ЕС - США: торговые распри военных союзников

Что Европе важнее — экономика или экология? Или одно не исключает, а дополняет другое? Пойдет ли Европа на дальнейшее ужесточение торговой войны со своим военным союзником — США? Об этом "Правде.Ру" рассказал научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ-ВШЭ Кирилл Энтин.


Российский фактор на выборах в Европарламент

Читайте начало интервью: 

Выборы в Европарламент: расклад сил

— Кирилл Владимирович, на выборах в Европарламент победили так называемые популистские правые силы. Другой вопрос — Ангела Меркель заявляла насчет того, что она после окончания карьеры канцлера пойдет в руководящие органы Евросоюза. С вашей точки зрения, ее приход будет на пользу Евросоюза? Изменит ли она тогда свои взгляды, в частности по экономической, внешней и миграционной политике, или все останется по-прежнему? И кто еще претендует на руководящие посты в ЕС?

— Если говорить о совершенно новых никому не знакомых людях, то их приход остается достаточно маловероятен. Во-первых, потому что сами лидеры Европейского союза, сами государства предпочитают иметь в качестве руководителей людей с министерским опытом. А в случае с председателем Европейской комиссии — с опытом уже гораздо более высокого уровня.

Мы это видели на примерах Баррозу, Юнкера и остальных. У них всех за плечами опыт руководства государством или правительством одного из государств-членов. Другое дело, что от выбора конкретного человека будет действительно сильно зависеть выбор общего курса всей Европы.

Поэтому не исключены определенные сдвиги. Но не обязательно будут сдвиги в сторону более правой политики, более жесткой политики. Это все равно будет нахождение определенного баланса. И сейчас все-таки тема миграционного кризиса отступает на второй план перед иными вызовами, в частности перед вызовами, связанными с изменением климата.

— Может быть, это все-таки во многом надуманная проблема? Уже приведены убедительные доказательства, что климат от деятельности человека практически не меняется. Выброс одного вулкана — это 30 лет выбросов мировой промышленности. Просто это определенный инструмент политики и бизнеса, одни на этом деле увеличивают влияние, другие зарабатывают деньги. Хотя, конечно, для густонаселенной и давно промышленно развитой Европы экология действительно важна. Но, наверное, гораздо более насущная реальная проблема Европы — торговые войны с Соединенными Штатами Америки.

— Это не является априори взаимоисключающим. Действительно, для Европейского союза экология является не только определенным общим вызовом. И показателем выступает то, что о проблеме экологии, необходимости пересмотра своих подходов заявляют не только зеленые партии, но и те же социалисты и либеральные демократы.

И речь идет во многом как раз уже о трансформации экономики, поскольку это, опять-таки, очень интересная ниша. Эта ниша особенно важна для Европейского союза в том плане, что в этой сфере он является законодателем моды, имеет возможность формировать стандарты.

— Главное слово здесь — "моды".

— Это определенный образ. Но за этим стоят и реальные данные, и за этим стоят, конечно же, и экономические выкладки. Поэтому та экологическая трансформация необязательно означает откат назад, совершенно необязательно означает убытки. Это означает также и новые возможности, новые рабочие места, новое развитие.

Есть место определенным протекционистским тенденциям, безусловно, например, возможный отказ от заключения торговых соглашений с теми странами, которые не присоединились, допустим, к Парижскому соглашению или каким-то другим. Об этом уже заявлял Макрон.

— Меркель недавно поставила Евросоюз в один геополитический ряд с Китаем, Россией и Соединенными Штатами. Она сказала: "Мы должны ограничивать наших конкурентов по всем направлениям". То, что с Китаем и Россией, вполне понятно. А вот насколько серьезное противостояние с Соединенными Штатами у европейцев возможно? Действительно ли в контрпозиции они встают друг против друга?

— С Соединенными Штатами разлад начался довольно давно. Но с приходом Трампа этот разлад приобрел совершенно катастрофическое измерение. И мы видим, что те попытки, которые были у некоторых лидеров, в частности у Макрона, надежда, что они смогут выступить таким посредником, мостиком и наладить отношения, ни к чему не приводят.

Европейцы очень опасаются протекционистской политики Трампа и глобальных торговых войн, в частности торговой войны с Китаем, выхода крупных стран из Парижского соглашения по климату. А выход США из сделки по Ирану — это полный подрыв той политики, которую проводят европейцы очень давно.

И, конечно же, последнее — это активное подзуживание Трампа сторонников Brexit и выхода Великобритании из ЕС, что европейцы тоже воспринимают как очень явное вмешательство во внутренние дела. Поэтому сейчас все это продолжает обостряться. Сдерживает это только то, что США все-таки больше заняты торговой войной с Китаем.

Но Евросоюз прекрасно понимает, что в данный момент по очень многим направлениям, по крайней мере, по коммерческому измерению, он не может воспринимать Соединенные Штаты в качестве союзников. Это ни в коем случае не подрывает важность США в плане обеспечения безопасности и приверженность европейцев НАТО.

Но в данном случае действует принцип "мухи отдельно, котлеты отдельно". Поэтому в том, что касается торговой политики, что касается изменения отношения в Европейском союзе к американским компаниям, в частности в сфере права конкуренции, в сфере цифровых технологий, мы видим по всему спектру очень значительное ужесточение позиций.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее