Нормандский формат: Донбасс выставлен на аукцион

Почему Россия не подтверждает встречу в нормандском формате на 9 декабря? Какие цели у сторон этого формата? Почему Киев не хочет проводить особый статус ДНР и ЛНР в составе Украины через Конституцию? Если представить, что процесс реинтеграции будет запущен, то не пойдет ли он по пути физического уничтожения населения Донбасса? Кто и как будет это гарантировать?


Что принесет ЛДНР реинтеграция в Украину

Об этом "Правде.Ру" рассказал украинский политик, депутат Верховной рады четырех созывов, спикер парламента Новороссии Олег Царев.

— Олег, вроде бы приближается встреча в нормандском формате. Россия хотя и не подтвердила конкретную дату, но сказала, что в конце года эта встреча состоится. Она давно готовится под нажимом Украины. Россия не очень хочет этой встречи. Европа вроде бы за, но не очень. С вашей точки зрения, какие цели преследуют стороны при реализации данного формата?

— Во-первых, вы правильно сказали, что Украина сейчас заинтересована в этой встрече больше, чем Россия. У России есть четкая позиция, есть подписанное соглашение. И Россия настаивает на выполнении этих соглашений. Украине встреча эта нужна для того, чтобы попытаться пересмотреть условия Минских соглашений. Именно поэтому Владимир Владимирович Путин настаивает, чтобы резолюция была предварительно согласована.

Меркель, Макрон, Зеленский назначили дату встречи до того, как она была согласована с Россией. Это фактически ультиматум России: разведение произошло, давайте встречаться без всяких дополнительных условий.

Надо сказать, что Владимир Владимирович Путин один из немногих, чье присутствие на этой встрече действительно очень важно. И внутри российской партии власти он один из тех, кто жестко выступает за соблюдение Украиной всех требований, прописанных в Минских соглашениях. И сейчас у России сложная ситуация. Путин понимает, что на него будут давить, будут говорить: посмотрите, у Зеленского сложная ситуация, давайте где-то как-то смягчим, где-то на что-то закроем глаза…

А Путин понимает, если он на что-то закроет глаза (и закрыть-то глаза можно, может быть, и санкции снимут), то жители Донбасса потом могут оказаться в очень сложной ситуации. Единственное, что может их защитить при присоединении к Украине, — это скрупулезное выполнение Минских соглашений. Мы помним, как тяжело они подписывались, как лидеры сидели всю ночь, текст тоже был не согласован тогда с Петром Порошенко.

Хоть Путина убедили в том, что он едет просто подписать соглашение, а им пришлось всю ночь сидеть, выписывать эти соглашения. Минские соглашения и так были компромиссом со стороны России. Если с каждой встречей Россия должна будет отступать от своих позиций, то чем больше будет встреч, тем больше отступлений. Отступать уже дальше некуда.

— А чего конкретно хочет Зеленский? Он хочет пересмотра каких-то пунктов Минских соглашений, очередности их выполнения? Там же сначала статус республикам, амнистия, а потом контроль над границей. Он хочет сделать наоборот? Только в этом проблема или что-то еще есть?

— Есть два пункта, которые чрезвычайно волнуют Зеленского. Первый — он хочет получить контроль над границей. Но это вряд ли возможно. Здесь Россия стоит жестко. Второй пункт — Зеленский говорит: хорошо, давайте сделаем так, чтобы выполнение Минских соглашений не выглядело как поражение Украины и мое лично.

Поверьте, для политика неважно, что происходит на самом деле. Главное, как это воспринимается общественностью. Выполнение Зеленским Минских соглашений, подписанных Порошенко, будет выглядеть, как проигрыш Зеленского. А он не хочет проигрыша.

Поэтому он предлагает такую формулу: давайте мы предоставим им статус не в рамках изменения в Конституцию, а в рамках децентрализации полномочий всем регионам, в том числе Донбассу. И тогда это будет выглядеть так, как будто Украина забирает Донбасс, но не идет ни на шаг на уступку республикам и Москве.

И есть еще третий вопрос, который Владимир Путин хочет поднять на этой встрече, это вопрос поставок газа в Европу. Потому что ситуация зашла в тупик, ситуация грозит энергетической катастрофой для ряда регионов: Приднестровью, например, Балканам. "Северный поток", уже понятно, что не успеет заработать. "Южный поток" не дает нужных объемов.

И этот вопрос надо решать политически, потому что так, как его пытается решить Украина, затягивая переговорный процесс, выставляя иски, очевидно, что в короткое время до Нового года вопрос не решится. Поэтому надо собираться и решать это политическим лидерам Европы.

Читайте продолжение интервью:

Олег Царев о главных условиях реинтеграции Донбасса на Украину

"Формула Штайнмайера" легитимизирует ЛДНР 

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев