Режиссер: ненависть пришла и захватывает добродушную Францию

Вместо крестовых походов обезумевшая Европа сама пригласила к себе сынов полумесяца. Теперь уже начинаются настоящее бедствие и разорение. Война. Бессилие и лицемерие властей. Какой была Франция раньше и во что превращается сейчас, как на глазах превращаются в реальность футуристические картины из его кино, "Правде.Ру" рассказал писатель, кинорежиссер, заслуженный деятель искусств РФ, режиссер документального фильма "Мечеть Парижской Богоматери" Александр Стефанович.


Арабское нашествие на Францию

Читайте начало интервью:

Режиссер "Мечети Парижской Богоматери": Париж пал

Как мусульман сделали хозяевами Европы

Александр Стефанович: либерализм погубил Европу

Александр Стефанович: "Желтые жилеты" — та же схема проплаченных протестов 

— Александр Борисович, как вы рассказали, французы уже боятся спуститься в метро, зайти в кафе, тем более в арабских районах. Французы уезжают, ищут убежище в других странах? Что дальше, по вашему мнению, ждет Францию? Каким вы видите продолжение истории?

— Сказать, что французы уезжают из Франции, все-таки будет преувеличением. Французы из Франции не уезжают, французы это терпят, но до поры до времени. Потому что Марин Ле Пен, основной конкурент нынешнего президента, уже занимает второе место. Она просто жестко говорит, что нужно делать. Ее, конечно, клеймят либеральные газеты, называя фашисткой и т. д.

Это все, естественно, преувеличение и просто вранье. Но она просто французская патриотка. Она хочет, чтобы Франция была комфортной для французов и всего мира. Если такой человек, как Марин Ле Пен, встанет во главе страны, то ситуацию можно будет изменить.

Франция никогда и ни для кого не закрывала ворота. Более того, эта страна живет во многом за счет туризма. Во Франции действительно делают лучшие самолеты, они делают замечательные поезда и делают прекрасные автомобили. Но вообще Франция — сельскохозяйственная страна, потому что сельское хозяйство — это основа для туристического бизнеса.

— Но если арабы, а теперь еще и "желтые жилеты" часто громят машины, страшно спуститься в метро, отрезают голову, то они очень планомерно пилят сук туризма, на котором сидят.

— К сожалению, да. В тех районах сейчас просто ужас творится. В арабских районах — уже давно. "Барбес — Рошешуар" — там действительно опасно. В центре — нет. Но мне знакомые девушки говорили, что там тоже какая-то группа этих ребят с окраин приставала и нетактично себя вела. Такого раньше никогда не было. Потому что женщина во Франции все-таки стоит всегда на пьедестале. Женщина — это предмет поклонения, культа. Во Франции особое отношение к женщинам.

И такие негативные вещи случаются все чаще. Я однажды зашел в центре города (поскольку я на Шатле обитаю) в кафе, в котором давно не был. Зашел просто чашку кофе выпить или воды глотнуть. Я сразу почувствовал себя некомфортно, хотя не сразу понял, почему, в чем причина. А потом вижу сцену: сидят вот эти граждане, так сказать, и смотрят на меня как на белого человека с такой ненавистью. Мы не сказали друг другу ни одного слова. А раньше это был какой-то, можно сказать, добрый клуб, место приятных встреч парижан и туристов.

— Да, лишний раз туристу уже ехать и не хочется.

— Иностранца, который приходит туда и видит такое, это, конечно, отпугивает. Они просто как звери какие-то.

Конечно, это уже такая выжимка. Нельзя сказать, что это происходит постоянно и во всей Франции.

— Ваш фильм просто потрясающий. И мне кажется, что его надо показывать сейчас очень широко в России и по всему миру.

— Дай Бог. Режиссер — это человек, который занимается производством фильма. А авторские права и т. д. принадлежат другим людям. Поэтому вопрос проката к ним.

— Во всяком случае, вы осветили эту проблему с такой неожиданной стороны, пробросив на несколько десятилетий вперед. И в самом начале фильма сказано, что сначала это был сюрреалистический проект, а теперь многое из того, что показано в фильме, уже реальность.

— Да. С хамством, по крайней мере, столкнешься. Не обязательно, что тебя побьют, но неприязнь — явная. Во Франции, где улыбка входит раньше, чем входит человек. Ты входишь в любое кафе, тебя встречают с улыбкой, потому что ты гость. Они борются за каждого посетителя.

Неприязнь, ненависть — это было исключено. Французы своей любовью, доброжелательностью, любовью к жизни, мне страшно импонируют. Конечно, по сравнению с русскими они легкомысленные, они поражаются, читая Достоевского: зачем в такую глубину уходить, все гораздо проще.

Замечательный фильм Георгия Данелия "Осенний марафон". Они не понимают проблемы. В чем конфликт? У него жена и любовница — ну и что? В чем столкновение, драма? Они этого не понимают. Французское кино — само собой. Это особый замечательный народ, замечательная страна, люблю их бесконечно, и это моя давняя любовь.

Я с детства читал книги о Франции, я изучал улицы, названия улиц я знал, центр. Франция была для нас каким-то притягательным центром, мечтой. Моя сестра вышла замуж за француза. К сожалению, это оказалось главным препятствием моего выезда не только во Францию, но и во все капиталистические страны в советское время.

А когда началась перестройка, я написал в КГБ такое письмо: "А где обещанная свобода? Почему меня не выпускают?" Вызвали. "А зачем вы на нас катите? Это ОВИР". Получил разрешение и на "Жигулях" поехал через всю Европу в город Париж.

Однажды я прожил три года в Париже. А потом лет семь на Лазурном берегу. Это было счастье. Я привозил съемочные группы, мы снимали кино о Лазурном береге, о Франции вообще, о Корсике. Снял несколько картин для русского телевидения. Так что это были действительно счастливые моменты, этот период жизни во Франции был очень хороший, замечательный.

Читайте окончание интервью:

Париж окончательно пал или есть надежда на освобождение?  

Беседовала Лада Коротун

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее