Западный каток: Украина закрывается, следующая - Турция?

Жители многих районов Стамбула устроили "кастрюльный протест" в связи с решением ЦИК отменить итоги выборов мэра, на которых победил кандидат от оппозиции Экрем Имамоглу. Можно ли говорить, что результаты муниципальных выборов означают начало конца Эрдогана?


Что Эрдоган просил у Путина?

Кто пытается его свалить? Какова роль США и ЕС в турецкой политической жизни? Возможна ли януковичизация Эрдогана и украинизация Турции? На кого ставят турецкие финансовые круги, разные политические и национальные группы?

На эти и другие вопросы "Правде.Ру" ранее ответил видный тюрколог, докторант МГИМО, специалист по российско-турецким отношениям Икбаль Дюрре.

Читайте начало интервью:

Турция после кризиса и выборов: "ноль проблем" еще далеко

Власть Эрдогану дали курды. Теперь отбирают?

С-400 Турции не по карману — мнение

— Икбаль, будут ли в Турции какие-то существенные изменения после недавних муниципальных выборов, на которых, как ты говоришь, правящая Партия справедливости и развития проиграла? Сделает ли Эрдоган выводы, изменит ли курс?

— Конечно. Эрдоган остается президентом еще как минимум на четыре года. А в Турции президентская система. Но один только Стамбул, который правящая партия потеряла, — это же 40 процентов экономики Турции. Поэтому думать, что это никак не будет влиять на власть в Анкаре, было бы наивно. Будет влиять, потому что, во-первых, экономика этих городов являлась и является одним из главных источников для деятельности его партии в этих городах.

— Ну кадры, конечно...

— Кадры и т. д. Сейчас у них не будет таких возможностей, которые были до этого. В этом смысле так или иначе все равно влияет. Но даже не это главное. Главное — загадочный и непобедимый, непобеждаемый образ Эрдогана померк…

— Миф о его непобедимости?

— Да, миф о его непобедимости начал исчезать. Но я все-таки искренно считаю, что лучшим вариантом было бы для Турции, чтобы он вернулся именно к своим изначальным посылам. Потому что в ином случае я в ближайшее время альтернативу выхода из социального и экономического кризиса для Турции не вижу.

Я не хочу, чтобы в Турции образовалась обстановка хаоса. Поэтому я надеюсь, что Эрдоган сделает необходимые выводы для себя. Хотя его недавнее заявление, сделанное после того, как он вернулся из Москвы, немножко меня тревожит. Он сказал, что надо провести повторные выборы в Стамбуле. Если он на это пойдет, ничего хорошего из этого не получится.

— Но он же в прошлый раз с парламентом этот фокус протащил: назначил перевыборы, когда первые выборы проиграл, и на вторые сумел своих мобилизовать и выиграть.

— Да. Только время сейчас другое. И экономика Турции сейчас не такая сильная, как в тот период. Поэтому мне кажется, что он больше приобретет, если согласится с результатами выборов. Вот и все. Это было бы лучшим вариантом.

— А что он конкретно сказал про выборы в Стамбуле?Нарушения были?

— Он сказал, что нарушений было много. Там разница составила около 14 тысяч голосов. Для такого огромного города — это не цифра. Но он не на сто процентов говорит, что обязательно нужно отменить результаты, не диктует, что надо еще раз делать выборы. Он говорит, что мы будем использовать все законные способы, чтобы повторить выборы. Говорит, что как выборный комитет решит в конце концов, так и будет. Он просто высказывает свое пожелание о том, что ему бы хотелось. Но в конце концов решит суд или избирательная комиссия. Это уже неплохо.

— Эта стихийная и непрочная социальная коалиция капитала, националистов, республиканцев, левых и курдов может сохраниться до президентских выборов?

— Не думаю. Все зависит от того, как Эрдоган себя дальше будет вести. Если он будет продолжать такую же политику в отношении курдов и экономики, то вполне возможно, что эта коалиция против него сохранится. Хотя это будет очень сложно, потому что это искусственная коалиция. Все-таки у курдов память о Республиканской народной партии не очень положительная, мягко говоря.

— США и Европейский союз в выборы в Турции вмешивались? Вообще, они в политические процессы в Турции вмешиваются?

— Они призывали власть признать результаты выборов. На что в Анкаре отреагировали очень отрицательно. Ответили, что это не ваше дело, не вмешивайтесь. Но заявление такого рода было с их стороны.

— Возможна ли януковичизация Эрдогана и украинизация Турции? Ведь Европа загнана в тупик. У них стагнация, которая скоро превратится в рецессию. И им нужно расширять поле. Украину они уже почти переварили. Следующей целью может быть еще Белоруссия, но она маленькая. А Турция давно хочет в Европу. Там много недовольных, баланс примерно 50 на 50 за Эрдогана и против.

— Дело в том, что Евросоюз приостановил процесс переговоров.

— Да, но можно же вернуться...

— Можно вернуться. Вообще Евросоюз в этом играет второстепенную роль. Американцы закручивают гайки Турции. Во-первых, конечно же, из-за развивающихся отношений с Россией. А кроме этого, кстати, и с Европой, потому что несмотря на все проблемы Европа не сбрасывает со счетов Турцию.

Турция нужна им главным образом как рынок и как буферная зона между Европой и Ближним Востоком. Поэтому, действительно, в этом смысле можно ожидать любых влияний. Мне бы очень не хотелось, чтобы Турция пошла по пути Украины.

— Зато украинцев в Европу без визы пускают. Теперь не платят за шенген. Страну разрушили, но 35 евро на визе сэкономили.

— Я думаю, что для граждан Турции это не смысл жизни. Наоборот. Многие европейцы приезжают в Турцию жить, особенно люди в возрасте. Прибрежные районы особенно популярны. Там зимой теплее, чем в Европе. Поэтому они предпочитают жить в Турции.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Смотрите видео интервью полностью: Что Эрдоган просил у Путина?

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google