Анна Клепиковская: на селе развитие туризма зависит от активистов

Чем знаменит поселок Пинега и Пинежский заповедник? Почему при строительстве Архангельска использовались камни из многих стран Европы? Почему туризм — социально значимая и ответственная отрасль?

Об этом корреспонденту "Правды.Ру" Анжеле Антоновой рассказала директор Ассоциации "Голос Севера", директор по развитию Лесного отеля "Голубино" Анна Клепиковская.

Читайте начало интервью:

Поселок Пинега: особенности отдыха

— Анна, где находится ваш Лесной отель "Голубино"? 

— Лесной отель "Голубино" находится рядом с поселком Пинега. Поселок Пинега старше Москвы на десять лет, его история — просто потрясающая, безумно интересная с учетом связей с Европой, которые раньше шли через Архангельск. Ивану Грозному все европейские товары шли из Архангельска.

Сохранились, конечно, и старинные деревни с огромными домами, замечательные древние церкви. Есть шлюзы деревянные и много еще чего интересного.

Сам Архангельск изначально назывался Новохолмогоры, потому что сначала появились Холмогоры, откуда Михаил Ломоносов шел, а потом уже был построен Архангельск. Там сохранились гостиные дворы, которые принимали огромное количество купцов из других стран.

И вообще очень долго сохранялась тесная связь Архангельска с Норвегией, Данией и Швецией. До Советского Союза это было совершенно нормально, тогда иностранцы ходили по улицам в большом количестве.

Мне очень нравится такая история: одна из частей Архангельска была построена, в том числе, из камней, которые привозили купцы из других стран.

Корабли шли пустыми в морской порт Архангельска, и чтобы корабль был устойчив, они везли камни, а здесь уже забирали товар, который от нас увозили. А камни оставляли здесь.

Как экотуризм становится культурно-познавательным

— Получается, у вас не только сельский или экологический туризм, но еще и исторический, образовательный.

— Да. Много таких интересных историй, поэтому, конечно, мы не совсем сельский туризм развивать будем, однозначно.

Здесь очень много возможностей для культурно-познавательного туризма. Но в то же время это село и со всеми прелестями и проблемами обычного села:

  • отсутствие водоснабжения,
  • канализации,
  • дорог,
  • кадровый голод и т. д.

Пинежский район — это пол-Латвии, а население — всего 22 тысячи человек.

То есть плотность населения очень низкая, доехать от одной деревни до другой — уже проблема. Здесь абсолютно сельская местность, но это не совсем сельский туризм в обычном понимании.

Тем более, что здесь находится единственный заповедник на территории Архангельской области — совершенно потрясающий Пинежский заповедник.

Он известен уникальными карстовыми ландшафтами и карстовыми пещерами — самыми протяженными на Севере европейской части России.

Поэтому у нас все-таки больше экологический туризм, потому что он связан с познанием природы.

Но с этим есть сложности. По самому заповеднику нельзя ходить, это закрытая территория, можно ходить по охранной зоне заповедника. Это природа, экологический туризм.

А если выходишь в обычный лес, то это остается экологическим туризмом или уже становится сельским?…

На мой взгляд, в принятой Стратегии туризма зря пытаются разделить сельский и экологический туризм.

Но зачем это делать?

Как развивают туризм в других регионах России

— А как с этим обстоят дела в других местах? Ведь везде сельские поселения — различные.

— Очень разные. И туризм везде развивается по-разному.

— Как убедить, что нужно именно вашу территорию развивать?

— В первую очередь все зависит от самих людей.

Когда на территории появляется человек, который в это верит и начинает этим заниматься, то дело двигается.

По-другому не работает, мне кажется, нигде.

— То есть это не администрация сельского поселения вдруг решила?

— Нет, бывает, что где-то и администрации активные, проявляют инициативу. Но там же тоже люди, которые живут на этой территории и пытаются найти варианты развития родного края. И происходит все очень по-разному.

Где-то именно в администрации есть очень активные люди, которые видят будущее, связанное с туризмом.

Они понимают, что привлечение туристов создает рабочие места. Они понимают, как с этим работать, потому что совсем искусственно создавать какие-то туристические продукты трудно и вряд ли они будут востребованы.

Нужно хорошо знать это место, его преимущества, развивать их, и привлекать людей. Где-то это получается очень хорошо, где-то не получается или не совсем получается.

Можно поставить в пример Финляндию. Там не очень-то много чего и есть, но при этом все потрясающе подготовлено, например, для активного отдыха:

  • тропы,
  • велосипедные маршруты,
  • лодки
  • и все что угодно.

— Практическое воплощение — уже задача частного бизнеса?

— Частный, конечно, маленький.

— Много ли таких компаний в России?

— Они есть, хотя пока не так много мест по стране, где они активно работают.

По всей Российской Федерации есть где-то 20 субъектов, где очаги такой частной, личной, инициативы проявляются. В основном они сконцентрированы как раз на европейском Севера, подальше от центра.

Еще такое есть в Приморском крае. И в Иркутской области активисты строят Большую Байкальскую тропу. Но это не частный бизнес, не коммерческая организация.

Мы как раз недавно обсуждали эти вопросы в Ассоциации социально ответственного туризма, в которой я тоже состою. И, собственно говоря, с ее помощью нам удается развивать многие проекты. Они анализировали статистику, которая подтверждает, что именно благодаря активным людям начинает что-то происходить на территории.

Читайте окончание интервью:

России нужен устойчивый туризм 

Беседовала Анжела Антонова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев