Американцы никогда не поймут иранских ценностей

Почему Иран выдержит санкционное и любое другое давление? Почему эта страна особенная? Почему для иранцев так важны духовные ценности? Почему Иран на самом деле против ядерного оружия? Почему Иран никогда не ляжет под США? Почему американцы никогда не поймут иранцев?


Иран протестует. Распад страны неминуем?

Об этом "Правде.Ру" рассказал генеральный директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров.

Читайте начало интервью:

Зачем правительство Ирана повысило цены на бензин

Беспорядки в Иране инспирированы Западом

Иран — а были ли протесты?…

Как Россия и Иран Каспий напополам делили 

Санкции гнетут, но Иран держится

Иран спасают вера и надежда

— Раджаб Саттарович, вы считаете, что несмотря ни на что Иран все-таки выдержит санкционное и прочее давление. И прежде всего в этом важен идеологический базис — большая религиозность и особое отношение к Всевышнему. Что еще?

— Второй момент — у них уникальный институт семьи. Они вместе постоянно. Иранские семьи сплочены как никто на самом деле. Для любого иранца один звонок в день родителям и брату или сестре — это просто необходимость. Обязательно надо в течение одной минуты или 30 секунд услышать голос близкого человека. Для иранца также обязательно в течение недели встретиться, поужинать или пообедать — это тоже необходимость.

Если одна неделя прошла, не встретились, это вообще не порядок, это ужасно, это из ряда вон выходящее. Это объединяет людей. Когда они вместе, то делятся своими проблемами, объединяют свои возможности, поэтому трудности переносятся легче. Ведь когда даже обговоришь эти трудности, уже становится легче, а они реально помогают друг другу.

Третье. У них есть очень мощные энергетические ресурсы, которые, собственно говоря, всегда ликвидные. Поэтому у них всегда какой-то минимум финансовых потоков всегда присутствует, чтобы хватило хотя бы на минимальное, самое нужное. То есть никогда они голодными не останутся, поскольку нефть и газ, нефтехимия и многие другие вещи, которые там есть, другим государствам, как ни крути, необходимы.

И четвертый есть момент. Это институт духовного лидера. Духовный лидер — это не какое-то авторитарное руководство, какой-нибудь деспот, который сидит и железной рукой управляет. Нет. Он мыслитель. И большинство иранцев воспринимает его как родного отца, потому что из его уст исходит мудрость веков, мудрость жизни и отеческая забота о любом иранце.

Этот духовный лидер Ирана постоянно в зоне их внимания. Они следят, как он живет, что говорит, какой образ жизни ведет. У них даже в мыслях не может возникнуть малейшего подозрения, что этот человек может иметь какие-то свои корыстные интересы, пользуется своим положением, делает что-то плохое. Он стоит гораздо выше всего этого.

И все на него взирают как на представителя высшей силы, от него исходят мудрость и надежда. И поэтому это на самом деле согревает их души. Имея такого руководителя, они уверенно говорят, что мы рано или поздно победим, устоим перед всеми трудностями, потому что наше дело правое, поскольку мы никому не мешаем, никому не угрожаем.

— К во всему этому еще бы пятый фактор добавить — ядерная бомба. Все-таки с ней было бы гораздо спокойнее Ирану. Способен Иран ее сделать?

— Согласен, что если бы у Ирана была бы ядерная бомба, ядерное оружие, ему было бы гораздо проще.

— Сейчас Иран возобновил исследования по обогащению урана. Если они сделают и испытают ядерное оружие, отвяжутся от них?

— Сложно сказать. На самом деле военная доктрина Исламской республики не предполагает доступа и наличие ядерного оружия, это официальная позиция. Духовенство и высшее руководство страны считают, что обладание ядерным оружием уже является серьезным большим грехом.

И даже была издана специальная фетва, чтобы на самом деле не развивать исследования в направлении создания ядерных технологий военного назначения. Поэтому на самом деле Иран не развивает технологии, которые привели бы к созданию ядерного оружия. Более того, он выступает за то, чтобы весь Ближний Восток был зоной, свободной от ядерного оружия, призывает к этому и готов подписать это соглашение.

Но Иран обладает всей цепочкой разработки ядерных технологий и имеет возможности обогащать уран до 20 процентов. Это означает, что эта страна уже способна создать ядерное оружие, поскольку просто технически банально можно это развивать, обогащать до 96 или 99 процентов, и тогда достигаешь оружейного уровня. Инфраструктура под это у Ирана имеется.

Но есть политические моменты, есть идейные моменты, которые не позволяют этой стране обладать ядерным оружием, поскольку на самом деле это запрещено. Поэтому даже ученые Ирана об этом не думают. Это не лозунг, не бравада какая-то, не какие-то формальные изложения. Я с очень многими действующими политиками общаюсь, все они говорят об этом. Наличие ядерного оружия в данной ситуации это больше проблема, чем решение вопроса. И ни одна страна, обладая ядерным оружием, не решила какую-либо свою серьезную задачу.

Обычно приводят в пример Северную Корею, говорят, что именно поэтому ее не трогают и боятся. Но по большому счету с Северной Кореи нечего брать пример, не так уж важное государство с точки зрения геополитики и возможностей эта страна. А если на самом деле ставить целью сменить политический режим в той или иной стране, можно это сделать и без ядерного оружия.

Я абсолютно уверен, что если бы Иран просто подмигнул в сторону США, то они бы пошли навстречу и триллион долларов бы дали на сотрудничество или что-то еще в этом роде. Но ведь американцы ни одного доллара просто так не тратят. Если они потратят один доллар, то за этот доллар хотят получить 100 долларов. И вот это расположение, лояльность американцев будут пропорциональны потере суверенитета.

Суверенитет и независимость, свои традиции и обычаи, понимание сути жизни — вот это для иранского руководства и всех иранцев очень ценное. Они это не обменяют ни на что. Если часть суверенитета они согласились бы потерять, договориться о каких-то компенсационных моментах, то вся ядерная технология Америки была бы там. Страна развивалась бы вообще мощно, все на свете было бы, но тогда не было бы независимости, суверенитета, иранской идентичности. А эти ценности для них гораздо важнее, чем банальные прагматичные, меркантильные интересы.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев