Политолог: как Россия потеряла Украину

Секретные тюрьмы на Украине, где жестоко пытают и убивают людей, Западу совершенно не интересны. Ведь специалистов СБУ учили американские спецслужбы. А в США своих граждан, жаловавшихся, что из-за добычи сланцевого газа, у них дома идет вода с горючим газом, обвинили в работе на "Газпром"!…


"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Леонидом Крутаковым

Почему нельзя оставлять безнаказанными убийства и террористические акты фашиствующего украинского режима, конкретных организаторов и исполнителей преступлений и как это делать, генеральному директору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал политолог, публицист, аналитик, доцент Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Леонид Крутаков.

Читайте начало интервью:

Леонид Крутаков: Запад не может не конфликтовать с Россией

Как устранить глобальные противоречия без мировой войны?

Леонид Крутаков: мировая элита не сдастся без боя

— Леонид, о секретных тюрьмах СБУ, в которых творится страшное зверство, сообщила уже даже ОБСЕ. Но Запад об этом вообще не слышит и не говорит. Что делать?

— Ну да, никак там этого не замечают. Когда в США начиналась разработка сланцевых месторождений, то многие жители писали заявления, потому что вода из-под крана шла с таким газом, что можно было поджигать. Знаете, в чем их же обвиняли американские власти? В работе на врага, как это делается на Украине. Даже спрашивали: "Сколько вам заплатил "Газпром" за то, что вы пишете эти жалобы?" Вот до чего доходило.

Так и здесь. Держать в повиновении русскоязычное население Украины одной Одессой, сожженными там, невозможно. Конечно, продолжаются репрессии. Конечно, всех недовольных надо держать в страхе, потому что иначе они поднимутся. Конечно, Украина это делает. И конечно, Дюков правильно говорит: надо вести белые списки. И не только вести.

Вот как только убивают Моторолу, Гиви или Захарченко, тем более, — это же акт терроризма. Надо отвечать им. То есть должны быть убиты те, кто организовал и совершил такие убийства, потому что так делается во всем мире. Израиль уничтожает террористов везде, на любой территории и любыми средствами. Тот, кто причастен к смерти израильтянина, обязательно умрет. Это война, и здесь не до сантиментов.

Как это будет подано в публичном плане — другой вопрос, не очень важный. Все равно все будут знать, кто его убил и за что. И эти фашистские выродки-террористы должны знать, что каждая жертва людей, убитых в Донбассе, будет оплачена их кровью. Иначе это не остановить никак. Ну никак. Если они будут чувствовать свою безнаказанность, они будут делать все, что хотят. А пока они чувствуют безнаказанность, они будут продолжать свои подлые кровавые дела… И даже хвастаться этим, выдавать это за геройство.

— Но как это сделать?

— Надо поставить такие задачи соответствующим спецслужбам, которые должны это делать.

— Спецслужб России, которые не участвуют там, либо спецслужб республик Донбасса?

— Донбасса — Донецка и Луганска. И у нас очень родственный менталитет и очень родственные спецслужбы. Родственников, друзей и знакомых на Украине много. То есть агентурную сеть создать не проблема. На самом деле многие сочувствующие люди будут помогать, потому что в страхе жить — кошмар и ад для любого человека. Они уже просто не могут жить так.

— Очень многие люди живут в страхе, не могут говорить о своих симпатиях и антипатиях, даже не могут говорить на русском языке, который для большинства является родным.

— Конечно.

— Но молодое поколение учится по украинским учебникам на украинском языке с украинской версией истории…

— И это правда.

— Закон о запрете русского языка абсолютно противоречит нормам международного права, но никаких защитников прав человека это не волнует.

— Ведь у них даже терминологии не хватает. Это же вообще такой бытовой язык, причем один из украинских диалектов… Сам навязываемый вариант якобы украинского языка не самодостаточен, то есть у него нет научной терминологии для описания определенных процессов… А если отказываться от русского, то надо найти замену. Как Раневская говорила, вот есть, а слова нет. Вот так и здесь.

А то, что выращивают, я надеюсь, что это и для наших властей урок будет серьезный. Потому что мы спонсировали украинское государство дешевыми ценами на газ, который разворовывался и перепродавался, а американцы вкладывали в конкретные институты гражданского общества, в учебники, с людьми работали. Когда люди адресно получают деньги, они знают, кому они обязаны.

— А мы даже не работали с русскими общинами.

— А мы не работали. И американцам это обошлось гораздо дешевле, чем нам. И рассказывать сейчас простым украинцам, что Россия субсидировала Украину, помогала, бессмысленно. Они скажут: вот Пинчук живет хорошо с Коломойским, а мы-то нет. То есть они-то не чувствовали этой помощи России.

Поэтому я надеюсь, что наши наконец-то поймут, что работать надо с населением, а не с чиновниками и олигархами. Надо создавать институты, поддерживать соотечественников на Украине. Сейчас это, конечно, невозможно, но, по крайней мере, в республиках Донбасса это надо делать. А в перспективе должны быть политические институты, педагогические, институты славянской культуры, русский язык надо преподавать.

— Где?

— По просторам всего СНГ. Я не только про Украину, естественно, это говорю. Белоруссия — самая ближайшая к нам.

— В Белоруссии тоже свои проблемы.

— Да. В Казахстане и т. д. Если вы хотите влиять, держать их в своей зоне, иметь хорошее отношение населения, вы должны свою культуру туда продвигать. По-другому не бывает.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Домашнее