Трагедия "Курска": закономерная случайность?

12 августа исполнилось десять лет со дня крупнейшей трагедии в истории современного флота — гибели 118 моряков атомной подводной лодки "Курск".

Выдвигалось множество версий причин гибели АПЛ. Среди них — расхищение оборудования на драгметаллы, попадание ракеты с крейсера "Пётр Великий", мина времён Второй мировой, общее запущенное состояние флота в 90-е гг. Восемь лет назад "Правда.Ру" первой выдвинула версию о столкновении "Курска" с американской субмариной. На её основе французский режиссёр Жан-Мишель Карре снял фильм "Курск": "Подводная лодка в мутных водах" (2005 г.).

Читайте также: "Курск потопила чужая субмарина" 

Российская правительственная комиссия в 2002 г. пришла к выводу, что субмарина погибла в результате взрыва учебной торпеды. Спустя два года уголовное дело о гибели подлодки было закрыто.

Какая бы версия ни была верной, бросается в глаза очень неприятная статистика. Отечественные подлодки гибнут чаще, чем иностранные, и "Курск" пополнил скорбный ряд. За период после 1945 г. ВМФ СССР и РФ потерял 16 подводных лодок. Из них семь — атомных (8 апреля 1970 г. — К-8; 14 июня 1973 г. — К-56; 24 июня 1983 г. — К-429; 3 октября 1986 г. — К-219; 7 апреля 1989 г. — К-278 "Комсомолец"; 12 августа 2000 г. — К-141 "Курск"; 30 августа 2003 г. — К-159).

Список продолжают девять дизельных субмарин: 15 декабря 1952 г. — С-117 "Макрель" (бывшая Щ-117); 23 ноября 1956 г. — М-200 "Месть"; 22 августа 1957 г. — М-351; 26 сентября 1957 г. — М-256; 26 января 1961 г. — С-80; 11 января 1962 г. — Б-37 и С-350; 8 марта 1968 г.- К-129; 21 октября 1981 г. — С-178).

В то же время ВМС США потеряли за послевоенные годы четыре (по другим данным — три) подводные лодки (из них две атомные). Кроме того, за тот же период погибли девять дизельных субмарин других стран (по две английские и французские, по одной израильской, германской, перуанской, бразильской и китайской).

Фото: AP

Конечно, следует учитывать тот факт, что общее количество эксплуатировавшихся у нас подводных лодок почти в два раза превышает количество американских субмарин. Но и в этом случае статистика по авариям не в нашу пользу.

Неприятно и соотношение количества аварий, приведших к гибели субмарин. Если в американском ВМФ гибелью лодок заканчивались лишь 30 процентов происшествий, то у нас — почти 45 процентов. Общее число погибших подводников на всех иностранных флотах в мирное время составляет 585 человек, тогда как скорбный список ВМФ СССР и РФ насчитывает 857 человек. И это не считая погибших при аварии 12 февраля 1965 г. на АПЛ К-11, точная численность которых до сих пор не установлена.

Как получилось, что наши подлодки тонут чаще западных, а потери наших подводников выше, чем у зарубежных коллег? Об этом в интервью "Правде.Ру" рассуждают эксперты Константин Сивков, Павел Золотарёв и Владимир Хрусталёв.

Константин Сивков, первый вице-президент Академии геополитических проблем, капитан 1-го ранга:

— Во-первых, значительный процент гибели наших лодок при их аварийности по сравнению с субмаринами других стран объясняется тем, что зачастую они действовали далеко за пределами наших территориальных вод, и мы не всегда могли оказать им помощь.

Во-вторых, высокая аварийность и гибель лодок в наши дни обусловлена во многом тем, что в 1990-е гг. система спасательного флота у нас была фактически разгромлена. Большую часть ее средств продали или сдали в аренду иностранцам.

В-третьих, на аварийность в наши дни самым серьезным образом влияет низкое качество подготовки личного состава. Большинство профессионалов было уволено, а на смену им пришли менее подготовленные кадры. В особенности это касается командования.

Павел Золотарёв, член Совета по внешней и оборонной политике, заместитель директора Института США и Канады РАН:

Читайте также: Почему Запад снова заговорил о гибели "Курска"?

— Гонка вооружений периода Холодной войны заставляла советское руководство принимать в эксплуатацию военную технику (причем не только подводные лодки), требовавшую дальнейшей доработки. Считали, что все шероховатости устранят в период эксплуатации. Но зачастую за это приходилось расплачиваться человеческими жизнями. В отличие от нас, американцы, да и другие стремились максимально доработать свою технику. А это немедленно отражалось и на статистике аварий.

Удивляться такому подходу не стоит. У нас традиционно отношение к человеческой жизни как к чему-то второстепенному. Возьмите песни того времени, в которых воспевалось то, как человек погиб, но спас, к примеру, трактор.

В наше время высокая аварийность вызвана и другими проблемами. В первую очередь, система военных закупок и принятия на вооружение боевой техники не соответствует нашей рыночной экономике. Не последнюю роль здесь играет и система "откатов".

И вот результат: блоки и узлы военной техники уже не производят с высокой степенью надежности. Это обусловлено тем, что система военной приёмки техники в эксплуатацию развалена. Причем взаимодействие государственного сектора с частным в данном случае не отлажено должным образом в отличие от тех же Штатов.

У них эта система регулируется тысячей законов, прописывающих все детали. А мы только можем констатировать тот факт, что Минфин дал "добро" Минэкономразвития на воссоздание подобной системы.

Фото: AP

Владимир Хрусталев, эксперт по ядерным технологиям Морского государственного университета им. адмирала Невельского:

— При сравнении атомного подводного флота нашей страны и США очевидно, что у нас ставка делалась на выпуск максимального количества атомоходов, тогда как у американцев был другой подход — они стремились модернизировать свои подводные ядерные силы.

Советская система в этом случае была не экономной. Мы, в отличие от американцев, расходовали деньги нерационально. Мы штамповали свои лодки одну за другой и нередко в ущерб качеству. Это не лучшим образом сказывалось на состоянии ВМФ, что отражалось и в статистике по авариям.

Наша система, в том числе и экономика, были рассчитаны под жёсткие планы. Где-то это и хорошо, но не в случае с атомным подводным флотом. Постепенно ситуация обернулась таким образом, что мы оказались уже не в состоянии поддерживать темпы ввода новых подлодок в том объеме, что и раньше.

Нашим конструкторам ставились жесткие задачи: уложиться строго в такой-то срок при разработке новой атомной субмарины. США начинали каждый новый ход в гонке ядерных вооружений, нам приходилось догонять. А это влекло за собой серьезные издержки, недоработки и порой приводило к дефектам в первых спущенных на воду подлодках новых серийных проектов. В отличие от нас, американцы подходили к этому вопросу несколько более тщательно.

Правда, у них было преимущество. Американцы обладали доступом к научной и технологической мощи всего западного мира. А СССР приходилось парировать военную опасность от всего НАТО, включая Британию и Францию, которые располагали подводными ракетоносцами. При этом американская экономика в целом была крупнее советской. Поэтому здесь мы далеко не всегда могли с ними соперничать, часто приходилось догонять.

Одна из причин, почему мы выстроили огромный подводный флот, обусловлена колоссальным превосходством надводных сил потенциального противника. В первую очередь, такая ставка на развитие подводных сил в целом делалась для борьбы с мощными авианосными группировками противника.

Однако были свои преимущества и у нас. Советские конструкторы создавали эффективные боевые средства, промышленность могла обеспечить ввод атомоходов в строй с высоким темпом. России в нынешней ситуации далеко до возможностей СССР в этой сфере, со всеми проблемами советского атомного подводного кораблестроения.

Подводные силы СССР были сильнейшим противником для ВМС Запада. И если бы пришлось их пустить в ход, многие корабли НАТО обрели покой на дне. И несмотря на свои недостатки, наши наука, промышленность, и военные обеспечивали военно-технический и военно-стратегический паритет между СССР и США.

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Три российских спутника не выходят на связь после запуска
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Рост цен и доходы россиян: главные задачи правительства — Никита МАСЛЕННИКОВ
Провинциальный роддом заплатит гигантский штраф за подмену детей
Почему человечество может остаться без мороженого
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Рабочий зарезал троих на заводе "ГАЗ"
Дипломаты США послали россиян подальше
Флот США к ядерному удару готов
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Штаты собираются оккупировать энергетический рынок Европы — Рустам ТАНКАЕВ
Экс-депутат Рады сравнил курорты Крыма и Херсонщины
Дипломаты США послали россиян подальше
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Почему нашему государству пора объявить войну офшорам
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Рост цен и доходы россиян: главные задачи правительства — Никита МАСЛЕННИКОВ
Кинокритики выбрали лучшую кинокомедию человечества