Автор Правда.Ру

Эпидемия сибирской язвы на текстильной фабрике - дело рук военных?

Документы, касающиеся исследования 1957 года, отвечают далеко не на все вопросы

 

 Дело было в начале сентября 1957 года. Вернувшись домой, рабочий военной текстильной фабрики в Манчестере (Нью-Гемпшир) Антонио Джетте сразу же отправился спать. На него это было не похоже. От ужина он отказался, а жене Анне сказал, что слишком устал и, наверное, простудился.

 

 На следующее утро он почувствовал себя лучше. Была суббота, и Антонио с Анной отправились в Вермонт, на ярмарку. Этого дня они ждали уже несколько месяцев. Они едва вошли в ворота, как Антонио решил вернуться домой. «Я и в самом деле болен», - сказал он. По дороге Антонио то и дело кашлял и жаловался на боль в груди.

 

 В воскресенье Антонио с Анной отправились в церковь. А вернувшись домой, Антонио снова начал жаловаться на усталость. Он решил прилечь. Через час Анна заглянула к нему. Он был весь в испарине и бормотал что-то бессвязное. Она измерила ему температуру – 39,4. Тогда Анна вызвала врача. Врач решил, что это бронхит и дал больному пенициллин. Антонио был предписал постельных режим.

 

 А через 2 часа температура поднялась еще выше, и Анна уже не могла разбудить Антонио. Соседи помогли доставить Антонио в ближайшую больницу. Врачи обнаружили, что температура тем временем поднялась еще выше. Дышал Антонио с трудом, отчетливо слышались хрипы в обоих легких. Врачи обнаружили кровь в поясничной области и сообщили Анне, что у Антонио кровоизлияние в мозг. По их мнению, у Антонио уже не было шансов. Антонио так и не пришел в сознание и скончался на следующее утро в 6 часов – в это время он обычно заходил в церковь перед работой.

 

 Для Анны эта смерть была полной неожиданностью. Мужу было лишь 49 лет, и прежде он никогда не болел. А что говорить 7 детям о смерти их отца?

 

 Через 3 дня состоялись похороны. В церкви собрались многочисленные друзья и родственники, но никто из руководства фабрики, где работал Антонио, не присутствовал на похоронах. И никто тогда не сказал Анне, что текстильная фабрика была частью опытов, проводимых военной биологической лабораторией в Форт-Детрике. Об этих опытах Анна узнала лишь через 45 лет.

 

 Альберт Ланглуа был на 16 лет моложе своего товарища Антонио Джетте. Он и проработал-то на фабрике чуть более двух месяцев. Однажды прямо на работе ему стало плохо. Было это 30 октября – не прошло и двух месяцев после смерти Джетте. Альберт попытался продолжить работу. На следующий день он с трудом поднялся с постели. Очень хотелось пить. Он выпил столько воды, что его начало рвать. «Это простуда, - сказал он своей жене Стелле. – Скоро пройдет».

 

 Пришедший врач поставил диагноз «азиатский грипп». Стелле он выдал для больного мужа 8 таблеток пенициллина. Через 2 дня Альберт почувствовал себя лучше, однако уже на следующий день ему стало трудно дышать. Теперь он уже не принимал никакой жидкости. Он метался по постели и начал сучить ногами.

 

 Альберта отправили в манчестерский ветеранский госпиталь. Врачи решили, что дыхание у него затруднено из-за ларингита. А через час Альберт скончался. Для Стеллы, как и для Анны Джетте, смерть супруга стала полной неожиданностью. И ей, как и Анне, ничего не сказали об опытах, проводившихся на военной фабрике.

 

 Год назад, вскоре после трагических событий 11 сентября, в Соединенных Штатах от сибирской язвы умерло 5 человек, получивших по почте письма, содержащие споры этой болезни. А 44 года назад умерло 4 человек, все сотрудники военной текстильной фабрики, среди которых были Антонио Джетте и Альберт Ланглуа. Центр эпидемиологического контроля назвал это «единственной в Америке эпидемией сибирской язвы».

 

 В 50-е годы военная текстильная фабрика занималась главным образом обработкой козьей шерсти, импортируемой из Пакистана, Ирака и Ирана. Очищенная шерсть использовалась в подкладках производимых фабрикой дорогих мужских костюмов и пальто. В 1957 году на фабрике трудилось 632 человека, а располагалась она в нескольких просторных зданиях из красного кирпича, расположенных на берегу реки Мерримак, недалеко от деловой части Манчестера.

 

 По странному стечению обстоятельств как раз в то самое время фабрика приняла участие в опытах с экспериментальной вакциной. Опыты на рабочих фабрики, которые имели дело с козьей и овечьей шерстью и, таким образом, подвергались опасности, начались в мае 1955 года. Организатором этих опытов была Военная биологическая лаборатория Химических войск США, базирующихся в Форт-Детрике.

 

 Три опытных образца вакцины, примененной в опытах на фабрике, были разработаны ученым из Форт-Детрика Джоржем Г.Райтом. Сама вакцина вскоре была произведена фармацевтической компанией Merck Sharp & Dohme. В 40-50-е годы глава компании Джорж Вильгельм Мерк был главным защитником биологической войны, и именно он основал Форт-Детрик. Вакцина Райта практически и есть та самая сыворотка, которая используется сегодня американскими войсками.

 

 Надо сказать, что и почти полвека спустя не существует вразумительных объяснений по поводу событий на фабрике. Эпидемиологи предполагают, что погибшие случайно прикоснулись с зараженной козьей шерсти. Но, поскольку образцов этой шерсти не сохранилось, провести опыты невозможно. Чем завершились опыты 1957-58 годов тоже неизвестно.

 

 Странно еще и вот что. Несмотря на то, что упомянутый пучок козьей шерсти был привезен издалека, пропутешествовав тысячи миль на транспортных средствах, которые ныне могут нам показаться чересчур ненадежными, на всей протяженности пути до Нью-Гемпшира других случаев заболевания не зарегистрировано.

 

 А как объяснить тот факт, что после того, как умерло четверо рабочих, а еще 21 человек слег с кожной формой сибирской язвы, фабрика так и не прекратила работу? Фабрика так и функционировала вплоть до 1968 года (а закрыта была по финансовым соображениям). Еще за 2 года до закрытия, в 1966 году, сибирской язвой заболел рабочий мастерской, расположенной неподалеку от фабрики.

 

 Представители здравоохранения Нью-Гемпшира тогда предположили, что смертельные споры сибирской язвы оставались в здании фабрики с 1957 года и проникли в соседние здания через вентиляцию.

 Уже после закрытия фабрики, эпидемиологи искали возможности максимально обезопасить местность вокруг бывшей фабрики. В результате весьма дорогостоящей дезинфекции, проведенной в 1971 году, в зданиях фабрики, как показывали тесты, все-таки оставались споры сибирской язвы. Тогда здания были снесены. Груда мусора была тщательно обработана хлором и другими химическими препаратами, а после были сожжены даже растущие поблизости деревья. Оставшиеся кирпичи и камни были увезены и захоронены в другом месте. Сейчас на месте фабрики находится автостоянка, относящаяся к местному парку, и сеть магазинов.

 

 Много лет ученые спорили о том, насколько случайной была эта эпидемия на фабрике. В 1999 году корреспондент ВВС Эдвард Хупер опубликовал книгу “Река: Путь к источнику ВИЧ-инфекции и СПИДа» ("The River: A Journey to the Source of HIV and AIDS"). Кое-что там сказано и о той эпидемии на текстильной фабрике. Автор книги взял интервью у доктора Плокина, занимавшегося тем случаем и опубликовавший соответствующее исследование. Но в нем он ни словом не обмолвился о причастности ученых их военного ведомства Форт-Детрика к эпидемии на фабрике.

 

 Однако тот же Хупер приводит ежегодный отчет Комиссии по эпидемиологическому обзору за 1959-60 годы, в котором содержится протокол совещания от 23 марта 1960 года, посвященного сибирской язве. Докладчиком тогда выступал доктор Герольд Глассман, помощник Плоткина, которой в частности говорит о легкости приготовления организма сибирской язвы и удобстве его хранения в виде аэрозоля. Особенно интересными он считал опыты на манчестерской фабрике и случай с молодым добровольцем из военных, который умер, заразившись сибирской язвой в Форт-Детрике в 1958 году, после того как ему были привиты уже погибшие и живые вакцины, в том числе и противостоящие сибирской язвы.

 

 По мнению Глассмана, вышеупомянутые вакцины были необходимы США, поскольку таковые уже были тогда разработаны Советским Союзом. Таким образом, Хупер приходит к заключению, что в деле о манчестерской вакцине пока не все ясно. Кроме того, Хупер утверждает, что часть речи Глассмана была «удалена из протокола, видимо, по соображениям секретности».

 

 Х.П.Албарелли-младший.

 

  Данный комментарий публикуется в рамках договоренности о сотрудничестве между компаниями «ПРАВДА.Ру» и WorldNetDaily

 

  Сокращенный перевод с английского Веры Соловьевой

Ссылки по теме: Worldnetdaily

 

Поиск материалов на эту тему в проекте "Яндекс.Новости":

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комитет Генассамблеи ООН по социальным, гуманитарным и культурным вопросам принял проект резолюции Украины о ситуации в области прав человека в Крыму. 

ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Комментарии
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Аляску продали, сдали в аренду или подарили?
Аляску продали, сдали в аренду или подарили?
В исчезновении аргентинской субмарины нащупали британский след
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Новый пресс-секретарь Шойгу "взорвала" соцсети
Разведка США начала расследование по Путину
"Одесса превратилась в ничто" — сорванный концерт Райкина обсуждают в Сети
"Одесса превратилась в ничто" — сорванный концерт Райкина обсуждают в Сети
Хиллари Клинтон определила главную угрозу нацбезопасности США
Разведка США начала расследование по Путину
Немцы-энтузиасты ищут "Янтарную комнату" в центре Европы
Как воевать с "Черными дроздами"
За билетами на "Нуриева" в кассы Большого театра выстроилась очередь
Главу МИД ФРГ разозлил конфликт между Россией и США из-за СМИ
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Разведка США начала расследование по Путину
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Главную угрозу США определила главную угрозу нацбезопасности США
В Испании не видят повода для проблем с Москвой после нападок на Россию