Грузинский политик: правительство Грузии оторвано от населения

Что будет дальше в отношениях Москвы и Тбилиси? Почему испугались американцы и что они теперь планируют в Грузии? Готовы ли коммунисты войти во власть и хватит ли ума у нынешней власти сотрудничать с ними?


Грузия: Содом и Гоморра

На эти и другие вопросы обозревателя "Правды.Ру" Саида Гафурова ответил председатель Единой коммунистической партии Грузии Темур Пипия.

Читайте начало интервью:

Темур Пипия: Содом и Гоморра не имеют отношения к народу Грузии

Темур Пипия: США поработили Грузию и не отпустят ее

— 25 июня 1907 года Иосиф, тогда еще Джугашвили, Сталин совершил знаменитую экспроприацию денег, которые в конце первой революции позволили большевикам продержаться в тяжелую реакцию. Правый социалист Алданов писал, что количество марксистов в маленькой Грузии больше, чем в большой Германии.

— Значит, это подсчитано даже? А с другой стороны, мелкобуржуазная стихия сильна в Грузии. Она всегда была сильна. Это парадоксальная ситуация, но это так.

— Парадокс. А в недалеком прошлом, при президенте Саакашвили, прошла деиндустриализация Грузии. Зачем было тратить деньги на эти гостиницы в Батуми, если было очевидно, что нужно восстановить в Тбилиси авиационный завод, который производил штурмовики Су-24 и Су-25?

— К тому же это высокотехнологичное производство.

— А он вместо всего этого вбухал деньги в огромные и, как оказалось, не очень перспективные батумские гостиницы.

— Узкий кругозор у него. К тому же, наверное, главное, что этот авиационный завод был направлен в другую экономическую сторону — в пространство, где Россия присутствует. И поэтому все было сделано для деиндустриализации Грузии, чтобы оторвать Грузию от этой экономической зоны, где есть участие России.

Это и сейчас происходит. Цель этих проамериканских реваншистов — разорвать хрупкие экономические связи между Грузией и Россией, которые нынешней правящей верхушке удалось немного восстановить.

— Как бы то ни было, но мы соседи. А соседи обречены жить вместе, а не просто рядом. Могут быть драки, можно подраться с соседом, но все равно ты никуда не денешься от него, не убежишь, поэтому это предопределено. Другой вопрос — перспектива улучшения отношений между Грузией и Россией в ближайшем будущем.

В общественном мнении России и даже во внешней политике есть два очень разных базовых подхода. Один применялся и до этих событий между Россией и Грузией: есть противоречия, и мы не можем договориться по некоторым вопросам, но есть вопросы, по которым мы можем договориться. Мы можем договориться по туризму, железной дороге, электричеству — много вопросов, по которым можем договориться.

А второй подход у нас был прямо противоположный: не нужно это делать, наоборот, нужно вскрывать конфликт. Если мы будем договариваться, не решая базовые проблемы, то они загноятся и будет нарыв. И то, что произошло, в этом смысле даже хорошо. Мы убедились, что на самом деле думает президент Грузии и многие другие. Но что дальше?…

— Нет худа без добра, этот принцип сейчас действует. Но все-таки я бы не хотел, чтобы вообще это случилось, потому что разрыв экономических связей с Российской Федерацией на руку тем силам, которые хотят разорвать отношения вообще между нашими странами и использовать Грузию по полной катушке как рычаг давления на Российскую Федерацию.

На Южном Кавказе вообще много очень опасных зон. Мы все это понимаем. Конечно, этот кризис выявил все минусы, которые у нас имеются, все минусы, которые имеются у российской стороны. Российская сторона надеялась, видимо, на нынешнюю грузинскую власть, хотя они говорят, что они не враги Западу и хотят с Западом быть, больше дружить с Западом, нежели с Россией.

Но все-таки равно нынешние грузинские власти вели другую относительно теплую и доброжелательную политику по отношению к Российской Федерации, стремились развивать сотрудничество и восстанавливали потихоньку отношения с Российской Федерацией.

Они, на мой взгляд, также блокировали некоторые опасные проекты, которые есть у американцев по Грузии. Видимо, поэтому американцы решили их выгнать и поставить там своих подопечных. Насколько это им удастся, сейчас посмотрим, время покажет это уже в скором будущем.

Во всяком случае, ресурсов у нынешнего правительства мало осталось, потому что оно оторвано от населения. Дело в том, что социальный фон у нас, в Грузии, тяжелейший. Он ухудшался давно. Поэтому сейчас социальное положение представляется еще более плохим, чем если сравнить с социальным фоном при прежней власти, при Саакашвили. Это главная трагедия нынешнего правительства, всей нынешней грузинской власти.

— Если оппозиция сейчас все-таки дожмет правительство, которое и само как бы не против провести внеочередные выборы, кто победит завтра — нынешняя власть или проамериканская оппозиция? И готовы ли коммунисты к выборам, могут пройти в парламент?

— Пятьдесят на пятьдесят, я думаю. Если нынешняя власть не будет блокировать те общественные силы, которые могут и призваны подойти ближе к народу, будут именно коренные интересы народа в своих стараниях защищать, если их не будет блокировать нынешняя власть, а, наоборот, будет их использовать в свою пользу, тогда у нас есть высокий шанс победить.

Пойдет или не пойдет на это нынешняя власть — это другой вопрос. Ведь сейчас мы же находимся под давлением и в некоторых моментах даже под запретом. В Тбилиси участились угрозы в наш адрес. Пойдут ли на это нынешние власти, хватит ли у них ума, чтобы они пошли на это, трудно сказать.

Читайте окончание интервью: Грузинский коммунист: ответ России — адекватный

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее