В погодных аномалиях нашли "киотский" след

Последние погодные аномалии на планете вновь поставили вопрос о том, что же все-таки происходит с климатом: шутка ли это природы или следствие антропогенного влияния. И вот здесь, в, казалось бы, чисто научном вопросе, возникает большая политика и тень так, по сути, и несостоявшегося Киотского протокола. Рассмотрим эту давно наболевшую проблему.

Неожиданно Америка погрузилась в белый мрак — ударили невиданные морозы, улицы городов занесло снегом, а знаменитые хайвэи покрылись льдом — ни пройти, ни проехать.

А в Восточной Европе идут дожди, в январе вместо положенных по законам природы лютым морозам бегут весенние ручейки, а по московским улицам щеголяют модницы в летних туфельках.

В общем, все смешалось в том доме, что именуется "планета Земля"!

Экологи тут же выступили с заявлениями, что пренебрежение постулатами Киотского протокола приводят именно к таким климатическим потрясениям, а их противники, посмеиваясь, начали утверждать, что все наши потуги хоть как-нибудь повлиять на земной климат смешны и наивны.

Кто же прав?

Напомню: суть Киотского протокола в том, что промышленность уже начала пагубно влиять на климат Земли, мол, выбросы парниковых газов уже столь существенны, что мы во имя будущих поколений (чтобы не оставить их без чистого неба, воздуха и чистой воды) просто обязаны их сократить.

Те государства, которые это делают, должны поощряться, а нарушители — платить своеобразный "экологический налог".

Ряд стран — и в первую очередь США — отказались подписывать документ, понимая, что за свою мощную промышленность они должны выложить немалые средства. Ну, а Россия долго колебалась, то соглашаясь подписать Протокол, то отказываясь это сделать. Причина колебаний была ясна: мы могли заработать немало денег, так как падение промышленности было столь глубоко, что мы оказались в числе "чистых" стран. В предвкушении "зеленых миллиардов" (в прямом и переносном смысле этих слов!) мы все-таки поставили свою подпись, оставив США в гордом одиночестве "неподписантов".

Читайте все материалы по этой теме в специальном сюжете

Кстати, некоторые горячие головы торжественно заявляют, что морозы в США, парализовавшие страну в новогодние дни, "божья кара" за Киотский протокол. Можно было бы позлорадствовать вместе с такими людьми, если бы не наводнение на Дальнем Востоке у нас, стихии над Англией и Францией, а также снег в Израиле — эти страны за что "карать", ведь подписи их стоят под Протоколом!?

В мире мало, к сожалению, специалистов, которые способны глубоко и объективно анализировать процессы, связанные с климатом планеты, его изменениями в прошлом и прогнозом на будущее. Два ученых, два академика, живущие в нашей стране, безусловно, относятся к признанным авторитетам в этой области. Это Николай Павлович Лаверов и Юрий Антониевич Израэль.

Академик Израэль на протяжении десятков лет представлял нашу страну во всех крупных международных организациях, связанных с защитой окружающей среды. Он — организатор и участник международных форумов по изменению климата, а также автор многих документов, принятых ООН. В том числе и Доклада по изменению климата, работа над которым была отмечена Нобелевской премией мира. На ее вручении нашу страну представлял академик Юрий Израэль. По возвращении из Осло я поинтересовался у него:

— Сейчас прогнозов по изменению климата делается много, и что я заметил: один страшнее другого. Для этого есть основания?

— Именно поэтому так важен Доклад, который подготовлен нами в Лондоне! Проблема климата и его изменений, как естественных, так и антропогенных, порожденных деятельностью человека, исключительно сложна. Чтобы быть экспертом в этой области, надо обладать обширными знаниями. Между тем многие в мире считают себя специалистами по погоде и климату, что сильно затрудняет объективное понимание сути происходящих явлений. Есть люди компетентные, но мало знающие. Есть образованные, но некомпетентные. И есть, наконец, люди, которые используют вполне понятный интерес к погоде и климату в своих личных целях. Проходят всевозможные встречи, делаются якобы научные доклады, из которых явствует, что в ХХ1 веке из-за повышения температуры на планете будет затоплен не только Санкт-Петербург, но и Москва. Такого рода прогнозы и пророчества появляются и в средствах массовой информации, что не способствует нормальной жизни. Доклад, который подготовлен нами в Лондоне, — это квинтэссенция точных наблюдений и грамотных прогнозов, которые построены на последних достижениях науки. Это объективный документ, своеобразная маленькая энциклопедия климата.

— Итак, климат меняется. И что же делать?

— Интуиция, эмоции и так далее мало помогают науке. В выработке объективного суждения эмоции могут стимулировать только вдохновение…

— Это уже немало!

— Но нужны еще знания… А также позиция ученого, который должен всегда иметь собственную, объективную точку зрения. Так как она редко совпадает с оценкой власти, стремящейся идеализировать любую ситуацию, и с мнением общественности, предпочитающей ее излишне драматизировать, то ученый оказывается под огнем критики с обеих сторон. Такова уж у него судьба…

Из доклада академика Ю. А. Израэля на Президиуме РАН: "Изменение климата будет происходить следующим образом. Температура на всем земном шаре к 2050 году повысится на 1,5 -3,5 градуса Цельсия. При этом наибольшее потепление будет в Африке и Южной Америке. Там же произойдет и максимальное снижение количества осадков. Ожидается уменьшение осадков и в Европе. Возможное потепление скажется на урожайности сельскохозяйственных культур. Она уменьшится в большинстве государств Южной Америки и Африки и увеличится (в среднем на 10 процентов) в европейских странах, Канаде, США, Китае и России".

— Это общая точка зрения?

— Температура будет повышаться, хотя не все специалисты с этим согласны…Самый философский вопрос: каков уровень опасности для климатической системы Земли? Именно он лежит в основе конвенции о предотвращении негативных последствий изменения климата. Этот документ был подписан на конференции в Рио-де-Жанейро. Во втором пункте там написано, что главная цель — стабилизация парниковых газов на уровне, не представляющем опасности для климатических систем. Зачем сделали эту запись, я не знаю. Когда ее готовили, я несколько раз выступал, чтобы этого не делали…

— А что в такой записи плохого?

— Дело в том, что ответственность переложили с ученых на политиков. Именно они должны решать, какой уровень опасен. Это бессмысленно, потому что большинство политиков понятия не имеет о климатических системах, а тем более не им судить об опасности того или иного уровня воздействия на них… Ученые должны дать рекомендации политикам, а уж потом те пусть решают, что именно надо делать и какие средства тратить на стабилизацию климатических изменений.

— Значит, все необходимые данные у чиновников есть?

— Климатические справочники Советского Союза были лучшими в мире. Академик Михаил Иванович Будыко за эту работу получил Ленинскую премию.

— Но теперь надо вносить коррективы: потепление же!?

— Продолжим поиски плюсов от него. Значит, кроме энергетиков выгоду получат и работники сельского хозяйства, так как удлинится вегетативный период. И вероятность заморозков в конце мая снизится, что тоже можно оценивать положительно. Теперь об осадках. Их станет меньше. Казалось бы, надо радоваться, что дождливых дней станет меньше, но будут засухи. В Поволжье, к примеру, вероятность сильных засух увеличится по расчетам в два-три раза. Так что "плюсы" сразу же переходят в "минусы".

— Следовательно, пришел их черед…

— Сразу же возникает комплекс экологических проблем. Те же сибирские леса. Они стоят при 35-тиградусных морозах и прекрасно себя чувствуют. А теперь станет теплее на пять градусов, и леса начнут погибать, потому что им нужны низкие температуры для закалки… Так что для предсказания тех или иных последствий нужно учитывать огромное количество факторов, и их нужно знать.

— Но самое неприятное произойдет с вечной мерзлотой?

— Безусловно. Ее протаивание резко ухудшит ситуацию на огромных просторах России. 55 процентов нашей территории в ее зоне. При потеплении и дома начнут рушиться, и будут выходить из строя нефте- и газопроводы, очертание береговой линии начнет изменяться, и прочее, прочее. Ну и уровень моря начнет повышаться. Считается, что за сто лет на 47 сантиметров. К счастью, повышение будет идти постепенно, а, значит, можно успеть принять меры.

— Не очень веселые перспективы…

— Но я вам не сказал главного… Человечество раскачивается долго. В 1986 году была подписана Конвенция о выбросах в атмосферу вредных веществ. Большинство стран свои обязательства не выполнили. Исключение — страны бывшего Советского Союза. Мы не только выполнили, но и перевыполнили все нормы, так как промышленность у нас рухнула. К примеру, выброс двуокиси углерода уменьшился на одну треть. Это колоссальная цифра!

Из доклада на Президиуме РАН: "Полной ясности относительно роли углекислого газа в климатической системе до сих пор нет. Углекислый газ — это вещество, способное привести к изменению климата (положительному или отрицательному), и обязательный элемент всех биологических процессов и формирования биологической массы. Как показывают расчеты, при удвоении содержания углекислого газа в атмосфере за счет резкого возрастания активности биоты можно будет накормить более миллиарда человек. Исторический же опыт свидетельствует, что на нашей планете уже была ситуация, когда концентрация двуокиси углерода в десять раз превышала нынешнюю, и именно в тот период природой были созданы огромные запасы угля и нефти".

— Президент США выступил против этой конвенции. Он ошибается?

— Мы раньше подметили, что эти выбросы не играют существенной роли в изменении климата, а ограничение на развитие промышленности накладывают весьма серьезные. Так что по-своему Буш-младший был прав. Он просто озвучил то, о чем говорят ученые. Даже если всю промышленность развитых стран разом остановить, "парниковый эффект" все равно будет развиваться.

— А мы же намеревались "продавать чистый воздух"! У нас уже появились фирмы, которые торгуются с другими странами квотами, выделенными России. Да и члены правительства о таком "рынке" говорили вполне серьезно…

— Это была бы крупная ошибка. Говорилось, что Россия на продаже квот может заработать до 18 миллиардов долларов. Может быть, и нашлись бы зарубежные партнеры, которые пошли бы на такую сделку, но мы автоматически поставили бы свою промышленность под удар — ее развивать было бы невозможно. Это мое убеждение. И свою позицию я высказал при встрече Президенту. Киотский протокол ограничивает развитые страны, но на климат сокращение выбросов на 5-7 процентов влияние не оказывает. В то же время распределение квот вызвало появление "рынка воздуха" на пустом месте. Я встречаюсь с людьми, чьи умы заняты этим бизнесом, они даже не вспоминают о климате, он их не интересует. Разговор у них очень короткий: "Есть деньги, их надо взять!" Это психология временщиков.

Академик Николай Лаверов всегда поддерживал идеи своего коллеги, так как на протяжении многих лет был вице-президентом РАН и курировал науки о Земле. Перед своим уходом с поста вице-президента академик Лаверов выступил с большим докладом в Екатеринбурге перед студентами. Он говорил о развитии энергетики, а, следовательно, и об экологии. Я был на выступлении академика, и некоторые его идея записал. Вот фрагменты из моей записной книжки:

" Еще десять лет назад много было станций, работающих на угле. После принятия Киотского протокола, в котором основное внимание уделено углекислому газу, казалось бы, производство электроэнергии на таких станциях должно уменьшаться. Однако это не так. В ближайшие четверть века "угольная линия" резко пойдет вверх — станций, работающих на угле, станет в два раза больше. Китай сейчас потребляет порядка пяти миллиардов тонн угля, США — чуть более миллиарда тонн, другие страны — тоже получает электроэнергию за счет угля. Объясняется это, конечно же, экономичностью, а также тем, что нефть почти полностью уходит на обеспечение топливом транспорта, в электроэнергетике использовать ее невыгодно. Конечно, увеличивается доля газа и атомной энергии в общем балансе, однако "уход" нефти будет в основном замещаться углем…

… Еще требуется доказать, что выбросы углекислого газа меняют климат планеты. Это не так очевидно, как представляют общественности некоторые ученые. Тут много неясностей и неопределенностей.

Порядка полутора миллиарда тонн условного топлива расходуется у нас. Из них около 44 процентов идут на экспорт, а остальное — внутреннее потребление. Атомная энергетика и ТЭЦ в сумме составляют девять процентов. Промышленность, транспорт и сельское хозяйство потребляют всего лишь 18 процентов, а 20-25 процентов электроэнергии теряется в сетях, то есть при передаче энергии от производства до потребителя. Таким образом, порядка 70 процентов топливных ресурсов или уходит за границу, или напрасно расходуется. Столь расточительного хозяина и представить трудно! Конечно, такая ситуация связана с тем, что экспорт топлива дает нам основную часть финансов.

… Электроэнергии производится у нас на станциях, работающих на газе. А это (как ни странно звучит подобное!) высокотехнологичное производство. Ничего подобного в мире нет. Газ как источник для производства электроэнергии, а потом и как источник моторного топлива — хорошее решение. Это и современные технологии, и большая наука. Тем более что нашей стране выпало счастье распоряжаться огромными ресурсами газа, и делать это надо разумно и эффективно".

Итак, позиция наших ученых ясно и понятна. Климатические изменения на планете идут, их мы ощущаем постоянно. Особенно в последнее время, когда тепло обрушилось на нашу столицу, а холод на Америку.

Что будет в ближайшее время? Очевидно, что ситуация стабилизируется: в Америке потеплеет, а к нам вернутся холода.

Но нам не следует забывать о предостережении ученых: ХХ1 век несет с собой множество катастроф и стихийных бедствий. Предугадать их, научиться преодолевать их последствия, можно только с помощью науки. А мы как раз занялись ее "реформированием", то есть на несколько лет "выбили ее из колеи"…И это ничто иное, как новое стихийное бедствие. Уже не климатическое.

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Существует ли климатическое оружие? "Точка зрения" Игоря Острецова
Комментарии
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Кривое зеркало: что сказал бы Фрейд о русофобии США
Это наилучший выход: Мыскина развелась и удалила инстаграм
В вараньей шкуре: малоизвестные факты о Конституции РФ
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
ЦБ рассказал о действиях, когда США возьмутся за долг России
Как сохранить прическу под шапкой? Советы стилиста по зимней укладке
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
Канада отказалась ехать в Россию на Кубок мира по биатлону
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Это наилучший выход: Мыскина развелась и удалила инстаграм
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Что могут МиГи-31 на Камчатке
Посольство США обиделось на Сергея Лаврова
Су-30СМ: Фантастический трюк русских летчиков
Конец "меркелизма": Spiegel объяснил, почему Ангела скоро уйдет
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Арестованы убийцы 93-летней блокадницы из Мариинки
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры