Выборы на Украине: механизм фальсификации запущен?

Выборы президента на Украине 31 марта ставят для российской власти вопрос — признавать или не признавать их итоги, сказал "Правде.Ру" директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов.


Чем важны России выборы на Украине?

Как Кремль решит эту дилемму? Какой кандидат предпочтительнее для России? Как явка повлияет на исход выборов? Как избранный президент будет выполнять обещания о возвращении Крыма и реинтеграции Донбасса? Что означает конфликт генпрокурора Украины Юрия Луценко и посла США на Украине Мэри Йованович. Важны ли они ли для простых украинцев? Когда и как решится вопрос с паспортизацией граждан республик Донбасса?

— Денис Олегович, вы украинский или российский институт представляете?

— Этот институт зарегистрирован в городе Москве. А до этого я возглавлял украинский филиал Института стран СНГ в городе Киеве.

— Расскажите, пожалуйста, о предстоящих на Украине президентских выборах. Что важного и интересного там сейчас происходит?

— Наконец-то, спустя несколько месяцев избирательной кампании мы можем говорить, что существует три кандидата, которые реально претендуют на вхождение во второй тур. Это Зеленский, Порошенко и Тимошенко. По всем социологическим исследованиям уже видно, что никаких случайностей нам ожидать просто не приходится.

На данный момент, я думаю, никто не рискнет точно сказать, кто выйдет во второй тур. Это все могут быть не более, чем предположения, потому что у каждого из этих кандидатов существует набор характеристик, которые до сих пор точно не прояснены.

У Зеленского главный вопрос: проголосует ли за него его так называемый "ядерный" электорат — молодежь, — потому что, как мы знаем, именно молодежь в основном охотно отвечает на социологические исследования, но не многие приходят голосовать. А у Зеленского их поддержка составляет порядка 40 процентов. Соответственно, и рейтинг его можно значительно корректировать с учетом этой цифры.

По действующему главе остается большим вопросом уровень и степень его влияния через административный ресурс. Ведь еще несколько месяцев назад его рейтинг составлял не более пяти процентов. За счет целого ряда событий, инициированных им и его штабом, он, с одной стороны, попытался нарастить этот рейтинг, и это у него действительно получилось.

Но с другой стороны, в настоящий момент есть очень большая проблема, связанная с социологическими исследованиями на Украине, потому что все прекрасно понимают, что коррупция добралась и в эту сферу. И точно теперь сказать, у кого какой рейтинг, я думаю, крайне затруднительно. Причем подтасовки там происходят даже не только на финальной стадии (то есть нарисовать какие-то цифры), а на начальном и срединном уровне. Сама база опроса формируется изначально на неправдивой основе, поэтому это проблема.

Ну и третий наш кандидат — это Юлия Владимировна Тимошенко, которая сколько бы ни участвовала в выборах президента, успеха не имела. Для нее появляется очередной шанс. Ну и, опять-таки, вопрос: сможет ли она на равных конкурировать с тем административным ресурсом, который будет выстроен против нее со стороны действующей власти?…

— И все эти кандидаты выдвигают России одни и те же требования: хотят приструнить Россию как "агрессора", "вернуть Крым", "реинтегрировать Донбасс" и т. д. Ни о каком-то диалоге с Россией никто из этих троих речь не ведет.

— Стратегически да, тактически разница там, конечно, небольшая есть. Лидер этой гонки Владимир Зеленский до сих пор, кажется, еще толком не сформулировал свои внешнеполитические приоритеты и пристрастия. Конечно, он не очень представляет и возможности. Вряд ли он хорошо понимает, что из себя представляют ключевые центры геополитического влияния в мире. По крайней мере, исходя из его выступлений такое складывается впечатление.

— Он ставленник Коломойского или нет?

— Этот вопрос уже два месяца обсуждается. Насколько существует эта взаимозависимость, влияние, точно до сих пор неизвестно. Но мне кажется, не обошлось без участия опального олигарха. Другое дело, если случится такое очень непредвиденное событие, выиграет выборы Зеленский, естественно, найдется огромное количество людей, которые захотят подвинуть влияние Игоря Коломойского от этого человека.

И у них это получится, потому что в нынешнем политическом и бизнес-раскладе на Украине Коломойский уже не играет той доминирующей роли, как это было еще несколько лет тому назад. То есть это вопрос скорее философский. Аффилированность есть. Насколько она серьезна, мы увидим в самое кратчайшее время.

— В этих выборах, конечно, снова велика роль Соединенных Штатов.

— Конечно.

— А недавно закрутилась интрига в связи с наездом генерального прокурора Луценко на посла Мэри Йованович? Он сказал, что она приносила ему какие-то списки неприкасаемых, а он с гордостью их отверг, потому что закон и порядок на Украине для него важнее всего. Что происходит?

— Традиционно на Украине происходит, с одной стороны, что-то очень непонятное, что в итоге потом хочет представить каждый из кандидатов как свой плюс. Появился документ, на который ссылается Луценко, но документ почему-то за подписью еще предыдущего посла Соединенных Штатов Пайетта, к Йованович никакого отношения не имеющего.

И касается этот документ внутривидовой разборки относительно одного антикоррупционного центра. Насколько эта ситуация будет иметь продолжение — большой вопрос. И очень похоже на то, что подобные манипуляции используются для того, чтобы продемонстрировать администрации Трампа свою конкретную позицию, но ни один из кандидатов и ни один из более-менее значимых персон из команд кандидатов просто не может выступить открыто против Соединенных Штатов.

Они прекрасно понимают, что если не полное влияние Соединенные Штаты имеют на украинскую ситуацию, то по некоторым вопросам это влияние решающее. Достаточно просто посмотреть заявления посольства Соединенных Штатов за последние две недели. Они позволяют себе совершенно неприкрытое вмешательство во внутренние дела вроде как суверенного государства.

Потому что говорить о том, что необходимо увольнять антикоррупционного прокурора или общественной организации не надо проводить такие мероприятия в центре Киева, как это касалось национального корпуса, может позволить себе только контрагент со стороны метрополии. Позиция Соединенных Штатов совершенно неприкрыто демонстрирует, что Украина — страна с ограниченным суверенитетом. Такие демарши ни в одной нормальной стране невозможны.

— С вашей точки зрения, будет большая явка на этих выборах? И какое это имеет значение?

— Я очень сомневаюсь, что может быть большая явка. Но это на самом деле совершенно субъективная позиция и показатель. Для современной Европы больше 50 процентов — это уже очень высокая явка. Для постсоветского пространства по регионам — большая разница. Есть данные последних социологических исследований на Украине. Некоторые компании говорят уже — более 80 процентов. Но опять же вопрос, насколько этому можно верить.

А вот давайте с другой стороны посмотрим на этот вопрос. Власть говорит о том, что явка была 80 процентов, а реально пришло 60 процентов. Двадцать процентов в чью корзинку упадет, скорее всего?

— Скорее всего, в порошенковскую...

— И это очень вероятный сценарий. Смотрите, какая ситуация произошла и происходит на Украине. Люди должны голосовать на основании так называемого реестра избирателей страны. На Украине два месяца назад было 36,6 миллиона человек в целом, в настоящий момент почему-то их стало 35,9. А Центральная избирательная комиссия печатает бюллетени исходя из старых 30,2 миллиона.

Никто на Украине не может точно сказать, какое количество людей находится на временных заработках за рубежом. Мы знаем ориентировочные цифры. Россия — три миллиона, Западная Европа — три миллиона. Где-то так. Те люди, которые живут в Донецке и Луганске, украинской властью считаются временно перемещенными.

Это те, кто регистрируется для получения социальных пособий, пенсий и т. д. Министерство социальной политики говорит, что таких — 1,4 миллиона человек. Но они точно не будут голосовать, потому что находятся не на территории Украины.

И вот вопрос: каково реальное количество людей, которые теоретически могут прийти на выборы? Ведь порядка 13-14 миллионов просто физически не смогут проголосовать. И это огромный ресурс для представителей власти, чтобы запускать механизм фальсификации.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также:

Выборы на Украине выходят на финишную прямую

Москва может усомниться в выборах на Украине

Порошенко предали соратники, перебежав к Зеленскому

Домашнее