США зря оскорбили Китай. Они пожалеют

Китай и США вступают в активную фазу противостояния. Это стало очевидно после деклараций ответственных представителей администрации Дональда Трампа, не пожелавших хоть как-то косметически ретушировать свою мысль. Так, директор по политическому планированию Кирон Скиннер в грубой форме заявила о несовместимости двух цивилизаций, фактически обвинив Пекин в том, что он не принадлежит к "европеоидной" культуре.


Китай: союзник России или ее враг?

На самом деле, почва для подобной конфронтации готовилась давно. Насколько же воинственные заявления нынешнего главы Белого дома могут повлиять на общий политический курс США в их взаимоотношениях с КНР? Что может противопоставить Китай американской жесткой позиции?

Помимо очевидных аргументов о возможности закрытия для американцев рынка сбыта Китая, а также возможности предъявить США ценные бумаги с требованием срочного погашения долга, у Поднебесной есть и другие весьма любопытные и не менее существенные доводы.

Прежде всего, Китай в состоянии буквально парализовать всю высокотехнологичную промышленность США, лишив их доступа к собственным редкоземельным металлам. На самом деле, именно в КНР добывается и обогащается до промышленной кондиции более 70 процентов планетарной добычи редкоземельных элементов (крупнейшее месторождение находится в Баян-Обо), хотя официально Китай и обладает только 23 процентами всех мировых запасов. В настоящее время мировой спрос на этот вид полезных ископаемых составляет порядка 200-240 тысяч тонн.

Между тем, ни один компьютер, планшет, сотовый телефон, люминесцентная лампа или ветряная турбина, жесткий диск, лазер или магнит не могут быть изготовлены без использования как минимум нескольких металлов, относящихся к этой группе. И прежде всего речь идет об аккумуляторных батареях. Например, в литий-ионном энергетическом модуле в обязательном порядке содержится лантаний. А при полировке стекла любого ИТ-изделия используется оксид церия. Этот список можно продолжить. В КНР добываются скандий, иттрий, лантан, диспрозий, эрмий, гольбий, самарий, европий, гадолиний, тербий, промедий, неодим, лютеций, тулий и некоторые другие редкоземельные элементы.

Любопытно, что, как бы предвидя сложившуюся ныне ситуацию, Пекин уже давно запретил экспорт этого вида полезных ископаемых в форме сырья. За рубеж уходит продукция, полученная в результате окончательной обработки. Именно в этой связи редкоземельные металлы были исключены вашингтонской администрацией из списка товаров, облагающихся пошлиной при импорте в США.

Конечно, США имеют достаточно большие запасы. Но как долго этой стране удастся сохранять свое промышленное производство без новых поступлений необходимых элементов? Неужели такой хитрый и опытный делец, как Дональд Трамп, не понимает вполне очевидную истину: США рубят тот сук, на котором сами сидят?

Есть и второй не менее любопытный и неизбитый аргумент, касающийся контроля за напряженным грузопотоком, существующим между Европой и Азией. Успешная торговля двух континентов обусловлена свободной прокачкой грузов через зону Малаккского пролива. Далее коммерческие суда следуют через Южно-Китайское море. Согласно данным танкерных перевозок списка Ллойда (GTIS), ежедневно здесь проходят от 14 до 15 миллионов баррелей нефти-сырца, что составляет порядка 30 процентов мирового трафика.

В Пекине великолепно понимают, что жесткий контроль над судоходством в районе Малаккского пролива способен поменять весь мировой экономический расклад. В то же время подобные меры действительно необходимы для обеспечения энергетической безопасности и экономического суверенитета Поднебесной. Эти воды печально прославились бесконечными разбойными нападениями на танкеры и сухогрузы, а ведь Китай получает львиную долю своих энергоносителей именно морским путем.

В июле 2016 года между КНР и США уже возник ожесточенный спор, едва не дошедший до вооруженного противостояния двух великих держав. Пекин стал расширять площадь безымянных островов архипелага Спратли в Южно-Китайском море. В настоящее время полученные в результате намыва искусственные сооружения уже используются в качестве перевалочных баз для операций ВМФ этой страны.

Три года назад США увидели в этом ущемление собственной роли военно-морского жандарма и направили в регион свой Тихоокеанский флот. Пекин сделал вид, что не заметил маневры Вашингтона, и продолжил настаивать на признании статуса национальной территории за созданными им искусственными островами, что в свою очередь и согласно международному праву подразумевает собой эксклюзивную экономическую зону шириной в 200 морских миль.

Конечно, пока Гаагский трибунал еще не признал обоснованность претензий китайцев, что совсем не помешало последним продолжать обустройство баз. На бряцание же оружием из-за океана Пекин лаконично заявил о своей готовности к вооруженному конфликту. Некоторое время спустя США пошли на попятную.

Читайте также: Зачем Китаю пустынные острова

Получается, что Китай уже вышел победителем в этой схватке: он не испугался США и сумел настоять на обоснованности своих территориальных претензий. Кстати, сохранение под своим контролем архипелага Пратли позволило КНР также получить доступ к новым шельфовым месторождениям газа и нефти в этом регионе.

В чем-то позиция КНР сродни позиции России по Черному морю. Трудно не заметить, что и в том и в другом случаях США пытаются навязать свою волю методами военной дипломатии за тысячи километров от своих берегов, вторгаясь в чужое экономическое пространство. Впрочем, что с Китаем, что с Россией шутки плохи. В ответ на агрессивную политику США в вопросе по Южно-Китайского морю Пекин заявил о создании опознавательной зоны ПВО над искусственными островами. То есть и воздушное пространство над крупнейшей на планете транспортной артерией оказалось в руках Китая. Следующим шагом станет, по-видимому, создание нескольких баз для атомных подводных лодок.

Читайте также: Как Китай опоясывает мир

В качестве вывода напрашивается вопрос: понимают ли американцы, что они могут лишиться компьютерной индустрии, которая зачахнет естественным путем, лишившись притока редкоземельных металлов. С другой стороны, по вопросу Малаккского пролива КНР уже сейчас вполне в состоянии воспрепятствовать экспорту американских товаров морским путем в Европу и Азию.

В этой связи трудно не заметить, что в настоящее время на верфях Шанхая и Даляня готовится к спуску на воду уже третий китайский авианосец водоизмещением порядка 80 тысяч тонн с электромагнитными катапультами для ускоренного старта самолетов в небо. Отметим, что предварительно КНР успешно спустил на воду переделанный из российского "Варяга" авианосец "Ляолин" ("Тип 001"), вошедший в состав китайского ВМФ еще в 2012 году. В апреле 2017 года появился и второй корабль того же класса, который можно назвать улучшенной версией первоначального российского проекта. Нет сомнений, что все три сверхкрупных корабля будут нести службу в районе Южно-Китайского моря, последовательно отстаивая интересы Поднебесной перед лицом пришельцев из-за океана.

В свете вышеизложенных фактов позиция Трампа выглядит, как минимум, странно. Это тем более удивительно с учетом того, что еще три с половиной года назад в докладе Счетной палаты США (GAO) указывалось на латентную угрозу для американской промышленности в связи с возможными перебоями в поставке редкоземельных элементов. Однако похоже, что у администрации американского президента (и лично у Кирон Скиннер) наблюдается жестокий мозговой кризис, то есть, в переводе на язык родных осин, там элементарно не хватает мозгов, чтобы оценить последствия противостояния с "великим земляным драконом", как принято называть Китай в Пентагоне.

Читайте также: Эксперт: "Жестокий торг" КНДР и США Россия не остановит

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google