Русский заложник таджикского царька

Не успел еще забыться процесс по делу летчика Константина Ярошенко, захваченного на территории третьей страны и позднее осужденного в США по "контрабандной статье", как началось еще одно громкое "дело российского пилота".

Читайте также: Почему Россия не защитит Бута и Ярошенко

На этот раз речь идет об арестованном в Таджикистане Владимире Садовничем, которому грозит до 15 лет заключения по обвинению в незаконном пересечении границы, нарушении международных правил полетов и контрабанде.

То же самое обвинение выдвинуто в отношении его эстонского коллеги Алексея Руденко. Ожидается, что вынесение судебного решения по их делу может состояться уже в начале ноября.

Несмотря на то что летчики уже полгода содержатся в СИЗО города Курган-Тюбе, до начала процесса 6 октября их делу со стороны российских властей уделялось не так уж много внимания. Во всяком случае, как указывали некоторые информагентства, ссылающиеся на заявление адвоката и работодателей летчиков, российское посольство в Таджикистане не реагировало на происходящее. И это несмотря на то, что у российского пилота уже начались проблемы со здоровьем.

Напомним, что история эта началась еще в марте 2011 года, когда два самолета Ан-72 российской компании Rolkan Investmens Ltd, вылетевшие из Афганистана, совершили посадку на таджикской территории, где без предъявления обвинений были задержаны сотрудниками Комитета национальной безопасности (КНБ) Таджикистана.

Известно, что они по договору с афганским правительством выполняли официальный международный рейс по доставке продуктов и гуманитарной помощи. По имеющейся информации, до вылета летчики получили разрешение таджикских властей на пересечение государственной границы с Таджикистаном. Однако когда они до нее добрались, таджикский диспетчер заявил о том, что никакого разрешения нет и поэтому лайнеры обязаны вернуться в Кабул.

Однако пилоты совершили вынужденную посадку в таджикском Курган-Тюбе, где и были задержаны. По словам самих обвиняемых, у них не было иного выбора, поскольку для возвращения в Кабул, где действует особый военный режим, следовало получить специальное разрешение. В противном случае силы НАТО могли их просто-напросто сбить.

Времени на запрос разрешения не было, запасы топлива были ограничены, и летчикам не оставалось ничего иного, как приземлиться на ближайшем аэродроме в Таджикистане.

Причем, как указывают эксперты, обвинение в контрабанде подразумевает под собой то, что Садовничий и Руденко везли… старый полуразобранный авиадвигатель, детали которого использовали для ремонта авиалайнеров.

Неужели небогатый Таджикистан действительно посчитал даже такой металлический хлам контрабандой? Чем в действительности обусловлены действия официального Душанбе и почему до сих пор молчит Москва? На эти и другие вопросы в интервью "Правде.Ру" ответил заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин:

"Дело это кардинально отличается от дела того же Бута, осуществлявшего частные авиаперевозки. Здесь речь идет о легальной логистике, поскольку российская компания выполняла задачи в Афганистане по заказу международного сообщества.

Из Таджикистана поступает разноречивая информация относительно того, что именно инкриминируется арестованным летчикам. Известно точно, что Душанбе предъявляет им несанкционированное пересечение афгано-таджикской границы. Однако замечу, что самолет летел не с таджикской территории, а с афганской, выполняя задачи в рамках не частной, а международной миссии. А раз так, то, во-первых, воздушный коридор над территорией Таджикистана должен был быть оговорен заранее на основании предъявления официального запроса. Во-вторых, с чисто бюрократической точки зрения ни о каком нелегально провезенном на территорию Таджикистана грузе говорить не приходится, поскольку изначально посадка там не планировалась.

Можно лишь говорить о том, было или не было это санкционировано официальными таджикскими властями. Теоретически можно допустить ошибку диспетчера, совершенную в результате безалаберности и отсутствия координации действий в таджикских государственных структурах. Однако эта версия "технического брака" все же маловероятна. По крайней мере, за полгода можно было установить ошибку и исправить ее.

Скорее всего, речь идет о политической составляющей. Видимо, таджикская сторона, по причине отсутствия квалифицированных юристов-международников, сознательно пошла на задержание пилотов.

Задача этого спектакля — оказание давления на Москву с целью получения очередных уступок. Замечу, что российско-таджикские отношения ухудшаются уже давно. Но особенно заметно это стало три-четыре года назад. Рахмон, подобно другим среднеазиатским правителям, всячески пытается показать нам, какой он самостоятельный, что он намерен следовать многовекторной политике и что он не обещает того, что будет ориентироваться только на Москву. Видимо, Рахмон забыл, благодаря чьим штыкам он до сих пор у себя правит, и ему не мешало бы об этом напомнить.

Читайте также: Рахмон стравливает Россию с Индией

Возможностей для этого масса. По последним данным, за этот год денежные переводы в Таджикистан от гастарбайтеров, работающих в России, выросли на 20 процентов по сравнению с предыдущим годом и могут достигнуть астрономической, по меркам региона, суммы в 2,5 миллиарда долларов. И в основном благодаря этим деньгам Рахмон до сих пор и живет. Чтобы его припугнуть, существует масса возможностей. Во-первых, введение виз. Во-вторых, возможное взимание процентов за осуществляемые денежные переводы и т.д.

А пока мы можем говорить о том, что он, как и другие среднеазиатские ханы, баи и эмиры, возрождает институт заложничества. Так что нечего удивляться тому, что в отношении русских и русскоязычных периодически возбуждают дела по глупым и зачастую ничего не стоящим обвинениям.

В этом смысле действия Рахмона сходны с теми, что мы наблюдали в отношении полковника Ковтуновского в Узбекистане и против тех граждан, которых обвиняли в подготовке покушения на Туркмен-баши, а также тех жителей Туркмении, которых вынуждали отказываться от двойного гражданства.

Расчет этих баев современности строится на том, что российские лидеры, узнав о бедственном положении таких заложников, лично позвонят своим среднеазиатским коллегам и предоставят им немалые и дорогостоящие уступки, за которые россиян и отпустят.

Однако представители официальной Москвы в лучшем случае пытаются решить эти вопросы не телефонными звонками, а путем воздействия через отдельные институты российской власти, не предавая это широкой огласке. Видимо, не желая, чтобы это выглядело, будто кто-то идет на поклон к среднеазиатским царькам.

В худшем же случае действия наших властей вообще не заметны. Однако это еще более непродуктивный подход. Такая позиция воспринимается среднеазиатскими правителями как слабость и боязнь, что провоцирует дополнительные наезды на россиян вообще и живущих там русскоязычных в частности. А это, в свою очередь, уже по-настоящему унижает Россию, которая, несмотря на заявления некоторых политиков о своем растущем влиянии в мире, на деле предстает неспособной даже защитить своих граждан.

И всякий раз, когда случаются подобные истории с нашими гражданами или русскоязычными в среднеазиатских республиках, тот же МИД и связанные с ним структуры, вроде того же "Русского мира", практически не реагируют.

В принципе, такой подход в России по отношению к "маленьким людям" неудивителен. По сути, со времен неудачного похода Бековича-Черкасского ничего не изменилось. (Речь идет о событиях 1714-1717 годов, когда хивинцы, предательски разгромив отряд русских войск, продали попавших в рабство пленных, судьба которых, за редким исключением, была очень трагической. — Ред.) И как показывает практика, Москва действительно начинает возмущаться лишь тогда, когда кто-то напрямую затрагивает интересы лиц, связанных с властью. Взять, к примеру, последний скандал, когда мы объявили о наличии списка невъездных представителей США".

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"