Луганчане ничего хорошего от "нормандской встречи" не ждут

Саммит в "нормандском формате" запланирован на 9 декабря в Париже. Ждет ли Луганск возвращения на Украину? Советуется ли Кремль с руководством ЛНР в вопросах переговоров с Киевом? Хочет ли Владимир Зеленский мира в Донбассе или луганчан ждет геноцид?


Допустит ли Путин геноцид русских в Донбассе

Какой итог встречи в "нормандском формате" был бы положительным для Донбасса, "Правде.Ру" рассказал доцент Луганского государственного университета имени Даля, кандидат исторических наук, луганчанин Юлий Федоровский.

— Юлий Рудольфович, какое настроение у луганчан в преддверии встречи в "нормандском формате"? Что вы ожидаете от этой встречи?

— Настроения в Луганске преимущественно скептические. После пятилетнего затяжного и нудного минского процесса от очередной порции международных переговоров, честно говоря, ничего особенно прорывного люди не ожидают. К тому же народ опасается, что этот прорыв может быть в негативном для нас значении.

— Какой сценарий для вас самый негативный?

— Для нас самый негативный сценарий — тот, который старательно продавливает киевское правительство господина Зеленского. То есть возвращение в состав так называемой Украины без каких-либо условий, без федерализации, без особого статуса, закрепленного Конституцией, исключительно на украинских условиях. Тогда сюда вернутся украинские силовики, всякие украинские парни, включая тех фашистов, которые совершили Майдан. Напоминаю, что в ЛНР еще в 2014 году все майданные партии были объявлены официально вне закона.

По украинскому же мнению, они должны вернуться и на равных принять участие в грядущих местных выборах. Получается, что эти фашисты, которые развязали войну, будут здесь выдвигать свои кандидатуры и надеяться на то, что за них кто-то проголосует и будет поддерживать государственный аппарат так называемой Украины. На это никто из наших не согласится.

— Россия все же настаивает на Минских соглашениях, на их имплементации. И Лавров сказал, что Путин будет призывать в Париже Зеленского к прямому диалогу с народными республиками. Это, наверное, верное решение. Как вы считаете, пойдет ли Киев на прямой диалог?

— Сильно в этом сомневаюсь. То, что Россия в лице Путина настаивает на дословном выполнении всех минских договоренностей, — это вполне понятно. В идеале, если эти соглашения будут выполнены, Донбасс в составе Украины приобретет необычайно высокую степень самоуправления. Это фактически будет автономия внутри Украины.

Но напоминаю, что все пять лет, прошедших после подписания первых Минских соглашений, украинская сторона постоянно их старательно срывала, торпедировала и саботировала выполнение даже малейших, самых легких условий. Даже для того, чтобы развести в трех местах вооруженные силы на один километр, понадобилось дополнительно придумывать формулу Штайнмайера.

Но и после этого еще неоднократно процесс срывался, господин Кучма отказывался подписываться. Хотя министр иностранных дел Украины Пристайко говорил, что мы согласились и подписали. То есть ради такой даже крохотной подвижки, как разведение войск на один километр, понадобилось несколько месяцев напряжения всех сил.

И то это было достигнуто только потому, что господину Зеленскому, для того чтобы хоть как-то подкрепить свой авторитет как президента Украины, нужно было продемонстрировать хоть какие-то подвижки, какие-то успехи, чтобы заявлять на международной арене, что вот мы добились того-то и того-то.

И только поэтому Зеленскому удалось переломить с большой натугой, скрипя зубами, выходя на прямой конфликт с нацистами, которые в Золотом устроили известную историю, продавить такую небольшую уступку. А это ведь только один пункт из 20 пунктов минских договоренностей. И то с таким трудом он смог его провести.

То есть даже если до конца этого года и будут какие-то еще подвижки, то совсем небольшие. Сейчас озвучена была такая мысль, что вроде пройдет еще один обмен пленными до конца этого года. Но даже если он пройдет, это все равно будет частность. В общем плане, к сожалению, господин Зеленский продолжает политику Порошенко, фактически отказывается выполнять Минские соглашения в полном объеме.

Тот самый закон "Об особом статусе" должны были ввести еще в 2015 году. Порошенко его три года срывал. Теперь Зеленский то же самое говорит, что надо внести туда дополнительные пункты, надо вычеркнуть какие-то старые пункты. Причем, напоминаю, этот закон заканчивает свое действие 31 декабря. Жить осталось этому закону месяц. Но даже в таких условиях его хотят переписать, изменить условия.

Под это и будут Россию прогибать на саммите. В принципе, этот саммит в первую очередь нужен Украине. А российское правительство, насколько мне известно, особенно и не торопилось проводить данное мероприятие, заранее зная, какие там будут расклады с западной стороны. То есть украинские претензии, подкрепленные другими участниками процесса — Англией и Францией.

— Скажите, а Москва с вами советуется? Владислав Сурков у вас гостил недавно. Москва как-то налаживает обратную связь? Ведь в любом случае понятно, что все зависит от человека, который там в окопах сидит.

— Это совершенно правильно. Но дело в том, вопрос немножко не по адресу. Я же не глава ЛНР. Я не могу сказать, как Москва налаживает свои взаимоотношения с правительствами республик. Я могу видеть как рядовой гражданин, что настроения уже давным-давно в республиках достаточно определенные: наша перспектива — только в России. Те, которые хотели бы вернуться на Украину, составляют ничтожное меньшинство.

Хотя украинские соцопросы якобы свидетельствуют о том, что здесь много людей, желающих вернуться на Украину. Я не знаю, кто сочинил на Украине эти опросы, но это совершенно нереально. У нас в ЛНР, например, действует местная социологическая служба. Проценко ее возглавляет. И по ее цифровым раскладам совершенно другая ситуация: подавляющее большинство населения республик настроено на интеграцию в Россию.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев