Тьма "Евровидения" предваряет закат Европы - эксперт

О деградации некогда якого культурного события под названием "Евровидение" "Правде.Ру" рассказала кинокритик и политик Дарья Митина.


"Евровидение-2019": сенсация, которую никто не заметил

Я каждый год смотрю конкурс "Евровидение" вовсе не из мазохистских соображений, я прекрасно понимаю и осознаю его художественную и эстетическую ценность. Но, к сожалению, с каждым годом она становится все меньше, и уже давно прошли те времена, когда конкурс "Евровидение" давал нам новые шедевры.

Уже очень мало кто из моих знакомых смотрит этот конкурс, и даже сформировалось мнение, что человеку, который обладает хоть малой толикой художественного вкуса и которому на ухо не наступил медведь, смотреть его не подобает. Хотя раньше дела обстояли совершенно по-другому. Например, всемирно известная шведская группа АВВА стала таковой именно после конкурса "Евровидение". Много было и других музыкальных открытий. По сути дела, вся европейская эстрада последней трети ХХ столетия — это, собственно говоря, выходцы из конкурса "Евровидение".

К сожалению, конкурс девальвировался с музыкальной точки зрения, превратился в парад денег и возможностей, прежде всего продюсерских возможностей, в парад, не будем говорить, каких меньшинств, а то нас сразу забанят и выгонят с YouTube. Хотя, впрочем, Владимир Соловьев в эфире открытым текстом говорит, каких меньшинств. Конечно, это дело сугубо добровольное, и не нам об этом судить.

Однако "Евровидение" — это прежде всего смотр песен. А с точки зрения смотра песен конкурс стал просто никакой — он совершенно выродился. Песнями сорока с лишним показов назвать можно едва ли десятую часть, и каждый год становится все только хуже и хуже.

Тем не менее, как говорил классик, "Навозну кучу разрывая, Петух нашел Жемчужное зерно". В принципе, каждый год можно одно или два таких вот зерна все же отыскать. Правда, искать приходится очень долго и упорно. К сожалению, реальная художественная ценность исполняемых на "Евровидении" песен никак не коррелирует с итогами конкурса.

Теперь это действительно конкурс денежных мешков. Тем не менее, появилась и другая сторона этого конкурса, о которой почему-то все всегда забывают. "Евровидение" сегодня — это конкурс прежде всего не музыкальный, а политический, потому что "Евровидение" — это козырь во всякого рода политических разборках. Вспомним хотя бы свежайший сюжет неучастия в конкурсе такой страны, как Украина, и с чем это связано.

Или, наоборот, сокрушительную победу посредственной безголосой певички Джамалы со спекулятивной песней о депортации крымских татар 44-го года, что в принципе противоречит правилам "Евровидения". В правила "Евровидения" входит такой пункт, как "запрещается петь на политические, общественно-политические темы", чтобы не возбуждать лишних страстей.

Поощряются песни о любви, о всяких чувствах и т. д. Тем не менее такая спекулятивно-политическая песня Джамалы "1944" несколько лет назад победила на волне украинского кризиса, когда Украина вышла на первые страницы европейских газет. Это тоже факт.

В этом году конкурс проводился в Израиле. Наш конкурсант Сергей Лазарев, конечно, повез на конкурс совершенно бездарную песню и мало чем отличался от четырех десятков его коллег, других конкурсантов. Поэтому музыкальные итоги конкурса меня даже не очень интересовали. Выиграл совершенно безголосый голландец с абсолютно невнятной песней.

Точно такой же безголосый полуегиптянин-полуитальянец, певший за Италию, по имени Махмуд занял второе место. Наш Сергей Лазарев занял третье. Хотя понятно, что вполне без ущерба для искусства он бы мог занять 33-е и никто бы этого не заметил. Но дело и здесь не обошлось без сенсаций.

При финальном голосовании, когда голосуют телезрители смсками и звонками, всегда проявляется некий политический момент, то есть обычно голосуют за соседей, за тех, с кем хорошие отношения, за традиционных партнеров. Это такое песенное местничество и музыкальное кумовство.

Понятно, что скандинавские страны голосуют друг за друга, а поляки никогда не проголосуют за Россию. Украина теперь, как ни странно, голосует за Россию. И для меня это лишнее подтверждение того, что никакая политическая игра, игры политиков не смогут поколебать многовековую дружбу братских народов. Политические взаимосвязи, историко-культурные симпатии очень легко на этом голосовании прослеживаются.

Но сенсацию нынешнего года, скажем так, не заметила ни одна газета — или сделала вид, что не заметила. Я имею в виду голосование Республики Беларусь. Меня лично оно поразило, потому что мы привыкли к тому, что Республика Беларусь не просто наш ближайший союзник, а мы находимся в составе Союзного государства.

Белоруссия всегда дает российскому участнику 12 баллов — это наивысший балл. Если Белоруссия дала России 10, это уже ЧП и повод задуматься. Но мы привыкли к этому статус-кво. Однако в этом году Белоруссия повела себя совершенно по-другому. Белоруссия не просто не дала России наивысшего балла, а не дала России ни одного балла.

Что же такое произошло с нашими народами за истекший год, что такой странный результат? Естественно, наша пресса это не очень комментировала. Это не самая, скажем так, лицеприятная тема, поэтому все предпочли это дело замолчать. А ларчик, на мой взгляд, просто открывался. Никакого изменения в отношениях между народами не произошло. Естественно, белорусы для нас по-прежнему самые близкие друзья, самые близкие братья.

Но политические отношения между политическими элитами наших стран в последнее время находятся на точке замерзания, если еще не приняли отрицательное значение. К сожалению, вот эти все трудности политического плана мешают нормальным отношениям. Белорусский президент активно лавирует: то он поддерживает нас в конфликте с Украиной, то он демонстративно больше дружит с Киевом и Западом.

Все эти политические перипетии, конечно, не могли не сказаться. Вывод можно сделать только один: электронное голосование зрителей, все эти смски и звонки, — это чистой воды лажа. Испортились политические взаимоотношения между двумя правительствами, и все — ноль голосов за российского исполнителя.

Для меня это, в общем-то, ничего не значит в плане отношения ни к Белоруссии, ни к конкурсу "Евровидение". Это лишнее подтверждение тому, что любое электронное голосование в наше время — это чистой воды лажа.

И все проповедники электронного голосования, адепты этой формы волеизъявления, которые говорят, что только так можно избежать фальсификации, манипулирования электоральным голосованием, конечно, все эти люди либо лукавят, либо просто по незнанию вводят нас в заблуждение. Подкрутил администратор что-то там на своем компьютере — и ноль голосов за Россию.

Поэтому я категорически против электронного волеизъявления. А вывод из музыкального конкурса можно сделать совершенно неожиданный.

Давайте вспомним конфликтную ситуацию в Соединенных Штатах, когда два президента набрали практически равное количество голосов и вопрос стоял буквально в единицах избирателей. Тогда электронные итоги голосования были отставлены и бюллетени пересчитывались вручную, в результате выявили победу одного из кандидатов.

Мне кажется, что вот этот белорусский инцидент с "Евровидением" должен нас научить тому, что любое электронное голосование — это лажа и манипуляция. Я уже не говорю о том скандале, который разгорелся на "Первом канале" в связи с детским "Голосом". Результаты были оспорены, и при проверке выяснилось, что результаты были просто куплены, подтасованы в интересах одной из участниц.

Поэтому такие случаи — наглядное свидетельство того, что нужно отказываться от электронного голосования, особенно в каких-то принципиальных, жизненно важных вопросах. Конкурсы — наглядный пример, к чему могут привести эти технологические изыски, когда голосование находится в чьих-то заинтересованных руках.

То есть в голосовании выигрывает всегда тот, кто его организует. Вот для меня этот главный вывод из прошедшего конкурса "Евровидение". А так, все песни были одинаково плохие, за исключением четырех. Абсолютный фаворит на самом деле — датчанка Леонора. Фактически ее песня была единственная, которая могла претендовать на первое место, потому что она фактически единственная была похожа на песню, а не на кошачье мяуканье или собачий лай.

Совершенно замечательная была польская группа под названием Tulia — полуфольклорная, полупанковская. То есть иногда "Евровидение" выдает и такие экземпляры (вспомним замечательных финнов из группы Lordi). Фольклорная группа молодых полячек Tulia — это тоже, в общем-то, был чистой воды претендент если не на победу, то хотя бы на второе место.

Понравился симпатичный грузин, который пел за Грузию на грузинском языке, что тоже важный момент. Я бы, например, награждала только тех исполнителей, которые поют на родном языке, а не на английском. Но практически все сколько-нибудь хорошие исполнители были отсеяны еще на первом этапе конкурса. Это для меня наглядное свидетельство того, что конкурс "Евровидение" стал простой битвой денежных мешков и не имеет никакого отношения к музыке.

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее