Путешествия
Автор Правда.Ру

И с Белкиным на дружеской ноге…

12 февраля состоится вручение литературной премии имени Белкина. Премия вручается за лучшую повесть года и является единственной, вручаемой за непопулярный в наши дни жанр русской словесности.

Учредители премии — журнал "Знамя" и издательство "Эксмо". Координатор премии Наталья Борисовна Иванова, в состав жюри входят: Сергей Цупринин, Борис Дубин, Сергей Юрский, Алла Латынина, председатель жюри Фазиль Искандер.

Первым лауреатом премии в 2002 году стал Сергей Бабаян за повесть "Без возврата".

В 2003 году премия вручается второй раз. Уже известен шорт-лист премии. В него вошли пять номинантов — Марина Вишневецкая — "Из книги "Опыты"; Андрей Геласимов — "Жажда"; Асар Эппель — "Кастрировать Кастрюльца"; Илья Кочергин — "Помощник китайца" и Юрий Горюхин — "Встречное движение". Это — безусловно, лучшие за прошедший год повести.

Однако до самой церемонии вручения останется неизвестным. Кто получит главную Премию Белкина — 5 тысяч долларов, а кто — 4 поощрительных премии, по 500 долларов.

Двое из номинатов Премии Белкина, находятся и другом шорт-листе литературной премии — Имени Аполлона Григорьева. Марина Вишневецкая ("А.К.С.(опыт любви)" - "Знамя",2002,№11), и Андрей Геласимов ("Жажда" - "Октябрь" 2002,№5).

Наталья Иванова, первый заместитель главного редактора журнала "Знамя", открыла маленькие секреты о том, как в этом году жюри выбирало лучшую повесть.

- Наталья Борисовна, сколько повестей было выдвинуто на премию Белкина в этом году?

- Двадцать восемь. Но если в прошлом году жюри щедро отобрало в финал шесть повестей, лукаво сославшись на "Шестую повесть Белкина" - зощенковскую стилизацию, то теперь мы решили, что не выйдем из комнаты, пока не договоримся до положенных пяти финалистов.

- Провинция представлена?

- Да. Это "Встречное движение" Юрия Горюхина, опубликованное журналом "Бельские просторы" в Уфе. Больше про этого автора ничего не знаем. В пятерку лучших также вошли "Из книги "Опыты" Марины Вишневецкой, "Жажда" Андрея Геласимова, "Помощник китайца" Ильи Кочергина и "Кастрировать Кастрюльца" Асара Эппеля.

- Председатель первого жюри Фазиль Искандер говорил, что его приятно поразил литературный уровень текстов, но огорчило исходящее от них уныние. За истекший год мы не повеселели?

- Повесть — очень живой жанр, она постоянно меняет ракурс и дух. Почти все повести этого года написаны от первого лица, они современны по материалу (у Эппеля, правда, повествование-ретро), они на высоком профессиональном уровне и в целом не печальны, не депрессивны.

- Вы все читаете все или делите "фронт работ"?

- Работаем по-честному: в конце декабря каждый член жюри получает тяжелый черный мешок. Но ведь надо не только прочесть, но и обдумать. Обсуждаем тоже неформально.

- В прошлом году ЭКСМО собиралось издать сборник повестей-лауреатов — это осуществилось?

- Пока нет. Повести разные и по объему, и по направлениям, в сборник не сложились. Но это могла бы быть отличная книга для чтения, и я не теряю надежды. Может, в будущем сделаем двухтомник. Ведь когда издадут всю макулатуру, читатель неизбежно вздохнет и спросит: а где настоящее?

- Вы думаете, он к тому времени не переведется?

- Уверена, что останется. Все идет по синусоиде, и за спадом неизбежно приходит подъем. Социологов спросите. Наладится сеть распространения — и оптовики не смогут больше навязывать читателям собственные вкусы.

- В смерть русской прозы вы не верите? Кое-кто из критиков уверяет, что современный роман "провонял, как старец Зосима в "Братьях Карамазовых".

- Не верю ни в смерть романа, ни в смерть повести. Эти жанры себя не исчерпали, что бы ни говорили критики, да и сами прозаики. Если в один год вышли романы Сергея Гандлевского "НРЗБ" и Владимира Шарова "Воскрешение Лазаря" - о какой смерти русского романа мы говорим? А Василий Аксенов, возвестивший на страницах "МН" о смерти романа, сославшись на мнение какого-то американского издателя, сейчас сам работает над новым романом. Роман живет и в массолите (детектив, любовный роман как бы эксплуатируют этот жанр), но он жив и в серьезной литературе. Что касается повести — это вообще жанр традиционно русский. Новая русская литература и началась с повести Карамзина "Бедная Лиза". Потом пошли повести Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского. И Чехов романа не написал, а повесть у него есть. В советское время — Платонов, позже — Трифонов. Но повесть не издашь отдельной книгой — это как раз специфически журнальный жанр.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
США создадут военные базы для контроля Антарктиды
"Белые каски" после Иордании уедут на Запад
В Израиле прошли протесты против дискриминации однополых пар по суррогатному материнству
Китайский слон затопчет Россию?
Разорим и запретим: Москва готовит суперсанкции против Украины
Россия готова зайти "максимально далеко" в диалоге с Японией
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
Путин: мне не нравится пенсионная реформа — как всему народу
МОК объявил о готовности принять Россию обратно
МОК объявил о готовности принять Россию обратно
Референдум в Донбассе - многоходовочка или "слив"?
Это всё придумал Бисмарк: как Госдума приняла "проклятый" закон
Что даст референдум в Донбассе, а потом и в Крыму
Турция двинется от США, но не к России
Референдум в Донбассе - многоходовочка или "слив"?
Началось: Армения пошла по пути Украины
На кого работает Уильям Браудер
Дело Браудера может утопить Хиллари Клинтон
Дело Браудера может утопить Хиллари Клинтон
Смертник пытался взорвать беглого вице-президента Афганистана
Готова ли Россия к выходу Армении из ЕАЭС и ОДКБ?

О новом мировом порядке пока не говорят. Но о том, что новой Европе нужна новая система безопасности, речь идет уже давно. Теперь она начинает складываться. Насколько все-таки реальна и безопасна эта система? А точнее, сразу две системы? Об этом "Правде.Ру" рассказал директор международных проектов Института национальной стратегии Юрий Солозобов.

Новый мировой порядок Европы - вызов России