Исповедь падшего журналиста

Газетчики до сих пор отмечают 5 мая как День печати, хотя теперь у них есть другой праздник — День российской прессы, 13 января. Но 5 мая все равно остается праздником, пусть уже и не официальным
Сейчас все критикуют журналистов: мол, продажные они, лживые, гоняются за жареными фактами... И это все правда. Я лично работаю в журналистике 25 лет, но лишь теперь решился сбросить с себя личину и обнажить все свои профессиональные пороки. И пусть мое падение будет уроком для молодого поколения. Вначале, конечно, я тоже был молодым, честным и наивным журналистом, а пресса тогда была еще партийной. К ней поэтому прислушивались, ее уважали.

Помню свою первую командировку в колхоз "Сто лет Чернышевскому". Меня встретили колхозники, как родного брата. Председатель колхоза рассказывал об успехах в выращивании репки, а потом поил самогоном. Затем в колхоз неожиданно приехал первый секретарь райкома и прямо в поле пожал мне руку. Меня тогда охватило чувство неподдельного восторга и глубокого удовлетворения. Когда первый секретарь отпустил мою руку, я поклялся, что буду служить "трудом" и "правдой" советскому народу (увы, потом я не сдержал это слово).

Из той командировки я вернулся в редакцию окрыленным, но со слегка помутившимся рассудком (самогон и первый секретарь сделали свое дело). В результате я написал большой и светлый материал про колхоз, но перепутал в нем репку с турнепкой: "Колхозники, — говорит первый секретарь (написал я), — обещают собрать 20 центнеров турнепки с гектара". В те времена слово партии, озвученное партийной печатью, было законом, поэтому колхозникам пришлось срочно выдергивать уже посаженную репку и сажать турнепку, которую до сих пор никто из них в глаза не видел. На удивление, турнепка дала рекордный урожай.

Правда, что с ней делать, никто не знал, а свиньи есть отказывались. Тем не менее, план в центнерах с га колхоз выполнил, и ему присвоили новое почетное имя — "150 лет Чернышевскому".

Таким образом, первый акт вредительства я совершил (прошу учесть) неосознанно и с лучшими патриотическими чувствами.

Я и дальше честно работал. Все было хорошо. Но тут началась перестройка, и все журналисты решили развалить СССР. Вначале мы это делали просто из глупости. Нам нравилось писать грязные статейки, поливая грязью все святое, что было у СССР (Сталин, Ленин, колбаса за рубль двадцать). Потом мы стали писать свои материальчики уже за деньги. Сейчас коммунисты с патриотами все спорят: кто платил нам эти грязные деньги — сионисты, американцы или организованная преступность? Теперь я могу честно признаться: и те, и другие, и третьи.

Расскажу, как это случилось со мной. Сижу дома, пью чай. Слышу — стучат. Открываю дверь — на пороге сионист в ермолке с пейсами. Говорит: "Продай Россию". А я к тому времени был уже в изрядном подпитии, ибо постоянное общение с директорами колхозов и их самогоном привело меня к частичной деградации. Поэтому вместо того, чтобы гордо воскликнуть: "О, нет!", я гордо спросил: "За сколько?"

Сионист мне предложил сто долларов, но я не согласился (все-таки тогда во мне еще была толика чести и патриотизма). Я сказал: "Мало! Согласитесь, Россия занимает большую часть Евразии, богата полезными ископаемыми, чего же тут мелочиться?"

Торговались мы долго и сошлись на тысяче долларов. Но не успел я порадоваться этой грязной сделке, как в дверь постучал представитель мирового капитализма, а за его спиной, сияя цепями и наколками, уже толпились представители будущих организованных преступных группировок. Чтобы не тратить время зря, я установил таксу продажи Родины: 1000 долларов — общий развал, 100 — отделение республики, 50 — марание грязью одной ценности советского общества. В результате буквально за несколько лет мы (журналисты) развалили СССР и уничтожили ее нравственность. Привили народу отвращение к отечественной ливерной колбасе, зато распропагандировали импортные салями, марсы-сникерсы и водку "Абсолют".

После развала социализма началось строительство капитализма. Но это было только прикрытие, чтобы совершенно обездолить население и разворовать все богатства, созданные народом. Чтобы эту подлость совершить, вначале враги народа придумали Ельцина, затем Ельцин придумал Чубайса, а Чубайс уже придумал приватизацию. Затем, чтобы окончательно изничтожить советский народ, придумали (честное слово, не знаю кто) финансовые пирамиды. Я к тому времени еще больше деградировал, поэтому продался одновременно Чубайсу и "МММ". Причем пил глинтвейн с обоими и подло смеялся над наивным народом, поверившим, что за пять рублей и ваучер он может получить автомобиль "Волга".

Все было хорошо. Но однажды мои собутыльники (Чубайс и "МММ") спросили меня: "Витя, а почему ты не хочешь вместе с нами делать деньги, как Березовский?" В состоянии эйфории я отдал им свои ваучеры и подло заработанные деньги. Спустя две недели "МММ" обанкротился, Чубайс ушел в РАО "ЕЭС", а все мои деньги от продажи Родины сгорели. Тогда я впервые вновь осознал себя частью народа и ощутил пробуждение совести.

Возможно, уже тогда я мог бы раскаяться, но тут начались выборы мэра, и мне предложили возглавить его предвыборную рекламную кампанию. У него совершенно не было харизмы, и мы начали ее создавать на пустом месте. На встречах с избирателями будущий мэр больше молчал, лишь почесывал в иных местах, демонстрируя близость к народу. А мы в это время рассказывали, о чем он думает и как хочет решить все городские проблемы. Разумеется, этого человека выбрали мэром, а мы получили свои 33 сребреника.

Вот так прошли мои лучшие годы. Россию давно уже продали, и никто давно уже не стучит в мою дверь с целью поторговаться. Председатели колхозов вымерли, как класс, и перестали поить самогоном, последнего первого секретаря я видел на Московской межбанковской валютной бирже, где он торговал акциями "ТУРНЕПКи" (трансконтинентальный нефтегазовый холдинг). Сам же я впал в задумчивость от творческого бессилия и, мучаясь, в ночь с 30 марта на 1 апреля решил стать честным журналистом, бичующим пороки.

Вначале я обрушился на Чубайса с серией гневных статей, но его не сняли, затем я раскритиковал реформу ЖКХ, но ее не отменили. Я писал, желая компенсировать нанесенный российскому народу моральный и экономический ущерб, про зарплаты бюджетников, про глупость сажать турнепку, про воровство на железной и большой дороге... И все оказалось тщетно. Нет уже партийной прессы и ее влияния, нет первых секретарей (они стали вначале брокерами, затем капиталистами-душегубами). А жизнь как шла, так и идет своим чередом.

Виктор Илин, "Тихоокеанская звезда"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Флаг — не главное: сборную России выпустили на Игры-2018
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Мединский не остановит "полет пули" в Россию
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Ищите женщину: почему у мужчин без костей не только язык
Ищите женщину: почему у мужчин без костей не только язык
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Музей Штирлица хотят открыть под Владимиром
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Несколько государств Европы лишились поставок газа. И на Россию не свалишь...
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры