"Формула Штайнмайера" - разговоры без действий

"Формула Штайнмаера" никому не угодила. На Украине считают, что она выгодна России, в России — что Украине, в Донбассе заявляют, что все решает человек с ружьем, а не политики. Почему же все-таки "процесс пошел", зайдет ли он в тупик, или Владимир Зеленский оправдает надежды избирателей и прекратит войну?

И почему бы России не предложить Игорю Коломойскому хороший совместный проект на этих территориях? Или Дональду Трампу? Возможно ли, что тогда проблем с признанием независимости ЛДНР не будет?

Обо все этом и многом другом "Правде.Ру" рассказал украинский политолог и экономист Александр Дудчак.

— Александр Васильевич, в последние дни мы стали свидетелями, пусть и не перелома, но какой-то новизны на украинском направлении. Подписана так называемая, знаменитая уже "формула Штайнмайера", которая говорит о том, что в ближайшее время по закону "Об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей" будут проведены выборы и, если эти выборы будут одобрены европейцами из ОБСЕ, начнется процесс дальнейшего политического урегулирования ситуации. Как вы считаете, все это реально, возможно?

— Однозначно в ближайшее время ничего такого не будет, потому что "формула Штайнмайера" — это алгоритм выполнения Минских соглашений, там написан определенный отрезок выполнения Минских соглашений. Закон принят уже давно, но он не действует. Он сейчас временный, но его продлевали.

Последняя версия его действия — до 31 декабря нынешнего года. Зеленский уже анонсировал, что потом будет новый закон. То есть можно представить только то, что закон об особом статусе этих отдельных территорий нужно будет переписать или написать заново. В принципе в этом было много полезного.

— А что там прописано?

— Например, что ЛНР, ДНР, или, по тексту закона, "отдельные территории", создают свою милицию и т. д. Вести внешнеэкономическую деятельность эти территории могут на основании соглашений, подписанных с Россией, "Об особых регионах". Это было еще задолго до Майдана, и приграничные регионы очень эффективно функционировали в этом направлении, они вели по упрощенной схеме внешнеэкономическую деятельность с Россией.

Если бы не Майдан, конечно, был бы эффект колоссальный. Там и с российской территории, и с украинской были совместные предприятия, планировались даже совместные аэропорты, которые могли бы быть использованы вместе двумя странами. В общем, потрясающие идеи были.

Может, они еще и будут реализованы когда-нибудь. Скорее всего, когда-нибудь будут. Но вот то, что сейчас это все запустится и начнет работать по "формуле Штайнмайера", для этого оснований нет никаких, потому что Зеленский уже для себя пытается резервировать пути отхода в разные стороны — назад, и вперед, и вверх, и вниз.

Уже ему задают различные вопросы, например, как будет с контролем над границей. То есть тех товарищей, радикально озабоченных, волнует в первую очередь вопрос контроля над границей. Хотя вообще-то это последний пункт Минских соглашений, до этого надо еще дойти. Вначале, опять же, должен быть закон написан, принят.

— А он еще должен быть согласован с республиками.

— Вот. Это самое важное, что он-то должен быть согласован с представителями Луганска и Донецка. Без них тот закон, в общем-то, и не мог никогда работать, потому что не было согласования. Как на это будут реагировать внутри страны, внутри Украины, — это отдельный вопрос. Потом если закон будет принят, то по идее надо вносить изменения в Конституцию.

Они говорят: "Нет, это невозможно, потому что вы такую чушь повносили". Это было в предыдущем парламенте. Они тогда при всей разобщенности, когда Парубий там ставил не пойми сколько раз на голосование (по некоторым вопросам до 18 раз), могли голосовать, собирать народ. Сейчас пока у Зеленского большинство есть, и они могут принимать все что угодно.

В общем-то, на это и надеялись люди: вот придет Зеленский, изменится политика, будет не как при Порошенко. А что мы видим на самом деле?!…

Поэтому не стоит ждать особых изменений. Вот обратите внимание, чем занимается власть Зеленского уже все эти месяцы со времен избрания. Они только меняют персонажей. А генеральная линия партии и правительства предыдущей власти Порошенко не меняется. Меняются ключевые персоны, которые отвечают за направления. И все. "Роттердам плюс" отменили? — Нет, не отменили. Дискриминационный, антинародный закон о языке, на что надеялось столько людей? — Нет, не отменили.

Зеленский говорил только о том, что мы сняли такую проблему, которая каждый раз поднималась на выборах, неприкосновенность депутатов мы убрали, чтобы больше об этом не вспоминали. Хотя по идее, ну какая разница, есть "недоторканность", эта неприкосновенность, или нет ее… Ну сняли — и сняли. По большому счету, вы избирайте таких людей, чтобы не поднимался вопрос в принципе о том, что нужно снимать с них неприкосновенность.

Читайте продолжение интервью:

Эксперт: только Донбасс — настоящая правовая Украина

Украинский политолог: за "формулу Штайнмаера" Киеву — "двойка"

Почему Трамп послал Зеленского к Путину

Эксперт: России не хватает Украины

Возможен ли на Украине новый Майдан

Украинский эксперт: Украину загоняют в болото под лед

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев