Потерпевшие, объединяйтесь!

Иногда настоящая правда стоит дорого, и даже очень дорого. Но цивилизованная страна и общество, претендующее быть «гражданским», просто обязаны выявлять истину в уголовных делах. Ведь в таких случаях ложь, недоказанность или неясная картина совершенно не смягчают проблему, а помогают преступникам уйти от ответственности или же обрекают на муки невинные жертвы.

Правду в серьезных делах уголовных делах, как правило, можно отыскать только с помощью свидетелей. Это с мелкими воришками все просто: изъяли краденое, составили протокол, провели опознание ценностей – вот и все объективные доказательства для суда, да еще и в предостаточном количестве. Однако, чем преступник серьезнее, тем сложнее доказать его противоправные деяния.

Что касается уголовной практики крупного бизнеса и олигархии, то здесь вступают в силу коварные принципы оргпреступности. Преступление вроде бы и есть – причем, наглое и жестокое. Иерархическая цепочка преступников тоже вроде бы ясна. Но доказать ничего невозможно. Или же все улики почему-то четко указывают на совершенно постороннего человека.

Именно так всегда получается в отношении крупнокалиберных преступных кланов, включая группировки сырьевых магнатов. Все схвачено, просчитано, прикрыто и куплено. Овчинка стоит выделки, так как на кон поставлены серьезные деньги или прихоть взбесившейся от изобилия элиты.

У них, конечно, есть слабые места. Как правило, это – свидетели. Те, кто случайно или по роду своей деятельности «видел лишнее». Но денежно сильные персоны очень просто решают этот вопрос. Запугать или убрать – вот их тактика, проверенная и почти всегда реализуемая на практике. Поэтому, даже если на «крупную рыбу» заводится уголовное дело, оно несколько позже спокойненько рассыпается. За недоказанностью.

В России с начала года начал действовать закон о защите свидетелей, но в силу ряда причин его эффективность пока не видна. Чтобы он на деле начал помогать правосудию, пострадавшим гражданам и другим участникам уголовного судопроизводства, необходимо провести немалую работу по различным направлениям – правовому, психологическому, организационному и информационному.

В этом отношении ситуация в России сейчас очень и очень тяжелая. Изменить ее коренным образом намерена общественная организация «Сопротивление», которая видит решение проблемы в объединении усилий государства, общественных структур и самих пострадавших граждан. Кстати, эта правозащитная ячейка гражданского общества появилась на свет именно как острая жизненная необходимость ее непосредственных организаторов. Заслуженная артистка России Светлана Врагова и политконсультант Ольга Костина не так давно сами побывали в шкуре униженных и запуганных бандитами.

После длительного собственного кошмара они поняли, что только объединившись, можно защитить себя от произвола и оградить от подобных бесчинств других жертв – как нынешних, так и потенциальных. Идею активно поддержал вице-президент Союза юристов России и член Совета Федерации Алексей Александров. Так родилось «Сопротивление».

4 сентября правозащитники собрали все заинтересованные стороны в пресс-центре «АиФ», чтобы совместными усилиями за «круглым столом» начать решать серьезную социальную и нравственную проблему.

Начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД РФ Николай Овчинников поделился наболевшим. Он рассказал, что вступивший в силу закон работает далеко не в полную силу, поскольку денег, выделяемых в рамках программы по защите свидетелей, не хватает. По приблизительным подсчетам, в России не менее 5 тысяч лиц нуждаются в специальной защите. Закон предполагает ежегодное выделениенаэти нужды около 700 миллионов рублей, тогда как в бюджете текущего года заложено всего 56 миллионов. То есть лишь двенадцатая часть тех, кому необходима государственная защита, может получить законную помощь.

«В последние годы произошел рост преступности, в том числе особо тяжких преступлений, - отметил Алексей Александров. - В стране огромное количество потерпевших по уголовным делам, где преступления как раскрыты, так и нет. Также много людей, в отношении которых совершено преступление, но они по каким-либо причинам не заявили об этом в правоохранительные органы».

Корень такого положения дел известный юрист видит в том, что «граждане просто не верят, что государство способно их защитить». И это недоверие уже приобрело массовый характер и в определенном смысле привело к гражданской апатии и правовому нигилизму. «Сейчас нашей стране угрожает криминализация общественного сознания: раньше люди считали, что воровать – плохо и честно жить – хорошо, выгодно, а теперь – наоборот», - подчеркнул Александров.

Для решения этой острой проблемы он предложил показать россиянам торжество подлинных правовых ценностей, проработав и внедрив в практику действенные технологии защиты прав свидетелей и потерпевших. И здесь нельзя ограничиваться словами и теоретическими предложениями. Здесь нужна конкретная помощь пострадавшим людям, которую уже оказывает «Сопротивление».

«Жертвы, особенно – тяжких преступлений, нуждаются в повышенном внимании общества и государства, а свидетелям необходима защита и психологическая поддержка, - развил мысль Александров. - Именно поэтому мы создали общественную организацию, объединяющую людей, которым угрожают преступники. Перед ней стоят серьезные задачи – сориентировать общество на нравственное начало и защитить права жертв преступленийи свидетелей, которым угрожают преступники. А сделать это можно только всем вместе. Поэтому наш лозунг - «Потерпевшие, объединяйтесь!».

Тележурналист Владимир Соловьев привел конкретный жизненный пример милицейского произвола: «Мой знакомый выступил свидетелем против «оборотней» в погонах. Когда дело «развалили», прямо в зале суда коллеги из правоохранительных органов его предупредили, что жить ему осталось несколько месяцев. Он уехал из страны, долго скрывался и недавно вернулся. А тех милиционеров, против которых он выступал, все-таки посадили в тюрьму, правда, по другим статьям». И таких примеров – очень и очень много.

Инициатор закона, председатель комиссии Госдумы по борьбе с коррупцией Михаил Гришанков, отметил, что «согласно данным социологов около 90 процентов лиц, проходящих по уголовным делам в качестве потерпевших и свидетелей, готовы отказаться от своих показаний в случае угрозы их жизни и безопасности».

Эти факты психологически объяснил и разъяснил Алексей Захаров, руководитель Научно-практического центра «Психология в экстремальных ситуациях» Психологического института РАО. Он обратил внимание на серьезность «неправовой» составляющей проблемы: «Люди, участвующие в процессе, имеют юридическую защиту в зависимости от правового статуса участника процесса. Но есть ситуации, которые несут в себе психологическую нагрузку. Часто человек на предварительном следствии говорит одно, а потом – другое, либо вообще отказывается от своих показаний. Это происходит в силу того, что на предварительном следствии следователь провел качественную работу, перевел взаимодействие в доверительное русло. А в суде свидетель, тем более, если он еще потерпевший, начинает в присутствии обвиняемого бояться.

Выступающий также обратил внимание на информационные аспекты психологического воздействия: «Выступления на телевидении могут быть заказаны адвокатами подсудимых, чтобы оказать давление не только на суд, но и на свидетеля, создать вокруг них обстановку недоверия, особенно если процесс будет проходить с участием присяжных. Давление оказывается и со стороны защиты, и со стороны обвинения. Психологические ощущения всех участников процесса от него могут быть разнообразными и меняться в ту или иную сторону».

Алексей Захаров не только рассказал о психологической стороне вопроса, но и высказал конкретные предложения для действительно эффективной защиты свидетелей: «В судебной системе у граждан имеются представители - адвокаты или защитники. Но всегда нужен еще и грамотный психолог, чтобы понять потерпевшего или свидетеля. Я думаю, что при правовой защите параллельно должна присутствовать и психологическая – на официальном уровне. Это важный аспект, потому что на всех этапах процесса, начиная предварительным и заканчивая судебным следствием, человек в этом остро нуждается».

Академик Сергей Капица также обратил внимание собравшихся на психологическую составляющую проблемы и отметил, что сейчас все мы живем в неблагоприятной психоэмоциональной ситуации, которая мешает нормальному правовому сознанию. Причиной он назвал информационное поле, которое создается СМИ и, главным образом, телевидением: «У нас практически каждый сериал – это сплошные нарушения закона его героями. Милиция и следователи в фильмах всегда допрашивают подозреваемых без адвокатов, чего в обычной жизни быть не должно. И это трактуется как норма жизни».

С академиком во многом был согласен автор телепередачи «Человек и закон» Алексей Пиманов. Для полноты картины он добавил, что в некоторых популярных сериалах открыто возвышается образ бандита, что приводит к искажению системы ценностей. Например, после просмотра «Бригады» саратовские подростки объединились в свою «бригаду» и пошли поджигать школу.

Тележурналист обратил внимание на еще одну значимую проблему – недостаточный профессиональный уровень сотрудников правоохранительной системы и коррупцию. Его позиция в этом отношении проста и понятна – на такое совершенно нельзя закрывать глаза. А выправить ситуацию можно только повышением зарплат милиционерам, прокурорам, судьям. Ведь на их нищенскую зарплату почти невозможно жить и кормить семьи. Да и профессионалы высокого уровня не идут работать в государственные правоохранительные структуры – нет условий для честных людей. Могут удержаться только альтруисты или «оборотни».

Истина вроде бы давно понятная. Но Пиманов предложил и выход из заведомо безденежной бюджетной ситуации. Государство купило у Абрамовича «Сибнефть» - а эта компания давала миллиардеру возможность не только шикарно жить, но и постоянно покупать дорогую недвижимость и даже «Челси». Теперь, по мнению тележурналиста, следует государственные доходы от «Сибнефти» пустить на зарплаты сотрудникам правоохранительных органов и т.д. И это не будет «убытком». Повышение эффективности работы милиции, прокуратуры и судов выведет на чистую воду теневые капиталы – и такие целевые госрасходы окупятся с лихвой.

Как говорится, в свободном диалоге рождается истина. Особенно, когда стороны представляют разные мнения, официальную информацию и неретушированные примеры из практики. Своей цели мероприятие достигло. Участники обобщили позитивный и негативный опыт, который на сегодняшний день существует по этой теме, и наметили пути решению проблемы с точки зрения работы общественных организаций.

Ярослава Крестовская

"Объединившись, мы не будем чувствовать себя беззащитными"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Тайна "Прометея": куда направлен ЗРК С-500
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Аляску продали, сдали в аренду или подарили?
Аляску продали, сдали в аренду или подарили?
В исчезновении аргентинской субмарины нащупали британский след
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Новый пресс-секретарь Шойгу "взорвала" соцсети
Разведка США начала расследование по Путину
"Одесса превратилась в ничто" — сорванный концерт Райкина обсуждают в Сети
"Одесса превратилась в ничто" — сорванный концерт Райкина обсуждают в Сети
Хиллари Клинтон определила главную угрозу нацбезопасности США
Разведка США начала расследование по Путину
Немцы-энтузиасты ищут "Янтарную комнату" в центре Европы
Как воевать с "Черными дроздами"
За билетами на "Нуриева" в кассы Большого театра выстроилась очередь
Главу МИД ФРГ разозлил конфликт между Россией и США из-за СМИ
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Разведка США начала расследование по Путину
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?