Камерун отделил Бретань от Франции

Объединение Европы готовилось долго. Но едва возникнув, причем не совсем законно — без соблюдения необходимых юридических процедур, по воле политиков, а не народов, — ЕС стал трещать по швам. Теперь же речь идет не только о возможном отделении стран, но и о дроблении внутри них. Сепаратистские настроения давно царят в Великобритании, Испании, Италии… К параду суверенитетов присоединилась французская Бретань. Оказывается, этот край юридически никогда не был частью Франции. Она захватила его. Теперь бретонцы заявили о независимости и даже получили признание. Об этом в прямом эфире видеостудии Pravda.Ru рассказал по скайпу канцлер правительства государства Бретань в изгнании Марк Ле Байон.


Провинция Франция заявила о своем суверенитете

Господин Ле Байон, вы действуете подпольно. Год назад вы подготовили и обнародовали Декларацию канцлерства Бретани "О суверенитете исторического герцогства Бретань и ее освобождения от Франции". Вы считаете, что Бретань имеет полное право быть признанной суверенным государством. Какие основания есть для этого?

— Я приветствую российский народ и благодарю вас за возможность рассказать об этом. Надо просто понять одну вещь — юридически Бретань всегда, начиная с периода римлян, была суверенным государством, то есть более 1080 лет. Юридически Франция не имеет никакого права и никакой власти, суверенитета над нашим государством. Не существует никакого официального соглашения о союзе, альянсе, присоединении, слиянии, которые устанавливали бы отношениями между провинцией Бретань и Францией. Существует только единственное соглашение, заключенное в XVI веке, в котором говорится о том, что Франция и Бретань являются независимыми суверенными государствами, которые поддерживают отношения друг с другом.

— Лидеры Савойской лиги также заявляют о независимости провинции Савойя на юге Франции. Но их отношения подкреплены декларацией об аннексии Савойи Францией. У вас же был подписан двусторонний международный документ, в котором Франция признала независимость герцогства Бретань. Но насколько вас поддерживает бретонский народ?

— Нас поддерживает комьюнити государства Бретань, у нас есть поддержка бретонского общества. Хотя у нас нет даже строго единого движения, каждый пытается по-своему заявить о себе. Но Декларация о национальном суверенитете год назад позволила нам наконец-то объединиться и осознать свои силы. Как государство мы уже предприняли соответствующие действия, обратились в ООН и другие страны для того, чтобы теперь открыть официальные посольства за рубежом.

В Камеруне мы уже признаны государством. Теперь мы предпринимаем такие же попытки в США, России, Испании, Великобритании и других странах, где у нас есть свои представители. Поскольку у нас уже есть признание в качестве независимого государства, теперь мы пытаемся расширить признание нашего суверенитета.

Для того, чтобы установить отношения с российским МИДом, мы направили посла герцогства Бретань в Россию. Его зовут Янник-Эрван Отсэрр, он сейчас в Москве. И он сейчас начинает рабочие отношения с представителями Департамента Европы Министерства иностранных дел России. Также мы начали переговоры с США для того, чтобы там открыть свое представительство и официально закрепить наши отношения.

— Что думает французская власть о ваших действиях? Не преследуют ли вас за сепаратизм?

— Французская жандармерия, военная полиция с тех пор, как я начал свои действия, максимально усложняет мне жизнь. Французский МИД — Ке-д'Орсе — настолько плохо относится к нашей независимости, что даже испытывает настоящее чувство паники, столкнувшись с нашей твердой позицией. Потому что это наше право, и это очень важно.

Мы не делаем никаких авантюрных шагов, ведь мы легально юридически имеем право на то, на чем сейчас настаиваем. Уже более тысячи лет мы были суверенной страной, а 27 июня 2015 года мы осознали, что мы должны оформить это отдельной декларацией. И теперь мы — отныне и во веки веков — государство.

С тех пор, как мы издали нашу декларацию, бретонцы — нация государственного уровня. До этого мы тоже были нацией, но теперь мы — настоящая страна. В 1488 году нас оккупировали, но наши границы очерчены совершенно четко еще в римских хартиях. Мы — независимое государство. У нас есть надежда быть признанными ООН, получить статус и кресло в официальном представительстве ООН.

— Спасибо, господин Ле Байон. Мы поняли ваше послание. Правда.Ру продолжит эту тему в интервью с послом герцогства Бретань в России Янник-Эрван Отсэрром. Надеюсь, что и с вами еще встретимся в эфире.

— С большим удовольствием, большое спасибо. До свидания, "кенаву" по-бретонски.

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовал

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее