В КНДР уже хотят не только хлеба, но и развлечений

Может ли Пекин влиять на Пхеньян? И есть ли в этом необходимость? Сколько ракет и бомб нужно КНДР, чтобы не стать добычей США? Чем еще занимаются северяне, кроме ракетных пусков? Оказывается, уровень жизни там повышается, появляется даже все больше развлечений.


Пхеньян повышает ставки: чем ответит Сеул

Об этом "Правде.Ру" рассказал ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов.

Читайте начало интервью:

Обгонит ли Северная Корея Южную в экономике

Как развивались разные Кореи

КНДР и США — прогресс и повышение ставок

— Константин, Пекин сейчас может на Пхеньян влиять?

— Пекин влияет. Но, опять-таки, зачем сейчас это нужно Пекину?…

— А может ли такое быть, что военно-морские силы Китая и Кореи будут вместе патрулировать часть Тихого океана?

— До этого пока не дойдет хотя бы потому, что северокорейская доктрина — про самооборону, а не про активное участие в военных союзах. Иное дело, что на общем фоне Северная Корея становится для Пекина гораздо ценнее. Их взаимодействие по многим вопросам усиливается и будет развиваться дальше. Есть мнение, что в обозримом будущем, до конца года точно, Ким снова съездит в Китай.

— Торговаться или приносить присягу на верность?

— Нет, скорее, обсуждать совместные стратегии, потому что Си, конечно, хотел бы, чтобы Север был более подконтрольным, но на самом деле с точки зрения того, что в компьютерных играх называется Miner Victory, Китай как и Россию, прекрасно устраивает нынешняя ситуация.

— В принципе КНДР достаточно иметь одну ракету или атомную бомбу?

— Нет, одну ракету или атомную бомбу будет достаточно иметь, если ты собираешься скорее пугать, чем этим воевать, потому что все-таки может не взлететь, может не получится. А здесь Север как раз пытается показать, что у него есть уже взрослая ракетно-ядерная программа, а не одна или две ракеты. Летом было довольно много пусков. Это были уже парные пуски, то есть нормальные стрельбы, не условно развивающейся, а развитой страны с точки зрения военной промышленности.

Они показывают нормальные ракеты малой дальности, напоминающие наши "Искандеры" и американские ATACMS. Они показывают нормальные крупнокалиберные дальнобойные РСЗО. И при этом они показывают, что у них по крайней мере несколько таких штук еще есть. Это не та ситуация, "раз у нас есть две ракеты, одну мы выстрелим в показательных целях, а другую будем беречь на всякий случай".

— И Ким Чен Ын все время сам ездит туда и дает указания, как стрелять надо.

— Надо понимать еще одну важную деталь. Ким же учился не только в частной школе в Швейцарии, когда был подростком, а заканчивал военную академию. И ежели мои источники не врут, то специальность у него — артразведка. Поскольку, где артиллерия — там и ракетные войска, то Ким может давать не только бесценные руководящие указания типа сделать лучше, а заниматься конкретикой. И это местами очень четко видно. Опять же, хорошее развлечение для руководителя. Он там рассчитывал траекторию, принимал участие, внимательно следил за всем…

— Они сейчас вообще как-то слишком много внимания развлечениям уделяют. Там дельфинарий, цирки, аквапарки…

— На самом деле это очень важно, потому что уровень жизни людей реально растет, запросы людей частично повышаются. Ким, видимо, очень внимательно изучил опыт Чаушеску, который очень во многом на этом и погорел, когда пытался заявлять, что "вот мы выплатим долги и все будет замечательно". Потом говорил, что "мы долги выплатили, теперь будем еще больше затягивать пояса".

В Северной Корее уже ситуация, когда народ одними политзанятиями сыт не будет, потому что несмотря на то, что там, конечно, борются с так называемой декадентской культурой, людям надо давать источник радости, источник позитивных эмоций. Поэтому появляются, например, парки аттракционов, яркие рюкзаки, очень неплохие сладости и т. д.

Там сейчас проводится так называемый параллельный курс Ким Чен Ына на развитие экономики и обороноспособности. Им было ясно сказано: "Поскольку мы наш ракетно-ядерный щит уже сковали, то теперь мы бросаем силы на развитие экономики".

А что можно сказать по этому поводу в скобках? Во-первых, "у нас есть период мирной передышки, когда, по крайней мере, нет нарастающего давления санкций и Китай из-за нашей политики смотрит на многие вещи сквозь пальцы, а через границу с Китаем много чего при желании может пройти. Поэтому мы, с одной стороны, делаем, что можем, а с другой — занимаемся трансформацией экономики так, чтобы в случае усиления санкций мы были бы к этому более готовы".

Например, северяне очень активно развивают так называемую одноуглеродную химическую промышленность. Речь идет о создании синтетического топлива из угля. Это делала Германия в конце Второй мировой войны, пыталась этим заниматься ЮАР в условиях экономической блокады. Против них даже современный уровень санкций — это очень жесткий лимит на энергоносители, особенно на нефть.

Поэтому северяне сейчас ищут технологии. Они довольно много пытаются вкладываться в ВИЭ. Например в Пхеньяне уже на каждом окне стоят солнечные батареи. А в горах, где это удобно, ставят ветряки. Понятно, что таким образом ты разгружаешь электросистему от нагрузки на домохозяйства. На солнечных батареях завод не построить. Но они строят малые ГЭС, и у них в этом смысле вполне грамотная энергетическая политика.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев