Бухара глазами русского туриста: исторический экскурс

Бухара — любимица туристов со времён Российской империи

0:50

Бухара — древний город, который сегодня находится на территории Узбекистана. Хотя его слава как тимуридского государства росла ещё до появления такой нации как узбеки. 

Бухара — любимица туристов со времён Российской империи

Кстати, здесь же в 1924 году в Бухаре состоялся I Всеузбекский учредительный курултай Советов, при котором была принята "Декларация о создании Узбекской Советской Социалистической Республики". Но это уже была новая история Бухары, когда индустриализация превратила Узбекистан в современное государство. Хотя ещё недавно история здесь сделала большую паузу.

Глина, ослики и паровоз

Попасть в старую Бухару в начале прошлого века было уже просто. Появились русские, появилась железная дорога, полезность которой сразу же оценили местные жители. Садишься на станции Каган и едешь.

Как вспоминали очевидцы, люди в халатах у кассы лезли друг через друга, не ожидая очереди. И совали с разных сторон разные медяки. И русские, и медные. Целые горсти мелких бухарских монет, таких же вытертых, как и их халаты.

Наш кассир долго их не считал, доверяя бухарской честности. А на вопрос "Вы их даже не считаете?", отвечал: "У них такая честность. Обсчитай меня бухарец, я пожалуюсь начальству. И его, несмотря на имущественное положение, так отдуют палками, что любо!".

К тому же, заверяли местные русские, за воровство здесь сильно наказывают. Руки отрезают, за убийство — казнят.

Конечно, грязь дома — мать родная. Надо только жить в своём доме и не кичиться своей цивилизацией. И все инородцы, в данном случае русские, с удивлением обозревали улицы старой Бухары.

Глина, глина, глина. По бокам дороги такие же бесконечные глиняные стены заборов. А сверху навешиваются такие же глиняные, травяные, камышовые крыши. Жилые дома было сложно отличить от конюшен. Оттуда несло навозом. Вместо узких окон слюда, как будто "человек боится света и солнца". И по этим улицам, куда бы не решился один вступить европеец, двигаются закутанные женщины, здоровые бухарцы в белых чалмах, тянут свой большой груз арбы и маленькие ослики.

Иной вид у каменного здания с парадным входом, арками и колоннами. Это духовное училище с мечетью. Местные учителя зазывают прохожих делать пожертвования и посетить святые места. Дальше по улице — снова глина.

 

Мечеть Чар-Минор

На другой улице маленький рынок. С пылу с жару. Здесь кузнец на ваших глазах куёт железо, рядом хлебопёк вынимает испечённые хлебы и лепешки. Чуть подалее продавец табака. Рядом насыпана кучка зелёного порошка. Бухарцы любят закладывать его себе за щеку. Ещё подальше вам починят туфли, здесь же местная чайхана. Посетителей абсолютно не смущает носящаяся над ними пыль от проезжающих мимо арб и экипажей. Главное — поговорить и перекусить.

Полагаю, что нынешняя Бухара, как и дореволюционная, мало отличаются в плане овощей и фруктов. Разница только, сколько "химии" сегодня в них пичкают. Вот и волновали ноздри европейца дразнящие сладкие запахи кишмиша, изюма разных сортов, китайских яблочек, сушёной вишни, бухарской тыквы. Здесь стояли целыми мешками местные сласти самого соблазнительного вида. И, конечно, знаменитые бухарские дыни. Не путать с чарджоускими. Это уже Туркмения. Хотя этот сорт и выращивают в других районах Средней Азии.

Бухарские евреи не выдумка советских юмористов

Вот мясной ряд, рядом ряды обуви. Кожаные и деревянные. Кожаную, как и во Франции, здесь употребляли обычно на полях.

Какие запахи были в квартальчике, где можно было плотно поесть… Пирожки, где лука было больше, чем мяса. Пилав и шашлык также были любимыми кушаньями бухарцев. Зерно отделялось от зернышка, всё было пропитано ароматным бараньем жиром, обсыпано красноватым крошевом из специй и унизано кусочками баранины.

И здесь же на улице стучат уже современные швейные машинки. Пёстрые халаты строчат десятки людей.

Отдельная тема — шелковые изделия местного производства. Чудные, лёгкие "как пыль", яркой окраски. Но эти изделия уже сходили на нет. Сами бухарцы жаловались, что мануфактурный рынок Москвы лишил работы многих женщин и заполнил своими тканями местные рынки. Сегодня такие претензии многие уже предъявляют китайцам.

"Не стоит женщине портить глаза, не стоит ей терять время. Москов взяла. Там фабрика работает, здесь руки", — говорили бухарцы.

Шёлк в Бухаре стоил недёшево. Но он того стоил.

Тогда в Бухаре проживало немало национальностей, которых чаще называли по племенному различию. Ведь под именем киргиз-кайсаков могли быть и казахи, и киргизы. Проживали в Бухаре персы, турки, русские и даже евреи.

Как когда-то шутил персонаж Ильфа и Петрова над журналистами, "едете вы сейчас в шляпах и кепках, а назад вернетесь в тюбетейках. Самый глупый из вас купит полный доспех бухарского еврея: бархатную шапку, отороченную шакалом, и толстое ватное одеяло, сшитое в виде халата".

Шутка? Отнюдь. Дореволюционная Бухара была знаменита своими евреями. Есть ли они сейчас там, не знаю. Но тем не менее, до революции были даже особые школы для бухарских евреев, где учили не забывать свои корни и землю обетованную.

Сегодня, глядя на постсоветскую Москву, кажется, что всё разноязычное население Бухары через сто лет перебралось в первопрестольную. Да и наследники бухарских евреев уже открыли свое посольство в Узбекистане.

Прав был когда-то русский путешественник и этнограф К. Носилов, утверждая русской публике, скучающей на своих подмосковных и петербургских дачах:

"Вот куда надо стремиться скучающим туристам нашей страны, которые найдут здесь тысячи вещей, способных остановить их внимание и заставить узнать, что такое время".

Мавзолеи и минареты там всё ещё стоят, но привлекут ли нас их базары? Вряд ли. Они такие же, как и в России — фрукты и овощи одно, а вот шмотки — китайские. От "адидасов" до "луи виттонов".

Автор Сергей Лебедев
Сергей Валентинович Лебедев — внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Кирилл Янчицкий
Кирилл Янчицкий — выпускающий редактор Правды.Ру.
Обсудить