Сирия: война не повод для краха экономики

Экономика Сирии активно развивается даже в условиях войны. НАТО и его союзники многое разрушили из экономической инфраструктуры, но не все. В свое время США пытались разрушить культивирование в Сирии твердых сортов пшеницы, которые успешно идут на экспорт в Италию и другие страны Запада.


Что ждет Сирию - война или переговоры?

Экономику Сирии обсудили обозреватель "Правды.Ру" Саид Гафуров и председатель комитета по финансовому законодательству парламента Сирии, генсекретарь Сирийской компартии, профессор Аммар Багдаш.

Читайте начало интервью:

Сирия: победа одержана, но война не закончена

— Доктор Омар, что сейчас важнее для сирийского руководства — военные аспекты или уже экономические? Принимаются ли меры для восстановления экономики, инфраструктуры, поощрения малого бизнеса, создания новых заводов? Можно ли говорить, что экономический фронт становится важнее, чем военный?

— А экономический фронт всегда был важен, даже в самое жаркое время военного кризиса. Потому что как ты можешь держаться, если ты экономическую и социальную сферу не бережешь и не развиваешь даже в самые трудные времена? Это опыт всех стран мира.

У вас, когда был Советский Союз, по-моему, экономика сильно развивалась как раз во время Великой Отечественной войны. Если бы она не развивалась, то вы бы не победили несмотря на весь героизм вашего народа. Но когда советские танковые заводы стали выпускать уже больше, чем немецкие, то тогда и наступил перелом в войне, последовали Сталинград и Курск. То же самое у нас, мы должны заботиться об экономике в любые времена.

И мы думаем об этом. Сирийские коммунисты все время это выдвигали, говорили, что социально-экономическая сфера играет ключевую роль в том, чтобы все время удовлетворять потребности страны и быть главной социальной опорой национального режима, антитеррористического режима в Сирии, то есть трудящихся. Об этом мы все время говорим.

А с национальной точки зрения, по нашему мнению, есть три основные задачи. Защита независимости — раз. Второе — защита полного суверенитета, то есть вопросы будущего Сирии будет решать только сирийский народ без всякого иностранного вмешательства. Третье — это борьба за полное территориальное единство Сирии.

Все эти три лозунга предполагают полное освобождение Сирии от иностранных оккупантов. Я имею в виду НАТО, в первую очередь США и все остальные страны НАТО. И социально-экономический аспект на данном этапе также должен быть основным фактором. В этой национально-освободительной борьбе сирийского народа он играет существенную роль.

Это значит, в первую очередь, отдельно и целенаправленно делать уклон на сферу производства, а не на всякие второстепенные с точки зрения экономики проекты, как, например, гостиницы, туркомплексы и т. д. Надо поддерживать и восстанавливать основные экономические сферы.

— Промышленность, конечно, очень важна. Но ведь туризм сейчас во многих странах выступает одним из основных драйверов развития.

— Конечно, но какой туризм может быть у нас сейчас в такой ситуации и с такими конкурентами? Только культурный, в Пальмиру добро пожаловать, Босра тоже интересна в этом виде, но это не для массового иностранного туризма, а для культурных цивилизованных людей. Хотя для тех, кто любит в море купаться, тоже есть много хорошего в Сирии.

Но у нас сейчас это запущено, и есть большая конкуренция со стороны соседних стран. А к нам люди еще боятся приезжать, но уже есть и такие, которые приезжают именно ради этих исторических монументов. Есть так называемый религиозный туризм, очень много приезжает паломников из Ирана для посещения святых для них мест. Это тоже ведь туризм.

Но не это (не туризм) главное, гораздо важнее промышленность и сельское хозяйство. До войны Сирия себя хорошо обеспечивала основными видами продовольствия, а это феномен для арабского мира. Полностью пшеницей не только страну обеспечивали, но даже экспортировали, особенно в Италию. В Италии макаронные заводы очень любят твердый вид пшеницы, которой славится Сирия.

— Это хорошие районы вдоль Евфрата?

— Это в основном северо-восток, в котором сейчас очень много американских баз. Это как раз житница Сирии. И другими вещами, в основном сельскохозяйственной продукцией, Сирия сама себя обеспечивала. А это играет большую роль также и в политике. Кондолиза Райс, эта ведьма, когда-то сказала, что трудно диктовать что-либо Сирии, когда она у вас не импортирует хлеб, не живет на импорте из Штатов.

— И многие современные электронно-технические вещи: стиральные машины, телевизоры, — Сирия тоже сама производила до войны…

— Да, телевизоры, холодильники, стиральные машины — все это свое. У нас легкая промышленность очень хорошо развита, особенно текстильная. Текстиль и сейчас в Дамаске есть свой хороший.

— А вот стиральные машины — поломали, взорвали завод?

— Нет, работает. Некоторые заводы действительно взорвали, но это в Алеппо, а те заводы, которые находятся в Дамаске, работают. Притом у нас алеппские промышленники — очень активные люди, они сейчас все восстанавливают. У нас активный народ очень. Этот хороший феномен касается и национальной буржуазии.

Даже во время жестких военных времен, когда мятежники стояли фактически всего в восьми-десяти километрах от Дамаска, происходили постоянные артобстрелы, экономическая жизнь не замирала. Падает бомба в какой-нибудь район, а через десять минут там снова возобновляется жизнь. Кафе работают, и магазины, и все остальное. Народ у нас оказался смелым, ясно подтвердил еще раз, что он смелый народ.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев