Владимир Путин для арабов - великий вождь

Почему Путина приветствовали в Саудовской Аравии более торжественно, чем встречали Трампа? Почему для Ближнего Востока Трамп — чужой, а Путин — свой?

На эти вопросы главного редактора "Правды.Ру" Инны Новиковой ответил лингвист и военный переводчик, старший преподаватель Школы востоковедения ВШЭ Андрей Чупрыгин.

Читайте начало интервью:

Как Эрдоган обхитрил Трампа

Эрдоган сыграл против всех и выиграл

— Андрей Владимирович, вы считаете, что теперь США уже мало влияют на ближневосточную ситуацию, в том числе на положение в Сирии, а решения принимаются в Москве и самих странах региона. И на Западе по поводу Сирии многие эксперты уже открыто признают, что Россия победила, а Америка проиграла. Они однозначно оценивают и усиление влияния России. А поведение Эрдогана как-то согласовывается, коррелируется с позицией, политикой России? Что Эрдоган не вполне самостоятелен, не говорилось, но подразумевалось?

— Импликация такая была, наверное. Потому что я недавно тоже наткнулся на такую псевдоаналитическую статью: "Эрдоган между американским молотом и русской наковальней". Но это такие драматические подходы к вопросу. Яркие заголовки, конечно, привлекают взгляд читателя.

Но Америка, действительно, проиграла, Россия выиграла. Это факт. Здесь мы выиграли. В результате баланс политического влияния в регионе сместился в определенной степени от Соединенных Штатов к России. Это тоже факт, от которого никуда не денешься. Причин тому масса, в том числе хаотичные действия президента США, который никак не может решиться, между кем он там вообще находится.

А абсолютно грамотные и на удивление эффективные военные и политические действия России складывают определенную фактуру для того, чтобы Россия сегодня опережала Соединенные Штаты. Но как ни странно, нам не нужно, чтобы это была окончательная и бесповоротная победа. Потому что не выгодно ни России, ни ведущим арабским странам, чтобы Соединенные Штаты окончательно уходили с Ближнего Востока.

Учитывая ситуацию, было бы, конечно, неплохо вернуться к тому, что было при Советском Союзе, когда на Ближнем Востоке было два внешних гаранта безопасности: Соединенные Штаты и Советский Союз. Ведь такая система доказала свою эффективность.

И мне представляется, что и политика России на сегодняшний день как раз направлена именно на это: не на выдавливание Соединенных Штатов (это никому не нужно), а именно на создание паритетной ситуации, когда два гаранта обеспечивают безоблачное, бессамолетное небо на территории Ближнего Востока. Насколько это получится, я боюсь сейчас прогнозировать.

Но сейчас во всей ситуации начинает играть свою роль новый фактор — фактор смены курса, по крайней мере в отношении сирийского кризиса. А именно сирийский кризис определяет, в принципе, вообще весь формат ближневосточного развития смены курса Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Я думаю, что их позиция будет если не решающей, то одной из ключевых в отношении того, как ситуация будет развиваться дальше. Так что интересно будет посмотреть, как все сложится. 

— Ведь как раз недавно Путин был и в Саудовской Аравии, и в ОАЭ, и в Судане. Его же встречали на самом высоком уровне, с величайшим уважением. Хотя, вообще-то, Саудовская Аравия всегда была крупнейшим американским партнером на Ближнем Востоке, четкой зоной американского влияния. Можно ли говорить о том, что Россия начинает перехватывать у США арабский мир?

— Трампа так не встречали, потому что Трамп не свой. А Путин — свой.

— И для Саудовской Аравии?

— Конечно. И для Эмиратов. Путин — свой, а Трамп — не свой. Трамп казался вроде бы свой, но оказался не свой. Путин в глазах саудовцев и эмиратовцев вождь, шейх, вождь племени… Притом большого, мощного племени. Он решителен, он держит слово.

— Он хладнокровен.

— Он не просто говорит, он делает. Он не позволяет эмоциям выплескиваться наружу. Он идеальный вождь. Поэтому он — свой. Поэтому с ним можно разговаривать. Поэтому с ним можно договариваться. И он единственный такой из того мира, который за пределами арабской цивилизации. Потому что ни Объединенная Европа, ни Соединенные Штаты ничего даже близко к этому предоставить не могут.

Во-вторых, все-таки Запад представляет такую либеральную демократию, которая не совсем находит понимание, честно говоря, что греха таить, у этих ребят. Они как бы живут в другом мире, в другой исторической ситуации. У них не столько другое время, сколько бэкграунд другой. Все-таки Запад для них совсем не то. А Путин — да, он вождь. Его и встречают так. Ведь эта встреча Путина — демонстрация, и не только демонстрация, уважения к Путину.

— К стране, наверное, тоже.

— Да. И это сигнал Америке и Европе. Ясный абсолютно.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев