Международные экологи мутировали в предпринимателей

Как международная экология связана с транснациональными корпорациями и правительствами западных стран? Для чего нужна разветвленная неформальная система из частных фондов, государственных чиновников, международных неправительственных организаций, академических институтов и университетов и "зеленого бизнеса"? Почему двойные стандарты превратились в modus operandi глобальных экологов? В чем состоит тайна гитлеровской подводной лодки U-864?


От Шиеса до Греты Тунберг: экология как политика

Эти вопросы в видеостудии "Правды.Ру" обсудили руководитель центра экологического мониторинга "Помор" Тимофей Суровцев и главный редактор ИА "BarentsNews" Василий Борисов.

Читайте начало интервью:

Как экология встроена в политику и бизнес

Потепление — не в природе, а в головах

Шиес: от экологии до поморской нации

Норвегия: экологические разрывы королевства

— К сожалению, уже давно международное экологическое движение (особенно самые известные и раскрученные организации) срослось с большим бизнесом и служит интересам транснациональных корпораций. Что вы думаете об этом климатико-промышленном комплексе?

Тимофей Суровцев: Да, сейчас это не редкость, я абсолютно согласен. Экологи на Западе служат промышленным корпорациям, у них там это более четко выражено. Но я хочу сказать о Северном регионе, об Арктике. Я считаю, что мы очень мало внимания, безобразно мало, уделяем экологии региона, потому что регион очень сложный.

Если брать Баренц-регион, или так называемый Евроарктический, в нем присутствуют четыре страны. Это в некотором отношении уникальный образчик сотрудничества, которое на уровне науки, гуманитарном уровне очень хорошо осуществляется. В то же время наше государство все-таки недостаточно внимания обращает не только на собственно экологию, но и на пропаганду, что дает возможность спекуляции на каких-то проблемах.

— Как вообще связана экология и глобальная конкуренция между странами за природные ресурсы?

Василий Борисов: "Гринпис" протестует против норвежской добычи нефти в Северном и Баренцевом морях, против горно-перерабатывающих заводов в Мурманской области. Они даже предлагали для наших предприятий определенные технологии. Я лично как журналист спрашивал: "Вы эти технологии опробовали на своих предприятиях? Вы на чем основываетесь? Вы применяли их?" Они говорят: "Нет". Поэтому я вижу, что каждая страна использует те или иные экологические структуры в своих целях.

— То есть у них, можно сказать, произошла моральная деградация экологических организаций. Они стали боевыми экологами глобального бизнеса.

В.Б.: Крупные организации — да. Но есть, например, экологи, которые протестуют в Норвегии против рыбных ферм, где уже миллиарды генно-модифицированных лососей. Там мутация от химии, которой их просто глушат, потому что много паразитов в таких скоплениях лососей, и антибиотиками их лечат от болезней. Они там уже мутируют просто сами по себе, неконтролируемо.

И вся эта зараза идет в окрестные воды, по всему Мировому океану. Поэтому местные экологи-энтузиасты, не государственные или аффилированные с бизнесом, пытаются бороться против этого. Но они считаются там фриками. Люди, которые борются, например, против ветроэнергетики в Норвегии, тоже считаются фриками.

Но ветроэнергетика хороша, когда у тебя равнина, есть постоянные ветра, но больше никаких ресурсов рядом нет. А когда ты в горах, у тебя нет дорог, чтобы построить ветроэлектростанцию, то сначала нужно срубить лес, проложить дорогу и еще много чего наворотить. Экологический вред от ветроустановки в несколько раз больше, чем та чистая электроэнергия, которая вырабатывается.

— Получается, что двойные стандарты становятся, по латыни говоря, modus operandi, средством, способом самого существования международных экологических организаций.

В.Б.: И все это помножено на огромное количество коммуникаций.

Т.С.: Всегда существовали эти двойные стандарты. Но сегодня они вдвойне опасны, потому что приобретают форму агрессии. И поэтому хаос только усиливается. Наше сообщество не избаловано, не обласкано миллионными грантами, как западные экологи. Та же "Беллона", например, получает сотни миллионов долларов и крон ежегодно для осуществления своей деятельности. Нашим экологам, конечно, такая государственная и финансовая поддержка просто не снилась.

— У нас ведь тоже огромные деньги тратятся на экологию.

Т.С.: Может быть, и тратятся, но они уходят непонятно куда. Настоящие экологи их не видят. И улучшения ситуации пока не наблюдается.

В.Б.: Бюджет "Гринписа", Международного фонда защиты дикой природы, составляют, помимо государственных, частные деньги. Эти частные деньги означают серьезные коммуникационные кампании, которые эти фонды должны вести. Эти кампании должны быть громкие, чтобы привлекать внимание людей к их программам. Без этого не получается эффекта. Поэтому я и говорю, что любая экологическая политика, хаотичная, помноженная на коммуникации и целенаправленные кампании, создает еще больший хаос.

— А что это за зловещая история с тайной гитлеровской подводной лодки U-864?

В.Б.: Это вполне реальная история. В 45-м году британцы потопили немецкую подводную лодку, которая шла из Норвегии, где были предприятия по обогащению урана и добыче ртути. В Германии не было этих ресурсов, и поэтому они из Норвегии вывозили на подводной лодке это стратегическое сырье. Но ее потопила английская подводная лодка в процессе дуэли, и эта германская субмарина лежит там на дне до сего дня.

Лодка затонула не так уж глубоко. Там метров сто тридцать. Но о ней благополучно все забыли. Недавно ее нашли и оказалось, что в ней этот груз лежит до сих пор. Проблема в том, что ее сейчас норвежцы хотят засыпать щебнем и песком. Но как при этом поведет себя конструкция лодки, нельзя предсказать. Это говорят норвежские экологи. Курт Оддекальв устраивал погружение туда своего аппарата и начал бить тревогу год назад.

Что может произойти с этой конструкцией, не понятно. Поэтому норвежцы-экологи обращаются к российскому правительству, у которого есть технологии подъема больших подводных объектов, чтобы помочь норвежскому правительству поднять эту лодку. А если они сделают из нее могильник, то он в любой момент может спровоцировать реально страшную катастрофу.

Читайте продолжение интервью:

Диалога общества и власти по экологии в России нет

Экология: есть мифы, будут и чудовища 

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев