«Классики» против «реалистов»

К судьбе реформы образования
Судя по сообщениям с недавней встречи Владимира Путина с группой суперлиберальных экономистов, известных безжалостным осуществлением в своих странах радикальных рыночных преобразований, основной акцент Кремль намерен сделать на пенсионной реформе. Что ждет граждан — пока точно не ведомо. Возможно, что их не ждет ничего, поскольку реформу могут и отменить. Почему? Обратимся к судьбе реформы образования.

Из начатых правительством Михаила Касьянова преобразований одним, из немногих реально воплощенных, или, по крайней мере, подошедших к этой стадии, стало намерение министерства образования отказаться от старой "советской" системы зачисления в вузы. С каждым годом становилось все очевиднее, что прежние принципы построения образовательного процесса, прежде всего в высших учебных заведениях, вступали во все более острое противоречие с текущими потребностями общества. С каждым годом количество поступающих в институты увеличивается, что показывает огромный спрос на высшее образование. Но что страна может предложить абитуриентам?

Во-первых, огромный процент студентов получает профессии, на которые нет спроса на рынке специалистов. Во-вторых, как отмечают исследователи, в России нет никакой взаимосвязи между полученной квалификацией, последующей работой, и уровнем оплаты. В-третьих, вырвавшись из-под опеки, ректоры стали де-факто никому неподконтрольными удельными князьками, в результате чего в университетах и институтах буйным цветом разрослась коррупция. Наш декан - отнюдь не седенький профессор с бородкой, думающий о научных формулах ежеминутно, а тертый деляга, занимающий пост не ради зарплаты, а ради "возможностей" перед ним открывающимися.

Владимир Филиппов, возглавивший министерство, решился на поступок, который многие от него не ждали, — он перешел от констатации безотрадного положения к решительным практическим шагам. Главным же идеологом намеченной реформы стал ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов. Знаковыми символами преобразований предстали пресловутые ЕГЭ, и государственные именные финансовые обязательства (ГИФО).

Реформа пробивала себе дорогу с трудом все четыре года. Встревоженный потерей рычагов влияния ректорат, выдвинувший своим вождем ректора МГУ Виктора Садовничего, предпринял массированную атаку на министерство. В ход пошли все возможные аргументы, начиная от заклинаний о "самом лучшем в мире образовании". Главы некоторых московских вузов скатились до непредставимых нигде в мире заявлений: "мы должны иметь право на оценку абитуриента — достоин ли он учиться у нас". Представляете себе Кембридж или Оксфорд, где бы брезгливо разглядывали поступающих?

Мы уже и не говорим о том, что у нас нет возможностей перехода из института в институт для того, чтобы почерпнуть самое ценное в разных учебных заведениях, или свободы выбора курсов, что в плане гибкости и вариабельности российская образовательная система осталась чуть ли не на средневековом уровне.

Но... общество отнюдь не возрадовалось намеченным изменениям. И дело не только в косности. Неудача (или частичная неудача, об этом чуть ниже) реформы системы образования ярко показало неотъемлемый компонент любых преобразований — разъяснительную работу с населением, ради которого, все, собственно, и делается. На встрече с Путиным бывший министр труда Чили Хосе Пиньера сказал, что он каждую неделю по 20 минут растолковывал гражданам по радио сущность проводимых реформ.

Российское общество не получило убедительных объяснений целей и задач введения ЕГЭ и ГИФО. Бедные родители тоннами пили валерьянку, сопереживая чадам, "брошенным в водоворот реформ". Неоднозначность оценок нововведений и послужила, видимо поводом для отставки Владимира Филиппова, который по последней информации в министерстве не останется. Бразды правления в объединенном министерстве перешли к Андрею Фурсенко, ранее никак к рассматриваемой проблематике не причастного. Его первые заявления о судьбе ЕГЭ и ГИФО вызвали переполох у приверженцев реформ, надежду у их противников. И хотя этой весной 900 тысяч выпускников будут вникать в тесты ЕГЭ, что ждет нас дальше - никому неизвестно. Окончательно позиция министра определится к началу следующего учебного года. До тех пор, по его словам, "я буду сидеть, слушать и обобщать".

С одной стороны, выходец из классического советского научного учреждения, Андрей Фурсенко не был ранее замечен в пристрастии к новациям, и на недавнем совещании в Ярославле с явным одобрением слушал противников ЕГЭ. С другой — в эксперимент уже вложено 8 млрд. рублей, четыре года шла отработка методологии, даже московское правительство — верный союзник ректора МГУ и столь же непримиримый противник ЕГЭ, и то согласилось провести в этом году сдачу экзаменов по новым правилам в добровольном порядке. ЕГЭ будут сдавать в апреле-мае 25 тысяч московских школьников. Другими словами, слишком многое уже сделано, чтобы так просто похерить. К тому же не столь давно сам президент Путин, отвечая на вопросы школьников, с одобрением отзывался об идее ЕГЭ.

Вопрос судьбы образования — не шуточный вопрос. Достаточно заглянуть на сайт любого губернатора в той же Америке, и мы увидим, что о школах и колледжах заботятся куда больше чем о посевной кампании или даже строительстве дорог.

За душу и сердца министра идет борьба двух непримиримых лагерей, и ближайшее будущее покажет, на чью сторону стал Фурсенко. Вспоминается ситуация конца XIX века. Тогда в России также развернулась шумная кампания вокруг содержания образовательного процесса. Между собой спорили "классики" и "реалисты". Первые доказывали приоритетность изучения латыни и греческого, вторые делали упор на "точные" науки. "Классиков" волновали нравственность и духовность, "реалистов" - практическая применимость полученных знаний. Тогда победили "классики" во главе с министром графом Дмитрием Толстым. Преподавание древних языков в гимназиях усиливалось, и выпускники классических гимназий получали преимущественное право поступления в университеты. Но со временем жизнь отвергла латынь и древнегреческий. В России же современной борьба идет с переменным успехом. При министре Филиппове в фаворе были "реалисты". Наступает время "классиков"?

Максим Артемьев

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комитет Генассамблеи ООН по социальным, гуманитарным и культурным вопросам принял проект резолюции Украины о ситуации в области прав человека в Крыму. 

ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Комментарии
Тайна "Прометея": куда направлен ЗРК С-500
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Новый пресс-секретарь Шойгу "взорвала" соцсети
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Взвейтесь орлами: кремлевские звезды портят репутацию России
Олег Денисенко: Высокоточное оружие позволяет дать адекватный отпор Украине
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Владельцев СМИ признают неблагонадежными из-за родственников за границей
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Боевая подводная лодка "Сан-Хуан" пропала у берегов Аргентины
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Уфолог разгадал план КНДР — взорвать США через вулкан
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Будапешт жестко потребовал автономии для венгров на Украине
Сестры из США, предсказавшие 11 сентября, дали прогноз на 2018 год
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Как воевать с "Черными дроздами"
Будапешт жестко потребовал автономии для венгров на Украине