Автор Правда.Ру

Смерть за квартиру

Черные маклеры выселяют людей из благоустроенных квартир. Кто сопротивляется – исчезает
Единственная достопримечательность деревеньки Быргазово Боханского района: бывшие горожане, обманутые черными маклерами и вынужденные покинуть свои квартиры.

Тема "оборота жилья" поднималась неоднократно – когда некие предприимчивые граждане кидали малообеспеченных граждан на стоимость их квартиры. Им предлагали какое-то жилье и доплату. Денег не давали, жилье оказывалось развалюхой в малопригодном для жизни месте.

Схема всегда одинакова: методом настойчивых посулов, легких угроз и погружения в долги. Переселения начались еще восемь лет назад и продолжаются до сих пор. Но еще ни разу проблемой этих людей, которых можно без кавычек назвать вынужденными переселенцами, серьезно не заинтересовались властные структуры или правоохранительные органы. У первых нет рычагов, чтобы контролировать ситуацию, у вторых – заявлений от пострадавших.

"Здесь просто так не умирают..."

Замызганные домики Быргазово представляют зрелище жалкое, учитывая, что когда-то здесь, в процветающем колхозе-миллионере, стадами паслись хрюшки, а под открытым небом цвели помидоры и огурцы. Окна и двери колхозных домов теперь забиты досками. Колхозный клуб (очевидно, времен коллективизации – настолько у него пожилой вид) намертво заколочен. Связи с внешним миром у быргазовцев никакой – только пешком пару километров до ближайшей крупной деревни Буреть. В Бурети сельсовет и все прочее.

Некоторые частные дома в Быргазово полностью разрушены. В других частных домах – не брошенных, а проданных – проживают переселенцы из Иркутска и Ангарска, чаще всего социально неблагополучные. Как правило, деревенской жизни они не знают и работать в деревне не могут.

Председатель колхоза в Бурети Георгий Полоненко сетует:

– Рассказывает, что жили в четырехкомнатной квартире на бульваре Гагарина. Спрашиваю: корову доить умеешь? А она ее только на картинках видела...

Быргазовцы реагируют на вопросы о приезжих одновременно и с раздражением, и сочувствуя. Они все знают – кто привозит, как и откуда.

– Привезут их, поселят в пустые дома. С деньгами, конечно, обманут, не дают никакой доплаты. Которые пьют, те все, что есть, спустят и побираются. У самих проблем невпроворот, а тут еще эти. А как откажешь в куске хлеба, когда дети?..

– Их привозят только в вашу деревню?

– Да нет. В Бурети две сестры живут, у одной ребенок.

– А кто привозит, знаете?

– Да один местный, быргазовский, занимался.

Они называют фамилию предприимчивого односельчанина. И прилагают обширную биографию, из которой ясно, что сорокалетний Шурик скитался всю жизнь по тюрьмам, имел какие-то дела в Ангарске, занимался квартирами. Что он недавно умер, причем смерть его была так же загадочна, как и его дела. Умер вроде от сердечной недостаточности, но все знают, что его до смерти избили в Ангарске.

Поразила фраза, которую сказал один деревенский парень:

– Народ у нас здесь просто так не умирает.

Народ здесь, как говорят, исчезает. Например, исчезли несколько переселенцев ("ездили-ездили в Ангарск и не вернулись"). На мировоззрение сельчан повлияло, очевидно, обилие криминальных трупов, которые вылавливают в Ангаре. Колхоз даже машину купил, чтоб жмуриков милиция вывозила, а не жители. В общем, при таком кипении потусторонней жизни смерть соседа, а тем паче исчезновения чужаков-переселенцев – всего лишь печальный факт.

Исчезновение старушки Агафоновой

В этой череде фактов ничем не выделяется исчезновение старушки Агафоновой, по документам купившей дом в Быргазово еще в 1995 году. Про нее говорят так: исчезла несколько лет назад, поехала в Иркутск "по документы и по деньги" да не вернулась.

События смазались в памяти соседей за прошедшие годы, и навряд ли удалось бы разузнать что-то об Агафоновой Татьяне Павловне, если бы ее соседка не сберегла документы, отданные перед отъездом ей на сохранение. В их числе паспорт и договор купли-продажи дома.

До августа 95-го года жила старушка в Иркутске, на бульваре Рябикова. Жила весело, по вечерам собирались на квартире пьянки-гулянки. Соседи воевали с пьяницами и, честно говоря, облегченно вздохнули, когда она съехала.

По словам соседей, "обменялся с ней какой-то мужчина". Мужчина "здесь не жил, только делал ремонт, а потом продал".

На самом деле по договору купли-продажи покупателем была дама. Квартиру она приобрела за 64 миллиона (старыми деньгами) через известное иркутское агентство недвижимости, которое, собственно, и предложило даме остановить выбор на квартире Агафоновой. Мужчина, очевидно, только проводил предпродажную подготовку.

Позже выяснилось, что сделка нечистая. Пострадали покупатели. В квартире оказался прописан еще один человек. И новым владельцам пришлось через суд отстаивать свои права и пройти множество инстанций. Суд писал письма в Быргазово, где уже проживала старушка.

