Китай крепко держит "Нить жемчуга"

Десять стран АСЕАН не смогли выработать стратегию против агрессивных действий Китая в отношении спорных архипелагов Южно-Китайского моря. Это первая серьезная неудача за 45-летнюю историю организации. Китай имеет большое влияние на часть стран блока, особенно на Камбоджу, которая воспротивилась включению в коммюнике осуждающих его констатаций.


ПРО США разозлит китайского дракона

Совещание лидеров стран Юго-Восточной Азии — Брунея, Индонезии, Малайзии, Сингапура, Таиланда, Филиппин, Вьетнама, Лаоса, Мьянмы и Камбоджи — прошло в Пномпене с 11 по 13 июля на уровне премьер-министров с участием госсекретаря США Хилари Клинтон. Последняя всячески старалась подчеркнуть важный международный статус Южно-Китайского моря и направить совещание в русло осуждения китайского руководства. Однако столкнулась с твердой позицией руководства Камбоджи.

Читайте также: Китай претендует на земли всех соседей

Совещание было прервано без совместного коммюнике. Через неделю министрам иностранных дел все же удалось подписать некий документ из шести пунктов, однако его формулировки расплывчаты и повторяют констатации "кодекса поведения", разработанного в 2002 году, который говорит о мирном принципе разрешения конфликтов. Неудача АСЕАН — серьезный успех Китая, который прикладывает все силы к тому, чтобы не допустить обсуждения вопроса на международном уровне.

Последние месяцы были ознаменованы ростом напряжения в Южно-Китайском море, шельф которого, как оказалось, богат нефтью и природным газом. Здесь добывают огромное количество рыбы (не менее 8 процентов объема мировой добычи), а стратегическое значение Главного морского пути, называемого еще "Нитью жемчуга", по которому в регион идет нефть из Ближнего Востока — общеизвестно.

Китайские военные катера уже задерживали рыболовные суда вблизи спорного с Филиппинами острова Скарборо и повредили исследовательские кабели судна вьетнамской компании PetroVietnam, которое проводило сейсмологические исследования вблизи спорного с Вьетнамом острова Хайнань.

Скарборо, архипелаги Спратли и Парасельские острова — главные объекты спора в Южно-Китайском море, в который, помимо перечисленных стран, вовлечены Малайзия и Бруней. Делегации Филиппин и Вьетнама хотели, чтобы в итоговый документ попала конкретная ссылка на недавние инциденты с осуждением "китайской агрессии", однако премьер-министр Камбоджи Хун Сен заблокировал их инициативу. Он повторил аргументацию Китая о том, что все конфликты должны решаться на двусторонней основе, а не в рамках форума. Однако если конфликт с Вьетнамом по принадлежности Парасельских островов — действительно двусторонний, то на острова Спратли (по-китайски Наньша, по-вьетнамски Чыонгша) претендуют Тайвань и страны АСЕАН — СРВ, Филиппины, Малайзия и Бруней.

Пекин исходит из аргумента, что он владеет всем Южно-Китайским морем вплоть до индонезийских вод на расстоянии около 1,2 тысячи километров от ближайшего китайского берега. Его цель — контролировать Южно-Китайское море, тогда его вес региональной военной и финансовой сверхдержавы существенно увеличится. Эту концепцию Китай воплощает в активном рыболовстве и в образовании на территории островов муниципалитета с собственной администрацией. КНР и Вьетнам пытаются использовать для артикуляции своих претензий тезис исторической принадлежности. Остальные "делят" шельф согласно Международной конвенции по морскому праву 1982 года, в которой зафиксированы суверенные права государств на 200-мильную зону от берега.

Пекин заинтересован в задержке любого соглашения, чтобы нарастить свое присутствие в Южно-Китайском море. В конце концов, кто эксплуатирует острова, тот ими и владеет. Не удивительно, что официальный представитель МИД Хун Лэй назвал историческое фиаско встречи "позитивным итогом". Четверо членов АСЕАН готовы к разработке мер по противостояния Китаю — это Вьетнам, Филиппины, Малайзия и Бруней, их поддерживает Индонезия и Сингапур. Но вот Камбоджа против коллективных мер воздействия. На ее стороне Таиланд, Лаос и Бирма.

Китай имеет мощные финансовые рычаги воздействия на эти страны. "Китай уважает политические решения Камбоджи, — заявил Хун Сен в сентябре 2009 года. — Китайцы строят мосты и дороги и не предъявляют сложных условий". В марте 2010 года, когда Соединенные Штаты приостановили запланированную Камбодже отгрузку военных грузовиков, Пекин запросто заполнил эту брешь своей партией. Мьянму Пекин поддерживал десятилетиями в условиях западных санкций и вложил миллиарды долларов в ее инфраструктуру. Лаос не в силах отказаться от льготных китайских кредитов. И даже Таиланд опирается на поддержку Китая в осуществлении таких крупных и амбициозных проектов, как строительство железнодорожной сети. Экономические рычаги действуют не менее, а зачастую даже более эффективно, чем военно-политические.

Пекин возражает против передачи любых исков в Международный суд или Международный трибунал по морскому праву, как того требуют Филиппины и другие страны АСЕАН. В КНР не хотят использовать этот вариант, поскольку опасаются, что процесс международного арбитража будет контролироваться Западом или странами, симпатизирующими государствам АСЕАН, и решение международного арбитража будет политически предвзятым, поскольку КНР — это социалистическое государство, а потому всегда будет объектом политического давления. Ситуация в регионе обострилась в связи с новой военной доктриной Соединенных Штатов, которые недавно объявили, что к 2020 году 60 процентов ее военно-морских сил будет сосредоточено в Азиатско-Тихоокеанском бассейне.

Кроме того, США имеют с Филиппинами договор о взаимной обороне, а с Японией — договор о взаимной безопасности, и это позволяет стране активизировать свое участие в спорах вокруг Южно-Китайского моря. Поэтому присутствие госсекретаря США Хиллари Клинтон на совещании неслучайно. Она безапелляционно заявила, что у США есть важные национальные интересы в Южно-Китайском море и они рассчитывают, что все претенденты на освоение его ресурсов будут уважать свободу мореплавания и разрешать свои споры в соответствии с международным правом.

Но китайцы США в Южно-Китайское море не пустят. Они уже объявили о создании дополнительных военных гарнизонов на спорных островах. Китай импортирует 15 процентов своей нефти из Западной Африки по Главному морскому пути. "Нить жемчуга" — опорные пункты Китая в виде военно-морских и военно-воздушных баз или "дружественных" портов — протянулась от китайского острова Хайнань до пакистанского порта Гвадар. Эти пункты предназначены для обеспечения безопасности поставок нефти в КНР. Долгосрочные контракты на разработку нефтяных месторождений Ирана увеличивают желание Китая сохранить контроль над "Нитью жемчуга" любой ценой.

Читайте также: Дальневосточный минтай уплывает в КНР

Хотя Россия стоит вне территориального спора вокруг островов Южно-Китайского моря, свои интересы как тихоокеанская держава она здесь тоже имеет. Это и военно-морская база во вьетнамской бухте Камрань, и активное участие "Газпрома" в разработке нефтяных и газовых месторождений на шельфе Вьетнама. Однако министра иностранных дел Сергея Лаврова на совещании почему-то не было. Его, вероятно, не заботит вопрос того, стоит ли России осуществлять добычу природных ресурсов в регионе, который вскоре может стать горячей точкой.

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее