Политолог: Грузия митингует на экспорт по заказу Запада

Почему грузинский президент так отзывается о России? Могла ли она сказать по-другому? Как оценивает большинство грузин оскорбления российского президента? Почему так сильны антироссийские настроения в Грузии?

Об этих и многих других вопросах в эфире программы "Необычная неделя" говорили генеральный директор "Правды.Ру" Инна Новикова и российский политолог, политический консультант, президент Европейской ассоциации политических консультантов Игорь Минтусов.

Читайте начало интервью:

Игорь Минтусов: Зеленский хорош для Украины, для России — никакой

Грузия к России: шаг вперед — десять назад?

— Игорь, исключительно важно, что президент Грузии назвала Россию врагом и оккупантом. Но соседям в любом случае надо как-то сотрудничать, и в этом заинтересована в первую очередь грузинская сторона: денег терять не хочется, когда и так экономика разваливается. И наверняка многие представители грузинской элиты настроены все-таки на сотрудничество. Но как можно развивать или хотя бы поддерживать нормальные отношения, если первое лицо говорит такое и поддерживает явные враждебные провокации?

— Абсолютно верно. Это факт. Я, конечно, при всем моем критическом отношении не могу согласиться с тем, что Россия — враг и оккупант, но тем не менее так считают почти 95 процентов населения Грузии, это тоже факт. Можно провести опрос. Я уверен, что он покажет примерно такие цифры.

— О какой оккупации идет речь?

— Имеется в виду Южная Осетия и Абхазия. Кстати, общественное мнение не очень разделяет их, эти регионы считаются им территорией Грузии. Просто около 90-95 процентов грузинского населения говорят, что Россия — оккупант. И что делать на месте президента Грузии? Она должна сказать, что Россия не оккупант? Если бы она так сказала, ее бы никогда не избрали. Никогда и ни за что.

— Ей все-таки извне сильно помогли избраться.

— Да, помогли избраться, эту историю слышали: Вашингтонский обком, деньги и т. д. Но это даже смысла нет рассматривать. Всем всегда помогают избраться, но важно мнение 90 процентов грузин. Среди грузинских политиков, которые были на выборах, в отличие, кстати, от Украины, не было пророссийских политиков.

Их просто не было в списке не потому, что им это запретили или вычеркнули их оттуда, а просто у них нулевые были бы шансы избраться либо близко к нулю. Поэтому там по определению все грузинские политики, которые выдвигались на пост президента, в наших терминах были антироссийскими. Это констатация факта.

Поэтому то, что сказала президент, что Россия — оккупант, — это такая банальная вещь, ведь Южная Осетия и Абхазия были частью Грузии.

Да, Саломе Зурабишвили, конечно, пыталась хорошую мину при плохой игре изобразить. Потому что, если Россия — оккупант и враг, по мнению президента Грузии, то тогда возникает вопрос, куда смотрела президент, когда приглашали делегацию оккупанта и врага в свой парламент. Что депутаты решили, парламент принял решение и пригласил — это дело десятое.

Главное — президент недосмотрела. Тогда, госпожа президент, ну разберись с парламентом своим… Конечно, приглашать представителей-парламентариев другой страны — это совершенно нормальная история, международная практика. Просто никто не ожидал, я думаю, что будет такая реакция.

— …Что радикалы быстренько побегут митинговать?

— Да. Что будет такая реакция со стороны активной части населения, которая называется радикалами.

— А почему тогда эта просто активная часть населения заранее была готова и сразу побежала с надписями и нецензурной лексикой?… Причем на английском языке плакаты были. Не на грузинском, не на русском.

— Понятно. Согласен. Принимаются аргументы. У меня вопрос: а вот та часть населения, которая сидела пила мирно чай, но потом, когда увидела, как грузинский журналист, которого мы не хотим называть, оскорбляет президента, поздно вечером бросила пить чай или грузинское вино и пошла протестовать, — это радикалы либо это нормальное грузинское население?

Идти в ночь и там кричать, что там долой, в отставку, — тоже вопрос. Поэтому это такое оценочное суждение, но я согласен, что в Грузии очень много людей, которые так настроены, к моему большому сожалению. Почему многие даже из умеренной элиты так аккуратно защищали этого журналиста, что он в выражениях, по форме не прав, но по сути и смыслу — прав. Это происходит именно потому, что антироссийские настроения достаточно сильны, особенно в элите.

Но давайте о хорошем. А хорошее, с моей точки зрения, заключается в том, что большой, как говорит молодежь, респект президенту Российской Федерации, который просто классно, очень здорово на это отреагировал и наш радикальный парламент немного остудил. Собственно, что произошло?

Выступает там какой-то отмороженный журналист, а наш парламент принимает решения о санкциях. Это все-таки тоже не совсем неадекватная реакция. А президент, по сути, это и вниманием не удостоил. Вот это уже история. И он достойно все сказал, поэтому исключительно большое уважение за эту реакцию.

— Оценят ли?… Хотя нам, может быть, и не надо, чтобы оценивали.

— Мне как гражданину России совсем не важно, как это оценят в Грузии либо не оценят. Мне важно, как все-таки это оценят в России. А главное — наш президент отреагировал достойно.

Читайте продолжение интервью:

Политолог: Меркель пока не "хромая утка"

Мнение: уйдут ли Visa и MasterCard из России

Как поднять "Комсомолец"? Пока это фантастика

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев