Молдавский политик: Приднестровского конфликта нет и быть не может

Молдавия освободилась от олигарха Влада Плахотнюка, подмявшего под себя почти всю власть. Это стало возможным благодаря согласию всех влиятельных внешних игроков — России, США и Европы. Как дальше будут развиваться события? Куда пойдет Молдавия — на Запад или Восток? Какова судьба Приднестровья в новых реалиях сотрудничества внешних игроков на поле Молдавии? И возможна ли независимая от США позиция ЕС?


Уроки Молдавии для стран постсоветского пространства

Об этом "Правде.Ру" рассказал председатель общественного совета Движения "За свободную Родину" Игорь Тулянцев.

Читайте начало интервью:

Молдавский политик: "Молдавия должна стать мостом между ЕС и Россией"

— Игорь, фронт холодной войны между США и Россией сейчас проходит как раз по Молдавии, Грузии, Украине и других бывших союзных республиках. Как при таком раскладе будут развиваться события у вас, в Молдавии?

— Абсолютно верно. Граждан Молдавии хотели бы со всеми дружить и сами решать, куда надо идти. Если говорить о каких-то геополитических вещах, я не исключаю, что игра американцев в этом смысле продолжится. Для чего вообще нужно было американцам и европейцам отстранять Плахотнюка? Ведь он позиционировал себя как проевропеец и проамериканский политик.

И казалось бы, зачем европейцам или американцам демонтировать этот олигархический режим в целом, если он под козырек выполнял любую просьбу коллективного Запада. Я объясню. Антирейтинг лично Плахотнюка и всей Демократической партии был очень высок. Он составлял 98 процентов. Понятно, что позиция Плахотнюка как прозападного политика бросала тень как раз в сторону коллективного Запада.

Потому что имидж коллективного Запада в том, что он дает деньги, проводит какие-то реформы, создает блоки и т. д. А это играет против него, потому что Плахотнюк дискредитирует образ хорошего Запада, дяди Сэма, который придет и нам поможет. Поэтому уже понадобилось обнулить негативный рейтинг и коллективный Запад пошел на демонтаж этого олигархического режима.

Сегодня можно с уверенностью говорить, что мы перевернули страницу и начинаем все сначала. Россия сейчас активнее пошла в молдавскую политику. Сегодня перед нами стоит выбор: как продлевать и развивать международные отношения дальше. Это должна решить прежде всего нынешняя власть.

Поэтому я не исключаю, что американцы начнут снова заигрывать с Плахотнюком. Потому что у Плахотнюка есть очень много компромата на нынешних политических лидеров. И этим компроматом он может оказывать давление на этих людей, в том числе в предвыборной кампании и при принятии решений о дружбе с тем или иным внешним партнером.

Поэтому, конечно, я думаю, определенная игра будет продолжаться. И американцы не будут работать чистыми методами, помогать России укреплять свое влияние. Конечно, было бы наивно так думать. Этого не произойдет.

— Какова, на ваш взгляд, будет дальнейшая судьба Приднестровья? Молдавии поставлено условие от Евросоюза: пока не решен этот конфликт, вы в Союз не вступите. Приднестровье говорит, что мы никогда не вернемся в Молдавию. С вашей точки зрения, как здесь будут продвигаться переговоры, в каком контексте?

— Я думаю, если Молдавия решит приднестровский конфликт, то в Европейский союз она все равно не вступит. И об этом нам неоднократно повторяли сами высокопоставленные европейские чиновники.

Во-вторых, я сомневаюсь в том, что граждане нашей страны проголосуют за вхождение в Европейский союз, даже если такая возможность представится.

Но это все вопросы обсуждения, вопросы переговоров и позиция граждан нашей страны, поэтому было бы неплохо по этому поводу провести референдум. Но до референдума есть еще очень много вопросов, которые необходимо решить.

Про взаимоотношения с Приднестровьем неоднократно говорили, что никаких противоречий между гражданами, проживающими на левом и на правом берегу Днепра, нет. Это все выдуманный конфликт, который был выгоден лидерам, которые играли на геополитических противоречиях между европейцами и Россией, разводя людей, и на этом зарабатывали себе какие-то барыши.

Что касается дальнейших переговоров, опять же, это зависит от политических элит, насколько они смогут найти общий язык. И от международных партнеров.

Все, что касается внутренней политики и взаимоотношений между гражданами левого и правого берега, я просто вас уверяю на сто процентов, никаких противоречий нет. Уже давно каждый день тысячи людей переезжают с одного берега на другой: кто на работу, кто к родственникам, кто за покупками.

Как будут развиваться события, я думаю, мы увидим в ближайшее время. Я думаю, что переговоры скоро начнутся.

— Все-таки Вашингтон и Брюссель занимают разные позиции в отношении всех этих конфликтов. У Вашингтона цель — дестабилизация России через конфликты. Брюсселю не нужны эти конфликты, а выгодно сотрудничество с Россией. Возможно ли, что ЕС будет проводить более независимую от США внешнюю политику и европейская дипломатия станет более прагматичной, как вы считаете?

— Нет, я думаю, в этом контексте не стоит недооценивать влияние Соединенных Штатов Америки на европейскую политику. Но частично соглашусь. Конечно, европейцам не нужны никакие конфликты на их границах. Европейцы привыкли к хорошей сладкой жизни. Европейцы, исходя из своих прагматичных подходов, с удовольствием уладили бы отношения с Российской Федерацией.

Как раз Молдавия в этом смысле могла бы стать мостом. На территории Молдавии пересекается очень много культур, живет очень много национальностей. И раньше у нас не было межнациональных конфликтов. Европейцы действительно жестко продвигали антиолигархическую позицию в Молдавии. США подключились значительно позже. То, что Россия и Европа смогли договориться, я расцениваю как хорошие шансы на благоприятное сотрудничество.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев