Украина - красная черта для НАТО

Какие "красные линии" нарисовала Москва НАТО в отношении Украины? Несмотря на юбилейно-показательный визит Йенса Столтенберга в Одессу членство в НАТО Украине не угрожает по многим причинам. Более того, альянс перебрасывает силы с Черноморского региона в Балтийский. Ведь именно здесь, по их мнению, мы скоро нападем на Европу.


Чем ответит Россия на членство Украины в НАТО

Об этом "Правде.Ру" рассказал эксперт Российского института стратегических исследований Сергей Ермаков.

Читайте начало интервью:

НАТО не до Украины — быть бы живу

Что мешает НАТО в Черном море

Психические атаки НАТО на Россию доведут его до дурдома

Почему НАТО переходит с Черноморья на Балтику?

— Сергей Михайлович, Запад постоянно мучается вопросом, когда же русские нападут и где. Только в последнее время, как вы сказали, там было проведено более двух десятков тщательных исследований крупными аналитическими центрами. Что выяснили?

— Объявили, что Россия сначала нападет на Прибалтику. Этот пресловутый коридор возле города Сувалки, с Калининграда Россия вместе с Белоруссией возьмет в клещи всю эту Прибалтику, в течение двух дней мы ее просто захватим, покорим. И вокруг этого сейчас там снова пошли и строятся в основном на этом все эти традиционные страшилки о российской угрозе.

Этим они действуют на нервы. Здесь показательна четкая солидарность Польши и стран Балтии. Все они в такой единой позиции, не споря между собой, а только постоянно повторяя друг за другом, планомерно уже в течение нескольких лет продавливают этот тезис, рассчитывая на НАТО, желая получить помощь от союзников, чтобы к ним еще направили войска.

На каждом саммите альянса всегда встает этот вопрос, они всегда говорят, что требуются дополнительные контингенты. Собственно, мы это видим и по натовским решениям, там принята программа так называемого расширенного передового присутствия стран — членов альянса на севере Европы, есть четыре боевые тактические группы, которыми руководят Германия, Англия, Франция и Соединенные Штаты Америки.

Путем постоянной ротации там увеличивается воинский контингент, накапливаются вооружения, в том числе и складские запасы, туда перебрасываются силы с юга. По этому региону НАТО приняло решение только о так называемом адаптированном передовом присутствии, учитывая, что и между Румынией, Болгарией и Турцией отношения не всегда такие солидарные, не всегда выражают общую политику в отношении того, каким им видится перспектива.

Здесь можно вспомнить о том, что инициатива, которая была выдвинута НАТО в 2016 году, о том, чтобы в Черном море создать такой постоянный военно-морской контингент, была просто заблокирована Болгарией, которая сказала: нет, не надо нам здесь зон повышенной напряженности и конфликтности создавать, надо все-таки с Россией как-то договариваться, учитывая, что есть и общие экономические интересы, в том числе и в области энергетики.

— А есть у российского руководства какие-то красные линии в отношении деятельности НАТО? Вот на той же Украине есть такие рубежи, которые НАТО боится перейти? Столтенберг же сказал, что это наше, а не ваше дело, российское, примем мы Украину в члены НАТО или нет. Все-таки этот прием Украины в члены НАТО — красная черта или мы и это проглотим и никаких действий не будет в ответ?

— На самом деле, мы эти линии обозначили и четко говорили о них. Понимаете, у России с НАТО в новейшей истории складывались достаточно непростые отношения. Надо понимать, что такой конфронтационный период — это выбор Брюсселя, это не выбор Москвы. Мы как раз говорили о том, что нам где-то надо и взаимодействовать.

И, кстати, оказывали содействие этому же альянсу в антитеррористической операции в Афганистане, вообще в целом говорили о том, что надо взаимодействовать и в борьбе с пиратством, и с международным терроризмом. И были всевозможные операции типа Active Endeavour, когда совместно мы патрулировали военно-морскими группировками в Средиземном море.

Но вот такая позиция НАТО, что все-таки Россия — это потенциальный противник, как раз и свела на нет все эти усилия, в том числе и серьезные дипломатические прорывы, которые тогда были достигнуты. И сейчас мы находимся в той ситуации, когда между нами отношения, мягко говоря, холодные. Они не перешли еще к той черте, когда уже идет прямая конфронтация, но уже близко даже к этому.

— На Западе все-таки понимают, что прием Украины в НАТО — это красная черта?

— Конечно, понимают.

— А как мы можем ответить? Вот если они все-таки примут Украину в НАТО, пусть не сейчас, а лет через пять-десять, что тогда будет делать российское руководство? В любом случае соперничество между Западом и Россией всегда было и останется, мы сейчас это хорошо понимаем. Какое оно будет? Вот в чем вопрос. Что мы можем на это ответить, чем, как?

— Мы можем ответить политическими методами, дипломатическими, информационными и, в том числе, военными. И здесь нужно понимать — это вопрос ответственности, потому что если альянс принимает в свои члены какую-либо страну, он несет полную ответственность за ее безопасность. Это принцип НАТО, пятая статья, которая у них записана, красивый мушкетерский принцип "один за всех, а все за одного".

И учитывая такую жесткую позицию России (а в Брюсселе прекрасно понимают, что для них это и есть красная линия), вопрос о приеме Украины всерьез не стоит. Даже если исключить внутренний вооруженный конфликт, они просто физически не могут такую страну, как Украина, действительно обезопасить и дать гарантии ее безопасности.

Это потребовало бы напряжения всех сил и средств стран — членов блока, а там стран очень много, у всех есть свои национальные интересы. И, скажем, той же Португалии, Испании перебрасывать туда свои воинские контингенты в случае серьезной конфронтации нет никакого резона. Все это удерживает НАТО от приема Украины. То же самое относится и к Грузии.

Читайте окончание интервью:

Эксперт: "Никто не хочет скатываться к Армагеддону"

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев