Мирового заговора нет, мировые заговорщики есть

Кто управляет, если управляет, миром? Есть ли мировое правительство? Какое оно? Каковы его цели? И если все это так, то почему на Земле такой кавардак? Что и почему происходит с мировой и нашей экономикой? 


"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Михаилом Делягиным

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал экономист, доктор экономических наук, главный редактор журнала "Свободная мысль" Михаил Делягин.

Читайте начало интервью:

Михаил Делягин: "Все дружно забыли о росте экономики"

Почему правительство игнорирует президента

Мнение: только в России не занимаются этническими чистками

Кому выгодно замещать русских мигрантами

Михаил Делягин: испорченное реформаторами-приватизаторами можно исправить

— Михаил Геннадьевич, как вы относитесь к теории заговора? Ведь много таких историй, пытаются понять, кто же управляет миром.

— Миром никто не управляет. Позволю себе процитировать одного из настоящих академиков РАН. Не из нынешних, а из настоящих. Понимаете, если б было где-нибудь мировое правительство, его офис легко было бы обнаружить по очереди желающих занести туда бомбу. Мир устроен довольно сложно. Это не равновесная система.

Есть так называемое ядро экономики. Это доказали швейцарские ученые. Они математики и биологи, поэтому сдуру применили навыки популяционного, так сказать, вычисления к фирмам. Они обнаружили там ядро из 147 корпораций, которым принадлежит 80 процентов мировой экономики. И даже потом еще более сузили это ядро. Даже это ядро неравновесное. Сейчас происходит вторжение китайского бизнеса в глобальный управляющий класс и т. д.

— То есть все-таки это ядро из 147…

— Это не структура. Это совокупность социальных вихрей. Другое дело, что совокупность социальных вихрей в достаточно ограниченной элите.

— Но ведь все равно эти люди, которые имеют отношение, и руководят, и владеют этими глобальными корпорациями, они заинтересованы в каких-то законах, в государственной поддержке, в создании нужных им трендов, сценария развития. То есть они заинтересованы в том, чтобы направлять движение, инициировать события, лоббировать некие важные для себя решения…

— Безусловно, поэтому у нас либерализм и восторжествовал, потому что еще началась с начала 70-х годов подготовка к либеральной контрреволюции, свертыванию демократии. В конце 70-х она началась победой сначала Тэтчер, потом Рейгана. Потом эта либеральная контрреволюция, основанная на финансовых спекуляциях, раздавила в итоге весь мир.

Сейчас она заканчивается, потому что нельзя долго жить за счет спекуляций, а они разваливают мировую экономику. Мы сейчас стоим на пороге срыва мировой экономики в глобальную депрессию. То есть глобальные рынки будут распадаться на макрорегионы. И если мы сможем создать свой макрорегион, то выживем. Не сможем — не выживем.

— А как вы относитесь к Трампу? Скоро начнется официально, а фактически уже идет его вторая избирательная кампания. Трамп продолжает говорить (и, похоже, искренне, сам в это верит), что "мы сделаем Америку снова великой" и т. д. Ведь и так же весь мир давно платит Америке за их надутый доллар. США всех обдирают, но все равно разваливаются.

— Так.

— И Трамп хочет вернуть все производства в Америку, обратно все увезти, в первую очередь из Китая…

— К вопросу о неоднородности. Мы все смотрим: во, Америка! На самом деле даже на уровне элит существуют две Америки. Первая Америка — это зона базирования спекулятивного капитала, когда глобальная финансовая корпорация относится к обычному американцу примерно так же, как она относится к обычному россиянину — биомасса, подлежащая переработке.

Вот поэтому у американцев уже третий год снижается средняя продолжительность жизни мужчин. Она остается высокой, но снижается четвертый уже год. Вот поэтому у них расцветает эпидемия смертей от апиоидов и т. д. И финансистам на это наплевать.

А есть другая Америка, которая хочет производить. И вот конфликт между финансовым, спекулятивным и производственным, реальным капиталом — вековечный. Как только возникло производство, этот конфликт возник сразу. Сейчас производители начинают побеждать спекулянтов, которые зарвались, заигрались и разрушили основу своего доминирования.

И Трамп является выразителем этой тенденции, так же как, кстати, и Путин является выразителем этой тенденции. Просто Трамп понимает, что он говорит прозой, а у нас это понимают не все. Трамп действует осмысленно, а у нас действуют в значительной степени инстинктивно. Но если либеральную контрреволюцию элит начала Тэтчер, то обратное — революцию, так сказать, патриотов — начал Путин.

Просто связь патриотизма с производством у нас неосознанна, поэтому наш патриотизм висит в воздухе, понимаете. Он, как вампир Варенуха, подпрыгивает и зависает, задерживаясь в воздухе. Вот и наш патриотизм примерно так же не имеет прочной бизнес-опоры.

— Да уж, что и говорить про производство… У нас такое огромное количество предприятий закрыто.

— Массово и планово это началось, когда мы присоединились к ВТО. Факт присоединения к ВТО — это факт уничтожения российского производства как такового. Если вы посмотрите на крупные проекты, которыми мы так гордимся, то это проекты двух сортов. Или это проекты, обеспечивающие экспорт сырья в том или ином виде, или это проекты, обеспечивающие, так сказать, улучшение имиджа, скажем политкорректно. Одно из двух. Третьего нет, его не дано.

Были и есть лишь отдельные примеры… Безусловно, есть исключения, как и в любом правиле. Наши нефтяники умудрились осуществить глубокую модернизацию нефтеперерабатывающих заводов. Но чтобы они не выпендривались, правительство приняло так называемый налоговый маневр и сделало всю нефтепереработку в России убыточной. В этом году это уже происходит. То есть эти люди настолько эффективны, что они даже производство водки смогут сделать убыточным, если им дать свободу действий, а такая свобода у них есть.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев