ИСТОРИК: "Победа Трампа — результат конфликта капитализма"

В чем состоит глубинная причина прихода к власти в США Дональда Трампа, означает ли это смену парадигмы развития всего капиталистического общества и чего России следует ожидать от этого? На вопросы генерального директора "Правды.Ру" Инны Новиковой ответил историк Андрей Фурсов.

Победа Трампа на выборах в США стала победой той части мирового капиталистического класса, которая связана с реальной экономикой. А в проигрыше оказались круги, связанные с глобальным финансовым капиталом, другими словами, глобальные спекулянты. При этом считать Трампа антиглобалистом было бы неправильно, поскольку антиглобализм в современном мире попросту невозможен. Другое дело, что, в случае с победой Трампа, совпали интересы определенной части капиталистического класса с интересами американских работяг и части среднего слоя.

Я очень далек от того, чтобы считать победу Трампа некоей революцией, но, с точки зрения изменения ситуации конкретно в США, это событие обладает революционным потенциалом. Трамп, безусловно, не отменит капитализм как таковой, но что касается правил игры, то их он собирается, по крайней мере на словах, переписать. Другое дело, насколько ему это удастся сделать. Последняя попытка поменять что-то в американской системе (она пришлась на времена президентства Джона Кеннеди) закончилась его убийством. На перемены готов был пойти и Ричард Никсон, но и его остановили, объявив импичмент. Оба эти президента воспринимали Америку как государство, а не как кластер транснациональных корпораций, и оба закончили свою карьеру печально. В результате ползучий переворот, который произошел в стране в период между 1963-м и 1974-м годами, привел к власти финансовый капитал и связанную с ним корпоратократию.

В общем, победа Трампа — это зримое проявление назревшего конфликта внутри американского капиталистического класса. Приведу историческую аналогию: в 1915–1916 годах в России тоже были две группы буржуазии. Петербургская буржуазия и петербургские банкиры были тесно связаны с правительством и поддерживали его. Московские банкиры и московская буржуазия были отсечены от этих связей. В итоге они и стали главными "спонсорами" февральского переворота. События столетней давности были, по сути, проявлением конфликта именно внутри российской буржуазии. То же самое мы имеем сейчас — конфликт внутри мирового капиталистического класса, и конфликт этот довольно острый. Другое дело, что, как правило, конфликты в мировой верхушке, в конечном итоге, оканчиваются компромиссом. Но это не исключает, особенно на начальной стадии, острых противоречий. Поэтому сейчас особенно интересно посмотреть, что же на деле получится у Трампа в ближайшие несколько месяцев. И дело здесь в том, насколько решительно настроена идти до конца та часть мирового капиталистического класса, которая поставила на Трампа.

Есть еще один момент: на рубеже 1970-1980 годов на Западе началась неолиберальная революция, или контрреволюция, которая была призвана изменить вектор развития, имевший место с 1945 года и направленный на перераспределение богатства "сверху вниз", в пользу среднего слоя и верхушки рабочего класса. С приходом к власти Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер начался обратный передел, суть которого состояла, наоборот, в изъятии этих средств. Процесс шел 30 лет, и сейчас он закончился, выполнив свою миссию. Сейчас все это должно постепенно сворачиваться. Но, естественно, силы, которые за всем этим стоят, просто так с политической авансцены не уйдут, они будут сопротивляться. Другое дело, что их время объективно прошло. Условно говоря, не будет Трампа, будет кто-то другой: его вице-президент, другие политики, которые сделают поражение неолиберализма необратимым.

Некоторые политологи увязывают победу Трампа с Brexit

Не он привел Трампа к победе. Представьте себе шахматную партию, в ней игроки совершают ходы. Brexit просто был очередным таким ходом. А перед ним был миграционный кризис, а перед миграционным кризисом — наша крымская виктория. Крым показал, что Европа ничего не может противопоставить России, что "евросоюзовская" бюрократия — это сборище политических импотентов, которые могут только выступать с заявлениями, но ничего не могут сделать по существу. Это же продемонстрировал и миграционный кризис. Как итог — последовал Brexit. Ну и следующим ходом в этой шахматной партии стала победа Трампа.

Другой вопрос, который сегодня стоит в повестке дня: на что нам самим следует ориентироваться после прихода Трампа к власти? Наивно думать, что России с ним будет легко: Трамп очень жесткий переговорщик и, безусловно, будет гнуть свою линию. По крупному счету, применительно к России, перед ним стоят две проблемы: наше ядерное оружие и наши отношения с Китаем. Но на равноудаленность от Китая и от Соединенных Штатов Россия не пойдет. Вторая, а точнее, первая проблема — наше ядерное оружие. До тех пор, пока Россия остается единственной державой, которая может нанести неприемлемый ущерб Соединенным Штатам, Америка не сможет поступить с Россией так, как она поступила с сербами, ливийцами или иракцами. Трамп будет, безусловно, давить, предлагать нам взамен то Украину, то Крым, то Сирию, много-много чего еще. Но это все вещи не равноценные. К тому же у нас уже был один размен, и все его помнят: за сдачу ГДР мы тогда ничего не получили. Думаю, что на одни и те же грабли здравомыслящая часть нашего истеблишмента наступать не настроена.

Американцы говорят, что они готовы пойти на дальнейшее совместное сокращение ядерного вооружения. Разве это плохо?

Дело в том, что мы с американцами сокращаем ядерное оружие, но французы и британцы его не сокращают. И "китайскую линию" мы американцам тоже едва ли уступим. А это означает, что как только Трамп не получит того, чего он хочет получить, у нас начнутся серьезные проблемы. Возможно, даже по периметру наших границ. Потому что, что бы Трамп ни говорил, он — часть системы. А американская и вообще англо-саксонская система, устроена таким образом что она прекрасно работает, даже когда во главе ее стоит придурок. Англосаксам лидеры уровня Наполеона или Сталина не нужны, Черчилль, Рузвельт — это были исключения из правила. Тот, кто возглавляет эту систему, находится в очень жестких рамках и как только захочет выйти за них, ему либо указывают на дверь, как Никсону, либо выносят ногами вперед, как Кеннеди.

И что ожидает в этом случае Европу?

Здесь в последние 50 лет была сформирована проамериканская, североатлантическая элита, и она действует в интересах североатлантического правящего класса. Когда канцлер Меркель говорит, что в середине XXI века не будет никаких немцев, а будут "общие европейцы", это дикость. Миграционный кризис в значительной степени спровоцирован действиями самой Меркель, это ее подарок немецкому народу.

Только ли немецкому?

Прежде всего, немецкому. Политика мультикультурализма бьет, конечно же, абсолютно по всем, но в Германии это проявляется острее всего. И понятно почему: любой человек, который в Германии так пытается защищать национальные интересы, тут же получает ярлык "нацист". Во Франции не так: получить там обвинение в том, что ты националист — это не хорошо, но не фатально. Хотя я думаю, что ситуация в Германии будет меняться.

Я видел в интернете интересную карту — размещение мечетей в Германии. Раздел на ней аккурат по границе между бывшими ФГР и ГДР -там почти нет мечетей. Почему? Немцы в восточных землях сохранили значительно больше национальных чувств, к тому же восточная часть Германии — это бывшая Пруссия. И закваска у местного населения, с одной стороны, имперско-прусская, а с другой стороны, это немецкий патриотизм с еще советской закваской.

Та же картина и в некоторых других европейских странах. Мигранты, к примеру, не очень охотно едут в Хорватию. Потому что хорваты, как и венгры, очень жестко реагируют на все проявления "мультикультурного" интернационализма. Они им не нравится — и этим всё сказано.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Сергей Валентинов

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...


Андрей Фурсов о знаковых событиях года
Комментарии
Украинцы боятся выходить из дома и готовятся к бойне
Украинцы боятся выходить из дома и готовятся к бойне
Как атеист Ципрас предал греков, православие и Россию
Как атеист Ципрас предал греков, православие и Россию
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Украинцы боятся выходить из дома и готовятся к бойне
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
Украинцы боятся выходить из дома и готовятся к бойне
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
Украинцы боятся выходить из дома и готовятся к бойне
Сталинград стал заложником противоречий
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Сталинград стал заложником противоречий
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
Украинцы боятся выходить из дома и готовятся к бойне
Украинцы боятся выходить из дома и готовятся к бойне
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Меланью Трамп перемкнуло от рукопожатия Путина
Украинцы боятся выходить из дома и готовятся к бойне

Форматная встреча президентов России Владимира Путина и США Дональда Трампа вызвала прямо-таки мировой ажиотаж. Как и о чем президенты США и России договорились в Хельсинки? Почему в Иране надеялись и радовались этой встрече, но и боялись возможных соглашений? На эти и другие вопросы видеостудии "Правды.Ру" ответил известный журналист, публицист Аббас Джума.

Каких соглашений США с Россией боятся в Иране?