Гонка Мурманск - Владивосток за 14 дней: экстрим лучше курорта

Как организуется очередная "Экспедиция-Трофи"? Как создаются команды? Как пережить дефицит сна? Почему к заданиям невозможно подготовиться заранее? И почему прежде чем вскрывать золотой конверт, надо серьезно подумать и, может быть, даже и не вскрывать?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал создатель бренда "Экспедиция" и организатор "Экспедиции-Трофи" Мурманск — Владивосток Александр Кравцов.

Читайте начало интервью:

"Экспедиция-Трофи" ищет героев нашего времени

Как "Экспедиция" найдет героев

Организация гонки "Экспедиция-Трофи"

— Александр, а как финансово организована ваша гонка? Двадцать команд по шесть человек — это получается 120 человек. И 14 дней ехать через всю страну, жить в разных местах между Мурманском и Владивостоком — это все-таки недешевое удовольствие. Это бензин, техобслуживание, еда, гостиницы, мероприятия и т. д. Как все это происходит?

— Да, это недешевое удовольствие…

Я думаю, что на круг на все команда тратит примерно полтора миллиона на шестерых. Это примерно 250 тысяч рублей на человека.

Но понимаете ли, Италия или Мальдивы — это тоже недешевое удовольствие. И за одни и те же деньги можно провести неделю на Сейшелах или за две недели доехать от Мурманска до Владивостока.

Есть люди, которые очень-очень захотели поехать в "Экспедицию-Трофи". И команда как правило, знаете, как создается?

Обычно есть энтузиаст, который сильно-сильно захотел поехать. Часто есть инвестор, который готов нести основной финансовый вклад, но у него может не быть времени, машины, еще чего-то не быть. Есть люди, у которых есть машины…

— У инвестора, скорее всего, времени не будет.

— В любом случае со временем находятся заинтересованные люди, у которых есть машины. И получается, что команда — это такой коллектив, как такая многомерная личность.

И меня часто спрашивают про опасности, которые ждут людей в "Экспедиции-Трофи". Я думаю, что опасностей заблудиться или замерзнуть нет. Наш опыт об этом говорит.

Как пережить дефицит сна

Самое серьезное испытание — то, что людям приходится мало спать в течение 14 суток.

Поэтому мы очень настойчиво рекомендуем апробированный нами способ.

В машине — три человека. Третий всегда должен лежать молча, закрыв глаза, и не участвовать в разговорах.

Поэтому он успевает выспаться и потом поменяет кого-то из двух людей, кто сидит впереди.

— Они по очереди ведут машину, грубо говоря, 24 часа в сутки? По восемь часов у них смены?

— По двое суток и остановка между ними.

— А между этими этапами есть какой-нибудь отель, мотель или хотя бы палатка, где можно поспать не в машине?

— Между этими этапами есть отель, мотель, не палатка. Как раз это в месте, где мы проводим какое-то очередное мероприятие.

Еще опасность: распад команды

Но я продолжу свою мысль о том, что команда — многомерная личность.

На моих глазах распались десятки и десятки команд. В основном они распадаются из-за того, что люди не могут договориться внутри коллектива.

— О чем можно спорить в таком пути? Вот перед ними — навигатор, дорога, столбы, посты ГАИ. Какие там могут быть поводы для ссор?

— Перед ними есть пространство вариантов, которые мы им создаем. Оно говорит им следующее: вы можете собирать точки культуры навигации или искать героев по пути, за сто километров от трассы или за 200-500 километров от трассы, но при этом оставаться во временном зачете.

Во временном зачете этого этапа — двое суток.

И если вы соберете самую удаленную, самую ценную информацию и окажетесь во временном зачете, вы будете иметь преференции. И в итоге, вы можете стать победителем гонки.

А если просто столбы, ГИБДД, просто езда по федеральной трассе, это тоже возможно, так тоже может быть, но не будет дополнительных очков. А главное — это неинтересно.

Но если кто-то поехал далеко и опоздал, то из зачета они выпадают.

Поэтому здесь есть масса вариантов.

— А нельзя заранее — еще дома — найти героев, четко спланировать выполнение заданий? К тому же, вы говорите, что у команд есть штабы, группы поддержки в своих городах. И есть социальные сети, средства массовой информации, через которые можно получить любую информацию.

— Дело в том, что мы же делаем из этого азартную игру.

— Вы специально их ссорите?

Задание на двухсуточный этап мы публикуем только в его начале. То есть люди, находясь в Екатеринбурге, еще не знают, какие будут условия игры от Екатеринбурга до Новосибирска. Люди до выезда из Новосибирска не знают, какие будут задания дальше…

— А вы знаете?

— Ну мы-то планируем. Мы этим занимаемся уже сейчас, конечно.

О золотых конвертах: миссия невыполнима

— То есть у вас получается вроде игры "Что? Где? Когда?", только более реально, масштабно и на земле, на практике и задания более масштабные. Но все равно тикает время, поэтому надо очень быстро искать, анализировать информацию, обсуждать и совместно принимать решение, а потом тоже максимально быстро все это делать.

— Да, где-то так.

Мне вот о чем еще интересно рассказать. Во второй гонке в 2006 году мы впервые придумали золотой конверт. Обычно на каждом этапе — оранжевые конверты, как цвет экспедиции.

Но мы придумали в "Экспедиции-Трофи" золотой конверт. Мы его отдаем со словами: лучше не вскрывайте, внутри находится задание, которое, вполне возможно, невыполнимо вообще.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев