Автор Правда.Ру

ИРАКСКИЕ ШИИТЫ ПОШЛИ ПО НОВОМУ ПУТИ

ИРАКСКИЕ ШИИТЫ ПОШЛИ ПО НОВОМУ ПУТИ

Без преувеличения можно сказать, что ни одна страна в мире не оказалась под таким влиянием Исламской революции Ирана, как Ирак. 90% населения этой страны составляют шииты. Гробницы имамов в Ираке всегда остаются в памяти иранских шиитов. Именно поэтому характер отношений между двумя странами определяется не только политическими проблемами. Религия представляет собой один из основных факторов, которые влияют на эти отношения. Основная часть населения обеих стран постоянно находится под влиянием этого фактора. Кроме того, иракские курды с точки зрения этнографии относятся к иранским народам, а их язык с точки зрения языкознания - к группе иранских языков. В Ираке проживают также сотни тысяч иранцев, которые в прошлом приехали сюда, чтобы получить религиозное образование или чтобы поклониться святым для шиитов местам. Характер отношений иракского руководства с правительством Ирана как до Исламской революции, так и после нее оказывал непосредственное влияние на условия жизни и благосостояние этих иранцев-шиитов. В результате двух войн 1975 и 1980 годов тысячи иранцев по происхождению, проживавших в Ираке, превратились в беженцев. Их до сих пор называют в Иране моаведами (лицами, возвратившимися на свою историческую родину).

 Аятолла Мохаммед Багер Хаким, сын аятоллы Мохсена Хакима, одного из высших духовных лидеров в Неджефе, ведущего свой род от потомков пророка Мухаммада, проживавших в Йезде, после свершения Исламской революции в Иране в результате полицейского давления иракских властей был вынужден отправиться в изгнание в Иран. Спустя некоторое время вместе с несколькими факихами, своими единомышленниками, аятолла Мохаммед Багер Хаким основал Высший совет исламской революции Ирака. Однако он никогда не отказывался от своих иранских корней и, по всей видимости, от своего иранского паспорта.

 Несколько ранее в самом Ираке под влиянием Исламской революции была основана другая шиитская партия под названием "Ад-Даава". После кончины ее основателя аятоллы Сейеда Мохаммеда Багер Садра оставшиеся члены партии перенесли центр ее деятельности в Иран. В течение двух десятилетий отношения между этими двумя партиями отличались соперничеством. Иногда их отношения обострялись. Эти две партии с точки зрения их отношений с Исламской республикой можно, видимо, сравнить с движением "Амаль" и ливанской партией Хезболла. Самые лучшие отношения с Ираном из числа перечисленных партий поддерживает Высший совет. У него более широкие возможности для поддержания отношений с 600 тысячами иракских моаведов, находящихся в Иране. Именно поэтому Высший совет, в военном крыле которого насчитывается 30 тысяч подготовленных боевиков, располагает второй по численности армией в мире среди находящихся в изгнании партий. Политические позиции каждой из двух партий, в особенности Высшего совета, в отношениях со странами, оказывающими влияние на политику Ирака, в значительной степени скоординированы с внешнеполитическим курсом Ирана. В этой связи в 80-ые годы, когда шла восьмилетняя война между Ираном и Ираком, Высший совет противостоял монафекинам, которые располагались в Багдаде, и представлял собой значительную силу, оказывающую давление на Саддама Хусейна, поэтому арабские страны, такие как Саудовская Аравия и Кувейт, которые оказывали финансовую и материально-техническую помощь Ираку, враждебно относились к Высшему совету.

 Нападение Ирака на Кувейт в 1990 году и последовавший за этим удар западных и арабских союзников США по Ираку послужили поворотным моментом в отношениях оппозиционных иракских группировок, объединившихся под знаменами Национального конгресса Ирака, с арабскими государствами. За этим последовали многочисленные встречи Сейеда Мохаммеда Багер Хакима с лидерами Кувейта и Саудовской Аравии. Эти встречи заложили основу дружественных отношений между шиитской партией и арабскими государствами. Сейед Мохаммед Багер Хаким сумел найти в странах с Исламом суннитского толка, основной религией арабского мира, тех, кто стал оказывать поддержку его партии. Кроме того, Высший совет поддерживает отношения с Америкой и Англией. До последнего времени Иран, основной покровитель названной партии, который официально хранит молчание, проявляет настороженность либо обеспокоенность (в зависимости от характера переговоров) в связи со всеми этими контактами.

 Аятолла Хаким поддерживает дружественные отношения с руководителями Исламской республики обоих политических направлений. Он всегда старался не потерять доверие Ирана и вместе с тем сохранить за собой право вести переговоры и поддерживать отношение со странами и группировками, которые так или иначе связаны с иракской проблемой.

 Однако, как подчеркнул в своем интервью корреспонденту газеты "Хамшахри" Сейед Мохаммед Багер Хаким, правление арабов-шиитов в Ираке не возможно в связи с тем, что суннитское большинства арабского мира оказывает поддержку арабам-суннитам, которые составляют меньшинство в Ираке. В результате, в позициях этого иракского шиитского лидера произошел поворот, который скажется на характере отношений Высшего совета с шиитским правительством Ирана. Это объясняется тем, что Высший совет был образован и вел свою борьбу для того, чтобы в Ираке была создана система власти, подобная иранской. Возможно, что одна из причин нападения иракских баасистов на Иран в 1980 году как раз и заключалась в том, что они опасались создания правительства по типу иранского и хотели воспрепятствовать этому. Новые взгляды аятоллы Хакима фактически объясняются двумя новыми тенденциями в отношении иракских шиитов к региональным и внутрииракским проблемам.

 Первая тенденция обусловлена тем, что если на протяжении более двух десятилетий идеологической борьбы ее основой был религиозный фактор, то теперь основным фактором становится национальная принадлежность и арабская солидарность, и именно этот фактор оказывает влияние на взгляды иракских шиитов на события, происходящие внутри страны. Высший совет не хочет, чтобы религия стала препятствием на пути усиления арабской солидарности. Поворот в идеологии всегда требует соответствующих политических шагов, однако заявления о подобных изменениях во взглядах, сделанные устами религиозного деятеля и ведущего упорную борьбу факиха, приобретает особое звучание. Религиозные течения именно тем и отличаются от любой светской политической партии, что для них не характерны изменения в идеологии. Этим они и привлекательны. Незадолго до этого ливанская партия Хезболла объявила, что она больше не ставит перед собой целью создание исламской республики в Ливане по типу иранской, однако подобное заявление, сделанное аятоллой Хакимом, в значительно большей степени скажется на двух основах внешней политики Ирана, а именно на его национальных и идеологических интересах. На основе вышесказанного можно перейти ко второй тенденции, которая проявится в будущей политике и в системе правления иракских шиитов. С настоящего момента следует ожидать расширения связей иракских шиитов с арабским миром. Они отдадут предпочтение этим связям, а не отношениям с Ираном и шиитскими движениями в Ливане и на Бахрейне. Все это приведет к изменению взглядов иракских шиитов на события в регионе и во всем мире.

 Что касается интеллектуальной сферы, то и здесь интеллигенция из среды иракских шиитов также будет проявлять большую склонность к интеллигенции арабского мира. Между ними будут установлены новые интеллектуальные связи. Возможно, это повлияет на взгляды представителей иранской интеллигенции, в особенности тех из них, которые находятся у власти, и они займутся поисками новых интеллектуальных связей в соседних неарабских странах, в частности в персоязычных и тюркоязычных странах к северу и востоку от Ирана. Это в свою очередь повлияет на приоритеты во внешней политики Ирана. Это может стать отдельной темой для разговора.

 

 

По материалам информационного сайта ИРАН.Ру

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Пожар в Ростове: причины, условия и последствия — Максим ВИНТЕР