаю, будет заключен договор и урегулированы все вопросы, будут выдержаны интересы Украины и будут выдержаны коммерческие интересы "Газпрома".

— А почему "Газпром" судится с Украиной в Стокгольме и в Лондоне?

— Потому что это нейтральная территория.

— Вы считаете, что Стокгольм и Лондон — нейтральная территория?

— Хорошо, в реальности, действительно, не очень-то нейтральная. Но предложите тогда другую территорию.

— В Москве.

— Тогда и в Киеве. Нет, это, в общем-то, уже отработанная технология таких международных площадок, которые позволяют урегулировать споры. У них есть и авторитет, и опыт на сегодняшний день. Я думаю, что там будет определенная компенсация. Эти три миллиарда на два с половиной, на два и шесть, поэтому там есть определенный компромисс.

Мы вложили туда в облигации, они отсудили определенные деньги по транзиту, так что есть возможность взаимозачета. Все это является предметом серьезного обсуждения для принятия окончательного решения по заключению, на мой взгляд, достаточно выгодного контракта для всех.

— Но даже если выгодный контракт, опять-таки, "Газпром" должен выплатить "Нафтогазу" три миллиарда или как?

— Там мы вложили деньги в облигации Украины, и это признано. То есть тогда они должны вернуть их, поэтому тут идет взаимозачет. В принципе, должен состояться взаимозачет, но по этому пути пока украинская сторона упрямится идти.

— Это те три миллиарда, которые мы Украине еще при Януковиче дали?

— Да, Янукович еще тогда был, и мы доказали, что все это было нормально, законно. И они должны их вернуть.

— Нет, мы доказали, что это государственные обязательства. Но Украина много раз заявляла, что этот долг она платить не будет, потому что вроде как этих денег и не видела.

— А ей как раз ясно сказали во всех инстанциях: платить надо, все было по правилам. И вот сейчас как раз этот процесс, похоже, идет к завершению.

— Ну, посмотрим.

— Да. Теперь будем смотреть, как идет выяснение точек соприкосновения, как сбалансировать эти долги, чтобы после этого подписать новый контракт.

— Все-таки теперь с относительно новым президентом, наверное, стало хоть немного получше, хотя бы о чем-то можно говорить и иногда более-менее здравые ответы услышать. Ведь если вспомнить Порошенко, то он, может быть, и не был на самом деле таким ужасным фатальным русофобом, как он это демонстрировал. Видимо, он перед хозяевами все это демонстрировал?

— Нам от этого не легче.

— Конечно, потому что делал все возможное против своего народа, включая разрушительный томос, только чтобы напакостить России. Он очень исправно выполнял все эти задачи. А что вы скажете все-таки о Зеленском, насколько он смог что-то изменить, повлиять на отношения между Россией и Украиной?

— Прежде всего, конечно, он покончил с Петром Порошенко. Да, это для Украины был тяжеловес, он где-то лет двадцать постоянно находился в высших органах государства.

— Он же и министром был там.

— Да, он был в государственных органах власти, затем победил, стал первым, кто победил сразу же в первом туре. И он очень активно взялся что-то делать, но встал на рельсы русофобии, потому что понял, по-другому никак свои вопросы не решить. Поэтому он раскручивал этот молот, как мог. Даже чрезвычайное военное положение он ввел, то есть беспредел творил полнейший.

— Он вытворял какие-то немыслимые вещи.

— А теперь Зеленский, извините, как чертик из табакерки выскочил. Никто даже не предполагал, а он срубил этого тяжеловеса влегкую. Более 70 процентов — это же такой кредит доверия!

— Все карты были у него на руках.

— Да, и мы оцениваем это все, и есть желание, есть стремление наладить отношения. Но есть ли у него опыт и силы это все сделать? Мы говорим о потеплении. Мы надеемся даже больше, чем говорим, что будут движения навстречу. Но многое будет зависеть как раз от Зеленского.

А второе — все-таки меняется геополитическая конфигурация на европейском континенте. И это тоже повлияет серьезно на выбор Зеленским вектора развития внешней траектории отношений, в том числе, и с Россией.

Читайте продолжение интервью:

США волнуют меркантильные вопросы, а не безопасность Европы

США хотят рулить дальше, но другие — тоже

США отбросили фиговый листок демократии

На Западе многие считают Россию союзником

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев