Бывшими советскими республиками рулит Запад

Глобализм помноженный на особенный самостийный национализм крепчает. Украиной руководят местные евреи и граждане других государств, а украинцы едут в Польшу за гроши пахать на панов самых черных работах.


"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Денисом Денисовым

В Польше — экономическое чудо — самый высокий ВВП в Евросоюзе! Нужны ли украинские мигранты в России, которая уже устала от южных гастарбайтеров?

Об этом и многом другом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал руководитель Института миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов.

Читайте начало интервью:

Президент Голобородько кончился, остался шут Зеленский

Как Трамп Зеленского "усыновил"

Эксперт: единственное достижение Зеленского — селфи с Путиным

Эксперт: тысячи политзаключенных Украины никому не интересны

Все инакомыслящие на Украине стали "террористами"

— Денис, вы сказали, что в украинской власти сейчас большинство людей, которые прошли те или иные программы, связанные с западными службами. А в Прибалтике с самого начала все президенты такими были, это давно принятая практика.

— В Прибалтике это еще с 90-х годов так, но только сейчас мы сталкиваемся с действительно масштабностью этого…

— Сколько таких министров было уже при Порошенко! Печально запомнился министр экономики из Литвы, который там похулиганил.

— Да, он был гражданин Литвы. И он же снова там — в новой системе власти — теперь. Абромавичюс теперь состоит в команде Зеленского. А министром здравоохранения была гражданка Соединенных Штатов.

— Она там вообще зажигала не по-детски.

— Теперь уже нет, она отстранена от своей должности. Смену поколений мы видим сейчас в целом ряде государств постсоветского пространства. Это масштабно происходит, кроме Украины, прежде всего в Армении, Грузии и Молдавии. И мы до сих пор, к сожалению, как мне кажется, вообще не выработали общего подхода к таким государствам и таким элитам.

Поэтому наши власти даже не знают, что с ними вообще делать, как с ними вести диалог. Есть ли все-таки возможность с ними о чем-то договариваться? Естественно, есть, и это обязательно надо пытаться делать…

— Но это молодое поколение говорит только на родном языке и на английском.

— Да, преимущественно. Потому что русскому там уже давно не учат, а английский в приоритете.

— В Молдавии и Грузии в деревнях молодые люди вообще не говорят по-русски, да и в городах — очень плохо. И когда были волнения, они же бегали с лозунгами на английском языке, чтобы заказчик понимал, о чем идет речь. Ведь не только на Украине, как вы сказали, к власти пришли либертарианцы, для которых прибыль важнее всего.

— Правильно. Это общий тренд современных молодых людей. Они должны быть успешны, должны думать о бизнесе, ничего личного, только бизнес…

— Сейчас и у нас пошли такие люди мира, границы открыты. Поэтому сейчас сложно быть патриотом.

— Тут, наверное, вопрос не в том, сложно ли быть патриотом, а в том, что мы не даем себе конкретных ответов на вопрос, что нам делать с этими непатриотами. То есть у нас нет как таковой системной политики относительно этих стран. Я очень надеюсь, что в ближайшее время будут выработаны хотя бы ключевые подходы по этим вопросам, прежде всего по Украине.

Но у меня есть очень большие опасения, потому что та либертарианская молодежь, которая находится у власти на Украине, найдет в Москве достаточно быстро контрагентов для себя с приблизительно такой же идеологической позицией. И мы получим в очередной раз страшный перекос двусторонних отношений, когда экономика у нас будет восстанавливаться.

Товарооборот, экономические взаимоотношения между нашими странами свалились больше чем в десять раз за эти шесть лет — с 13-го года, это в одной плоскости. И ясно, что наше влияние на умы молодежи, в первую очередь на Украине, и дальше будет сокращаться, если ничего не делать.

И мы через десять лет будем констатировать, что за хорошие взаимоотношения с Россией там будет выступать всего пять-семь процентов населения, потому что все будут стремиться ездить в Западную Европу. Это уже сейчас и происходит с Украиной, когда подавляющее большинство людей уже почему-то выбирают не Россию для того, чтобы ехать на заработки.

— В Россию раньше ездило на заработки три миллиона украинцев. А сейчас сколько?

— Примерно так же, эта статистика, кстати, не меняется.

— А на Запад?

— На Запад, по данным предыдущего министра социальной политики, — 7,2 миллиона.

— А они могут обеспечить работой такое большое количество?

— Случился феномен польского экономического чуда. Польша за счет украинских гастарбайтеров обеспечивает себе один из самых высоких ростов ВВП в Евросоюзе. И вот это опять-таки наша проблема, потому что это люди, которые должны были работать здесь.

Мы же прекрасно понимаем, что в Российской Федерации существует проблема, связанная с нехваткой работоспособного населения. А мы потеряли эти миллионы людей, которые близки нам языково и культурно, да и вообще цивилизационно. Мы же — одна цивилизация, как бы кому этого не хотелось. Поляки перехватили этот тренд.

— Но, с другой стороны, согласно последнему опросу "Левада-центра", наших граждан все больше возмущает не только рост цен, бедность и коррупция власти, но и огромное количество мигрантов из южных республик, которые захватывают целые сферы и не дают возможности устроиться на достойную работу самим россиянам. А куда уж еще и украинцам-то?

— Я недавно был в Польше на мероприятии ОБСЕ. Все таксисты там — граждане Украины. Дворники, чернорабочие, причем традиционно с высшим образованием, с Украины. А почему они не здесь? Вот хороший вопрос на самом деле.

Читайте продолжение интервью:

Миротворчеству Белоруссии не хватает конкретных дел

Как установить устойчивое перемирие в Донбассе

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев