Автор bratkov

Георгины на скалах не растут

Право, ЦСКА сделал многое, чтобы в последнем матче сезона поработать на свой имидж. Пожалуй, в этой фразе можно было бы даже заменить слово "право" на слово "браво", но этому мешают два обстоятельства. Первое — ЦСКА сделал многое, но не все, причем умышленно. Второе — игра на имидж и игра на победу по сути своей, как ни крути, вещи разные.

Выставляя на матч в Казани полурезервный состав, которому была поставлена задача "умереть, но не проиграть", руководство клуба решило, мне кажется, пококетничать с публикой. Смотрите, мол, нам ничего не нужно, а мы бьемся не на шутку, играем по-честному. И Самодин, Мазалов, Мандрыкин, Кириченко действительно бились. Как бьются в контрольных матчах голодные до игры дублеры. То есть не ради результата, а из принципа.

Что в этом предосудительного? Формально — ничего. ЦСКА вообще имел право привезти в Казань команду мальчиков из дальнего резерва, объяснив это отсутствием мотивации у своих звезд (хотя для большинства из них мотивация и премиальные — понятия тождественно равные). Но иметь право и быть правым — далеко не одно и то же. А дублерская честность, выставленная напоказ, лично мне больше напомнила желание сделать себе недорогое паблисити, чем стремление обкатать второй состав или дать отдохнуть первому.

Вот так мы и подошли к теме, о которой на финише сезона злорадно — и бездоказательно, между прочим, — судачили болельщики других команд и которая превратилась в некое подобие зубной боли для армейских фанатов. А есть ли в нелюбви к нынешнему ЦСКА его противников нечто большее, чем зависть неудачников к чемпиону? И как насчет баллов за артистизм в воображаемом столбце турнирной таблицы первенства-2003? Сколько бы их начислило победителю виртуальное независимое жюри?

Вопросы, сами понимаете, риторические. Артистизм в футболе в отличие от фигурного катания не оценивается, и чемпион у нас, вне всяких сомнений, полновесный. Мой коллега Борис Богданов уже писал о том, что желающие предъявить ЦСКА какие-либо претензии могут переадресовать их всему нашему футболу. На скалах, мол, не растут георгины, а то, что там растет, — это и есть наш законный урожай, нами же самими и посеянный. От себя добавлю: футбол любой страны имеет того чемпиона, которого заслуживает, и хватит об этом.

А вместо обсуждения правомерности восхождения ЦСКА на чемпионский трон хотел бы остановиться на некоторых особенностях этого процесса. "Мне кажется, что против нас болеет вся Россия", — написал в гостевой книге ЦСКА один из его болельщиков. Если не зацикливаться на масштабах, с этим или с чем-то подобным трудно не согласиться. А вот почему так было, многим болельщикам куда проще почувствовать, чем понять.

При всей своей специфической сухости, игра армейцев вызывала на трибунах немало эмоций. Чаще — отрицательных. Но если своя торсида легко находила утешение в результате на табло, то чужую победный футбол с невысоким, как ей казалось, уровнем интеллекта откровенно бесил. Поначалу некоторые специалисты просвещали болельщиков: дилетантам, говорили они, подавай внешние изящества, а настоящая красота — в борьбе по всему полю, в том, кто куда побежал, кто кого подстраховал. Под конец сезона, правда, заступники ЦСКА примолкли, но, несмотря на это, король не казался голым до самого "Вардара". Его одежды мало кто видел, однако с турнирными очками проблем у команды не было.

Конечно, причины армейской зажатости следовало бы поискать в сиюминутности и обязательности командной цели. Под нее скупались игроки числом поболее, ценою подороже, под нее приглашался тренер, готовый не лавировать между препятствиями, а прорубить просеку в футбольном лесу. Особенно если за это полагается сверхщедрое вознаграждение. Нащупав игру, приносящую очки, тренерский штаб не мудрствуя лукаво использовал этот лом, поскольку знал: цель важнее, чем средства.

Всем этим, повторяю, можно было бы объяснить чрезмерную прагматичность ЦСКА, если бы не одна тенденция. Игроки, выглядевшие в других клубах настоящими технарями и умницами, в армейской казарме постепенно деревенели и индивидуально начинали играть все хуже и хуже. К осени совсем притупился бомбардирский нюх у Ярошика, однообразным стал Гусев, в терминатора превратился мастер слаломных проходов Рахимич, в "накрывателя" чужих атак — Семак. Яновский 90 процентов передач стал охотно делать назад либо поперек поля и лишь 10 процентов — вперед. У Попова с мячом и вовсе возникло друг к другу обоюдное отвращение. Горячий, но техничный до попадания в ЦСКА аланец Кусов зачастую выходил на поле лишь для того, чтобы "перекусать" двух-трех соперников и заработать очередное удаление, в результате чего был забракован и отправлен назад, в Осетию. И только Олич, пожалуй, выделялся на фоне партнеров изобретательностью и незашоренностью новичка.

И вот тут уж без личностных моментов, связанных с главным тренером ЦСКА, не обойтись. Валерия Газзаева один мой знакомый назвал героем нашего времени, сделав особый акцент на двух последних словах. Какое, дескать, время, такие и герои. Не стоит думать, однако, что он вложил в свои слова сугубо отрицательный смысл. Газзаев сам сделал себе имя в футболе. Амбиции, помноженные на неуемное трудолюбие, позволили ему добиться многого, причем без всякой волосатой лапы. Приплюсуйте сюда характер: утверждают, что для Газзаева-игрока не существовало авторитетов ни в футболе, ни в жизни. Он уже тогда знал, что существуют две точки зрения на любую проблему — его собственная и неправильная.

Эти качества в людях с годами обычно не меняются. Предположу, что агрессивный у кромки поля, в раздевалке Газзаев был еще более категоричен в суждениях, если не деспотичен. А любому футболисту, чьи карьера и благосостояние полностью зависят от главного тренера, свойственно со временем перестраиваться и подсознательно действовать так, чтобы не прогневить "хозяина". Потерять мяч страшнее, чем сыграть примитивно, но надежно. Тренер вспыльчив — и футболист старается вести себя на поле попсихованнее. Навесы и силовая борьба лучше, чем красивые, но рискованные обострения. Особенно если не приходится ждать поддержки партнеров, испытывающих схожие чувства.

Уверен, что Газзаеву самому не нравилась эстетика игры его команды (вернее, ее отсутствие). Но признаться в этом публично или поменять что-то было выше его сил. К тому же большинство игроков, купленных за деньги Евгения Гинера, оказались не обижены базовым мастерством и физическими данными (по этим критериям Газзаев их, собственно, и подбирал). На фоне многих других российских клубов ЦСКА смотрелся хоть и тяжеловесным, но все же танком, передавившим немало вражеской пехоты. Цель была достигнута, просека прорублена.

Бесспорно, отношение болельщиков к армейской команде формировали не только игровые моменты, но и некоторые публичные нюансы. Работай рядом с Газзаевым толковый имиджмейкер, он принес бы ЦСКА немало пользы. Разъяснил бы тренеру, например, что, если уж твоя команда играет нахрапом, не стоит еще и вести себя на пресс-конференциях таким же образом, обвиняя судей в том, чего не было, — люди-то не слепые. Или посоветовал бы пожимать руку коллеге-сопернику даже после очень обидных поражений, ибо "мелочь — не деньги, но широкий жест — не мелочь". Увы, на специалисте такого рода в ЦСКА предпочли сэкономить. А может, Газзаев привычно решил, что сам лучше знает все про свой имидж.

Не стоит забывать и его неудачную эпопею со сборной. Газзаевский поход за золотом чемпионата Европы, на которое он в свое время намекал, вообще-то отдельная песня. Но недоброжелательное отношение публики к методам его работы в сборной после Шкодера и Тбилиси, как ни крути, спроецировалось и на ЦСКА. Обещание покончить с совмещением постов, что было, по сути, элементарной ложью, не оставило Газзаеву выбора: этот прокол ему не вспомнили бы только в случае побед на всех фронтах. (Обещание, правда, давал Вячеслав Колосков, но ясно, что это было сделано с согласия Газзаева.) В сборной победы ушли в песок вместе с азартом первых матчей, в клубе случился "Вардар", а осадок от трюка с совмещением, как принято говорить, остался.

Но все хорошо, что хорошо кончается. А для ЦСКА именно так и вышло. Нравится кому-то стиль этой команды или нет, но чемпионами стали именно армейцы. И каждому, кто скривится в их сторону, они имеют полное право сказать: попробуй, завоюй золото, а потом поговорим, чья медаль толще.

Единственное, чего при этом хотелось бы, чтобы победитель нашего первенства служил ориентиром, подтягивал российский футбол к своему уровню, а не страдал неуклюжестью, свойственной многим другим. Не бывает плохих или хороших чемпионов — это аксиома. Зато бывают плохие и хорошие чемпионаты. Тон в которых задает именно чемпион.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ ,
"Спорт-Экспресс"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Путин украинцам о Саакашвили: "Как вы это терпите вообще?!"
Взрыв газа в Австрии: украинская труба — всё
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Фото искалеченного взрывом в Донбассе ребенка шокировало Германию
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Названа главная составляющая мужской привлекательности
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Путин — Собчак: вот вы "против всех" — а предлагаете-то что?
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Ученые: к запахам нужно принюхиваться
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Роскомнадзор требует от соцсетей удалить ряд ресурсов
Путин — Собчак: вот вы "против всех" — а предлагаете-то что?

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры