Как Зеленский выстраивает вертикаль власти

Украина и Россия много теряют от отсутствия нормальных экономических связей. Но уже в силу географических причин они все равно будут вынуждены сотрудничать. Почему Украина воюет против народа Донбасса, а агрессором украинцы считают Россию, причем чем дальше, тем таких больше?


А если Россия устроит Украине блокаду?

На самом ли деле Зеленский — слабый президент? Или просто он хороший актер и этой ролью отвлекает внимание от выстраивания вертикали власти? Повторит ли Коломойский судьбу Березовского?

Об этом "Правде.Ру" рассказал президент Украинского аналитического центра, экономист Александр Охрименко.

Читайте начало интервью:

Мир в Донбассе нужен населению, политикам — нет

Война в Донбассе: шоу продолжается

Мнение: политикам Украины без Донбасса заняться нечем

Применимы ли мировые практики для решения конфликта в Донбассе

Кипрский сценарий на Украине — реально ли?

Кого кормит война в Донбассе

Мнение: блокада Украины Россией усилит экстремистов

— Александр Андреевич, как украинцы сейчас относятся к России? Стоит ли нам вообще поддерживать отношения?

— Недавно социологическая группа "Рейтинг" провела опрос на Украине. Она задала такой простой вопрос: считаете ли вы Россию агрессором? Шестьдесят восемь процентов сказали "да". Да, не спорю, на Западной Украине больше всего — почти 80, но и на Восточной Украине — почти половина, 44 процента. Юг — тоже где-то 45 процентов. То есть на сегодня вот такое мнение существует и превалирует.

А если еще разорвать все оставшиеся связи, там будет не 68, а 98 процентов. И тогда действительно все будет очень плохо. Меньше всего хотелось бы, чтоб к власти пришел Парубий и все остальные подобные персонажи. В принципе, такой риск существует, если действительно разорвать все отношения.

— Ну так если есть реальная война, агрессия, то вроде как бы логично разорвать отношения с агрессором. Тем более, если твои люди, которые управляют страной, об этом все время говорят. Но где эта российская агрессия? Вот почему-то действительно получается, что чем дальше от Донбасса, тем больше там ее видят…

— Я б, честно говоря, вот это слово "агрессор" просто бы не применял, потому что оно сразу создает крайне негативные ожидания.

— Понятно, конечно, почему они считают Россию агрессором. Украина лишилась территорий, а это обычно происходит во время войны.

— Да, это так, конечно.

— Но в Крыму и близко войны не было. И сколько ни кричали про бурятско-чеченские воздушно-конные дивизии, так российских военных в Донбассе и не нашли. И кто начал эту войну, кто виноват?…

— Посмотрите, прошло уже больше пяти лет. За пять лет много чего произошло. Я думаю, что можно действительно было бы отбросить вот эти амбиции, отбросить такую воинственную риторику и выйти на более-менее какие-то вменяемые отношения. Да, понятное дело, что решить сейчас ни проблему Крыма, ни проблему Донбасса нереально.

Но ведь восстановить более-менее нормальные отношения можно и нужно. Банально авиасообщение восстановить. Нормальный транспорт. Вот это действительно было бы полезно. Ведь на сегодняшний момент есть куча конфликтов между олигархами. Поэтому можно хотя бы частично другие острые моменты снять. Это было выгодно всем сторонам.

Ведь граница Украина — Россия осталась и останется, местоположение как было, так и осталось, и его не изменить. Будет рядом Россия и будет рядом Украина, хотят этого националисты или не хотят. Антироссийские или пророссийские взгляды — это не имеет значения. Все равно мы остаемся рядом. И по этой причине, даже если пройдет сто лет, все равно придется жить рядом. По этой причине лучше выстраивать нормальные отношения, чем сто лет быть в стадии конфронтации, потому что ничем хорошим это не закончится.

— Ваш прогноз, все-таки Зеленский что-то сделает? И если он не сделает, кто придет ему на смену, какой президент, какую политику он будет проводить?

— Понимаете, может оказаться, что Зеленский может быть очень долго на Украине. Обычно при такой неопределенности так и бывает…

— Он сказал: "На пять лет прихожу".

— Ой, да у нас много кто чего говорит. Посмотрим, как будет.

Но все-таки у него есть потенциал для реальных дел или только актерский?

— На сегодняшний момент я вижу, что он шикарный актер. И он действительно отвлекает внимание от того, что выстраивает сейчас вертикаль власти. Не может он сразу жестко выстроить диктатуру. Но я могу напомнить, что Путин тоже долгое время лавировал, а сейчас он уже обладает всей полнотой власти.

Не может Зеленский пока убрать Авакова. Просто не может. Он вынужден с ним работать и учитывать это. Он не может арестовать Коломойского, Порошенко. Но я не уверен, что через пять лет не повторится феномен Березовского. Тем более, тут все что угодно может быть.

Но ему очень легко удалось взять под контроль Верховную раду, никогда в истории Украины не было такой большой и послушной фракции. Они ругаются, но голосуют по отмашке. Никогда еще ни у одного президента не было такого подконтрольного слабого кабмина. Это тоже игра. Президент сделал слабый кабмин как раз для того, чтобы он против него не был.

Он понимает, что на сегодняшний день премьер-министр не сможет сделать ему конкуренцию. Пока все обсуждали Золотое, он сделал ротацию Конституционного суда. Случайно, как бы невзначай. Он сделал ротацию наблюдательного совета Нацбанка. Он сделал ротацию антимонопольной службы и т. д.

Вот эти важные решения находятся в тени. А на виду выступления, всякая чепуха — с кем он там беседовал и т. д. Но сейчас действительно единственное, что он не взял под контроль, — это региональные власти. Но он уже меняет представителей глав обладминистраций. Причем меняет очень интересно. Ставит, поменял, ставит, поменял. Такую зачисточку делает.

И этой зачисткой действительно выстраивает свою вертикаль власти. Да, он действительно готовится к местным выборам. Но если на местных выборах он возьмет контроль еще и на этом уровне, это будет действительно уже его вертикаль власти. Что он будет потом делать, не знаю. Но недооценка Зеленского — очень большая на Украине, и в России, я думаю, и везде. Но это всегда опасность, когда недооценивают политика, считают, что он слабый, а потом оказывается, что не так все просто.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев