Победит ли Китай в экономической схватке с Евразией?

В то время как Европейский союз готовится справиться с ударом в солнечное сплетение под названием "брекзит", а в США уже идут разговоры о возможной гражданской войне в недалеком будущем, страны Азии заключают новые договоры о сотрудничестве. Например, Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК) стоимостью 62 миллиарда долларов предоставит Китаю доступ к пакистанскому порту Гвадар на берегу Индийского океана. Причем на расстоянии не более ста километров Индия и Япония уже развивают конкурирующий порт в юго-восточном Иране.

В мае этого года в Пекине состоялся форум "Один пояс — один путь", на котором обсудили перспективы сотрудничества между двумя странами. Срок реализации предложений плана — 15-30 лет. Самая обстоятельная его часть посвящена сельскохозяйственным проектам: Пекин планирует превратить Синьцзян-Уйгурский автономный район (и в особенности — округ Кашгар) в базу по переработке выращиваемого на территории Пакистана сельхозсырья. Во всех крупных городах Пакистана будет построена система хранилищ, которая позволит аккумулировать и транспортировать урожай, который станут продавать в Китае, Пакистане и соседних странах. Также будут построены заводы по первичной переработке мяса, молока, зерна, овощей, фруктов, производству джема.

Китайские предприятия призывают "выжимать максимум из льготных кредитов", им обещают помочь "установить прямой контакт с соответствующими китайскими и пакистанскими чиновниками". Авторы документа признают, что многие инвестиции не дадут желаемого результата, но замечают, что "финансовые риски будут децентрализованы".

Для финансирования проектов на территории Пакистана будут применяться "синдицированные кредиты, совместный акционерный капитал, совместный выпуск долговых обязательств" и многие другие формы финансирования.

Россия активно поддерживает этот проект; ее интересует создание подобного коридора с Индией. С момента возникновения колониальных держав Европы в XVI веке экономическая активность Азии была сосредоточена на ее береговых линиях. Но это может измениться, поскольку благодаря Китаю, Японии, России и другим региональным державам Азия обретает возможности для сотрудничества с Европой. Идея нового Шелкового пути многими воспринимается неоднозначно. США всегда стремились воспрепятствовать возникновению гегемонистской власти в Евразии. По мнению западных аналитиков, за этой идеей скрываются грандиозные амбиции.

Инициатива Китая предполагает создание шести составляющих экономических коридоров: Бангладеш — Китай — Индия — Мьянма, Китай — Монголия — Россия, Китай — Центральная Азия — Западная Азия, Китай — Индокитайский полуостров, Китайско-пакистанский экономический коридор и евразийский сухопутный мост. Поставленную цель предполагается достичь посредством строительства дорог, портов, мостов и других инфраструктурных объектов, а также заключением соглашений о зонах свободной торговли. География проекта может охватывать 65 стран, в которых живет 70% населения всего мира. Функционально он направлен на укрепление жесткой и мягкой инфраструктур и даже культурных связей.

Благодаря этому плану Китай сможет инвестировать в различные проекты около четырех триллионов долларов. Для сравнения: план Маршалла стоил бы сегодня около 130 миллиардов долларов.

Развитие региона идет небывалыми темпами. За последние два года прямые железнодорожные грузовые перевозки соединили Китай и Афганистан, Иран и Великобританию. В самом Китае построено более 22 тысяч километров железнодорожных путей. Это больше, чем во всем остальном мире.

В АБИИ (Азиатский банк инфраструктурных инвестиций) входит уже около 80 стран-членов со всех шести континентов, включая многочисленных союзников США. Благодаря китайским кредитам на развитие инфраструктуры Филиппины и Камбоджа уже пересмотрели свои военные и дипломатические отношения с Соединенными Штатами.

Япония со своей стороны стремится защитить свое положение в Юго-Восточной Азии. Например, премьер-министр Синдзо Абэ создал партнерство для развития инфраструктуры высокого качества стоимостью 200 миллиардов долларов. Члены этого партнерства делают акцент на качестве, заявляя о том, что японская инфраструктура более безопасна, более надежна и более экономична, чем китайская.

Конкуренция между двумя странами особенно обострилась после того как Китай перехватил у Японии буквально из-под носа контракт на строительство первой скоростной железной дороги в Индонезии. Но влияние Японии на принятие решений по инфраструктурам усиливается благодаря ее лидирующему положению в различных влиятельных организациях, в частности в Азиатском банке развития (АБР), где она является председателем.

Благодаря своему центральному положению Россия имеет множество преимуществ. Сейчас она сосредоточилась на нескольких стратегически важных проектах: на севере Россия осуществляет портовые и энергетические проекты в Арктике; на востоке — ведет совместные с Китаем проекты по строительству трубопроводов; на юге наша страна развивает сотрудничество с Азербайджаном, Ираном и Индией; на западе — строит железнодорожный путь в обход Украины и мост в Крым стоимостью четыре миллиарда долларов.

Москва также занимается формированием мягкой инфраструктуры и экономических правил. ЕАЭС создает единый рынок между Россией, Арменией, Беларусью, Казахстаном и Кыргызстаном. Владимир Путин и Си Цзиньпин в свою очередь уже пообщались на тему объединения Евразийского экономического союза и Китайско-пакистанского экономического коридора, но пока никаких действий предпринято не было.

Эта новая большая игра, по всей видимости, скоро приведет к появлению нового союза в Южной Азии и сделает этот регион важным центром силовой политики на несколько ближайших десятилетий.

Темы китай