Военные преступления как способ осуществления внешней политики США

Правительства Ирака и США объявили Мосул освобожденным от оккупантов, но есть одна проблема: город получил не свободу, а другую оккупацию. Эта операция сопровождалась убийствами мирных жителей с обеих сторон; второй по величине город страны теперь лежит в руинах. И это при том, что ИГИЛ все еще не уничтожено и укрепилось в другой части Ирака. Это означает, что судьба Мосула ожидает еще множество других населенных пунктов.

Конечно, город больше двух лет находился под гнетом террористов, и их уход можно назвать обретением свободы. Вот только девятимесячная осада сопровождалась воздушными бомбардировками и артобстрелами, которыми был полностью уничтожен весь западный Мосул. ООН уже создала 19 аварийных лагерей, в которых живут более миллиона беженцев, и нет ни единого шанса, что они в ближайшее время смогут вернуться в свои дома.

Бомбардировки были настолько жестокими, что погибших мирных жителей записывали как "сопутствующие потери"; есть очень большой шанс, что через несколько лет "Исламское государство" вновь возродится именно на этих развалинах. Все это смахивает на битву за Фаллуджу и Рамади в 2004 году, когда применялось любое оружие, которое хотели испытать американские генералы, — от фосфорных бомб до снарядов, набитых обедненным ураном. Сейчас происходит то же самое; как в 2006 году разгромленный Ирак захлестнули экстремисты, так они вернутся и в разрушенный, истерзанный Мосул.

Когда западные корпоративные СМИ начали говорить о злоупотреблении силой при штурме города, официальный Вашингтон пытался оправдываться тем, что это не бомбы, сброшенные ВВС, а именно террористы сравняли с землей больницы, электростанции и хранилища пресной воды. Но когда этим начала заниматься правозащитная организаця Amnesty International, засвидетельствовавшая многочисленные жертвы среди мирного населения в результате бомбардировок, генералы с пеной у рта начали доказывать, что это или не они, или они, но не специально.

Эта детская риторика начала ужасать, когда постепенно стала превращаться в логику испанского инквизитора: тот самый генерал Стивен Таунсенд, отвергавший любые обвинения в военных преступлениях, заявил, что при осаде Ракки ВВС целились в мосты и разъезды, ориентируясь на толпы людей, пытавшихся покинуть город. Таким образом, если в Мосуле все бомбы облетали гражданских и попадали только в террористов, то в Ракке можно было разрушать выезды из города только потому, что американцы не хотели, чтобы из него хоть кто-то уехал. Другими словами: "Мы не хотели, чтобы уцелел хотя бы один террорист, и поэтому заперли внутри всех; кто выжил, тому повезло".

Широкомасштабные бомбардировки гражданской инфраструктуры (кафе, спорткомплексов, мечетей, кинотеатров, больниц) были, по-видимому, призваны посеять отчаяние среди населения, иначе объяснить это просто невозможно.

Американцы рассматривают иракские города как военные полигоны, сбрасывая на них фосфорные и урановые боеприпасы. А когда такое оружие обращают против людей, чей дух сломлен, те превращаются в экстремистов.

Как показывает история, не столько многократные нарушения Женевской конвенции являются военными преступлениями, сколько сама политика Штатов в Ираке. В 2011 году политический олимп в этой стране покинула Исламская партия, открыв дорогу реформистам, пришедшим с патриотическим проектом, который пользовался большой популярностью в обществе. Однако проамериканское правительство начало репрессии, и произошел гражданский регресс.

Разрушения, национальная и конфессиональная политика поставленного Штатами правительства, его отказ от народных реформ — вот что заставило иракцев довериться демонам в лице террористов и превратило страну в груду развалин.

Американская оккупация разрушила иракскую историю, развитие ее национальной идентичности, характер ее политического проекта. Это заставило Ирак прекратить свое развитие и забыть историю, а кампания в Мосуле еще сильнее подчеркнула трагичность ситуации. При этом основные СМИ, похоже, не обращают на это внимания: они освещали битву за Мосул так, как если бы они были стенографистами госдепартамента или Пентагона.

Трагедия не только Мосула, но и всего Ирака в том, что эта война, как и война в Афганистане, будет вечной. ИГИЛ — лишь одно из лиц того, что сотворили с регионом Соединенные Штаты. Характер ведения войны и суть всего, что они делают, непрозрачно намекают на то, что конца кровопролитию на Западе никто не желает: это ведь так удобно — иметь постоянный рынок сбыта оружия и полигон для испытаний в одном месте! Поэтому бомбардировки городов и резня мирного населения это не просто военные преступления, а способ осуществления внешней политики США, за счет которой и существует их мощнейшая экономика.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Депутаты Рады требуют считать Крымский мост украинским
Почему Европа стесняется сделать "подарок Путину"
"Бук - ваш": Россию ведут под трибунал по MH17
Россиян ждет пенсия по-чилийски
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
В провинции начали пороть псевдовоенных-попрошаек
В провинции начали пороть псевдовоенных-попрошаек
Россия поможет Донбассу в войне с Украиной "по-тихому"
"Бук - ваш": Россию ведут под трибунал по MH17
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Грузия объявила, что готова вступить в НАТО и ждет приглашения
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
"Бук - ваш": Россию ведут под трибунал по MH17
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Неожиданно: величайшая стратегия России XXI века
Интерпол отказал Украине в розыске "заказчика" убийства Вороненкова
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17

В 1950-е годы в США среди деревенских парней была распространена игра “Цыпленок”. Ее суть заключалась в том, что парни садились в автомобили и ехали друг другу навстречу, лоб в лоб, достаточно быстро. Тот, кто в последний момент решал избежать столкновения и сворачивал, впоследствии получал кличку Цыпленок. Мировая геополитика похожа на эту игру.

Генералы требовали от Кеннеди начала ядерной войны. Как это было