Агентство оказалось вообще ни при чем. Ни в каких документах по этой сделке оно не фигурирует. Покупатель работал с агентом (агент уволился еще до судебных разбирательств), оформляя договор не через агентство, а через нотариуса. Владелицу квартиры Агафонову покупатели видели только на заключении сделки. Ее приводили два "упакованных" молодых человека.

Бабушка Агафонова была препровождена в тьмутаракань на жительство в дом стоимостью в два миллиона рублей. (Интересно, что дом в Быргазово она купила уже как "проживающая в деревне Быргазово" через три месяца после продажи агентством ее квартиры). Теоретически у нее должно было остаться еще шестьдесят миллионов. Но миллионершей бабушка, видимо, так и не стала.

Да и жива навряд ли. На запрос, получала ли гражданка Агафонова пенсию, отделение Пенсионного фонда по Иркутской области ответило: "В действующей региональной базе данных факт назначения и выплаты пенсии Агафоновой Татьяне Павловне не установлен".

И от ее дома в деревне Быргазово осталось сегодня только пустое место.

"Обуть" сироту очень просто

Другая быргазовская история, слава богу, не об исчезновении, а о жизни. Правда, весьма сомнительного качества – дом, куда мы постучались, серый от ветхости, к жизни пока еще пригоден, но к зиме его хорошо бы утеплить.

В этом доме рядом с быргазовской водокачкой живет женщина с пятилетним мальчиком. Хозяйку Татьяну и ее сына Ваню мы не застали, они отбыли зачем-то в Ангарск. За хозяина вышел 23-летний Саша Васильев, такой же, как Татьяна, переселенец. Хозяйка попросила его присмотреть за домом.

– Ты про Татьяну что знаешь?

– Пьет, но не часто. Говорили, есть муж, живет здесь месяца три-четыре. Ей предложили поменяться, обещали денег, да так и не дали. Лет сорок ей. Детей у нее несколько, один сидит, один в Ангарске. Хозяин дома где-то в Усолье.

– А сам что здесь делаешь?

– Недавно квартиру в Ангарске продал.

Саша – вопиющий пример бессовестно обманутого гражданина. Если у Татьяны есть права на дом и прописка, то у Саши нет ничего.

В некотором роде он знаменитость. Несколько лет назад у всех на устах было имя Екатерины Рябченковой, мамы большой приемной семьи из села Новожилкино Усольского района, которым построил дом Иркутский мясокомбинат. Саша Васильев – один из ее приемных детей.

Инспектор по правам детей Усольского района Светлана Дедик рассказала основные события его биографии. Мать его была лишена родительских прав, и мальчик скитался по детским домам Ангарска, Братска, Иркутска. У него обнаружили недюжинные музыкальные способности и поместили в интернат. Потом Саша оказался в семье Рябченковых. С приемной матерью в итоге поссорился. По собственному желанию пошел в Чечню. Служил помощником пулеметчика, брал высоту под Ведено.

Когда вернулся, получил материнское наследство – однокомнатную квартиру в Ангарске. Саша говорит, что часть денег, полученных в Чечне, он истратил на ремонт квартиры.

Процесс продажи ангарской квартиры и устройство на новом месте Саша описывает весьма смутно:

– Приезжал какой-то Костя на машине "Калдина". Забрал документы и пообещал все оформить. Денег обещали 200 тысяч. Привезли сюда, показали якобы мой дом, документы на жилье не дали. Потом, когда я уже здесь жил, оказалось, что дом колхозный, не продается.

Сначала устроили меня к тете Наде. Обещали ей заплатить две тысячи рублей за то, чтобы она продержала меня до осени. А потом сказали: хоть на улицу выгони. Они ей денег не дали, обманули. Она мне все тогда и рассказала.

К соседке Надежде, усталой женщине с тремя детьми, делец Шурик обратился по поводу Саши и какого-то деда-ангарчанина, которого привезли в Быргазово вместе с парнем:

– Шурик пообещал мне две тысячи. Да назавтра же их и припер – Сашу и замызганного такого деда. Дед хорошую пенсию получал, платил деньги внуку. Вроде помог Саше получить квартиру. Дед был нечистоплотный, много пил. Ему обменщики возили продукты. Как-то он сильно обморозил руку, обменщики завернули его в мешки, чтоб не запачкал машину, и увезли в неизвестном направлении.

Деда никто больше не видел. Саша остался в Быргазово. Делал кое-какую работу для Надежды, тем и кормился. Потом женщина попросила знакомого бригадира устроить Сашу скотником. Говорят, он хорошо работает.

– Саша, ты почему не обратился в милицию?

– Без толку это.

Сашина квартира в 10-м микрорайоне Ангарска занята новыми жильцами. В Ангарске у него есть родная тетка, и – где-то – родной брат. Сам Саша, которого обмануть было легче легкого (какой житейской премудрости он мог набраться в своей преимущественно, сиротской жизни?), по существу бомж.

Светлана Михеева

Источник: СМ Номер один

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Почему власть прекращает финансирование ГЛОНАСС
Лукашенко пригрозил расстреливать воров "как в 90-е"
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Американские СМИ рассказали, почему Россия может не бояться США
Губернатор Севастополя возомнил себя барином?
ВКС России снова "побрили" флот коалиции у Сирии
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
1 мая решится судьба антироссийских санкций
Завидуй, провинция: московские учителя получают 100-тысячные зарплаты
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу