Если бы РУСАДА поступила с WADA как британская UKAD

Все были удивлены поступком Британского антидопингового агентства (UKAD). Напомним, что Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) запросило от британцев базы данных проб известного бегуна Мо (Мохаммеда) Фара. На запрос британское агентство ответило отказом, сказав, что не понимает причин действий ВАДА.

Такой хитрый ход, наверное, не ожидал никто. Сначала ожидалось, что ВАДА преследует цель обвинить бывшего наставника бегуна Альберто Салазара, уличенного ранее в контрабанде тестостерона.

Позже ВАДА призналось, что преследует другие цели. Их интересуют пробы бегуна, и они намерены их получить, только агентство пока не торопится с этим. Значит ли это, что новый скандал между британцами и ВАДА закончится мирно? Скорее всего нет, потому что исполнительный директор Николь Сэпстид говорила о готовности сотрудничать, но пока не узнает причин - данные передаваться не будут.

Слишком много формальностей

Британское агентство поступает хитрым образом, называя причину отказа в предоставлении проб. Николь Сэпстид прямо говорит, что хочет получить причины проверки баз данных или любые другие доказательства, требующие предоставления биологических проб спортсмена.

Процесс запроса документов по антидопинговым делам достаточно громоздкий. Он поделен условно на несколько шагов.

Сначала специалисты из ВАДА проводят анализ баз данных, которые хранятся на серверах. Если в них есть расхождения информации, то представители агентства могут запросить пробы у национальной антидопинговой организации.

Есть два способа запроса информации - официально и полуофициально. Второй вариант кажется самым популярным, поскольку не имеет формальностей на дальнейших этапах. То есть при полуофициальном запросе стороны просто передают информацию без причин.

Официальный запрос подразумевает под собой документ, в котором ВАДА должно вписать:

  • причину запроса;
  • доказательства, требующие информации от национального агентства;
  • дату и сроки запроса;
  • обязанности и ответственности сторон.

При желании могут быть и другие пункты запроса, но, как правило, официальный запрос выполняется на одной странице.

После того, как запрос будет получен, национальное агентство может официально принять либо отказать от удовлетворения. В качестве ответа также должен быть направлен документ. Если дело продолжит растягиваться, то оно может быть передано в арбитраж.

Могла ли так сделать РУСАДА?

Теоретически да, но уже с 2015 года Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) находится под прицелом ВАДА. Допинговый скандал, связанный с российскими спортсменами, набрал уже достаточно большие обороты, поэтому ухудшать взаимоотношения формальностями будет лишним.

Если бы РУСАДА поступила по принципу UKAD, то, возможно, ВАДА начало бы искать новые поводы для обвинения, и тогда судебный процесс начался бы еще раньше. Все-таки стоит помнить, что UKAD не имело на своем счету случаев скандалов по допингу и помогало России в восстановлении российского агентства.

Таким образом, сложно судить, чем бы обернулось для РУСАДА отказ от передачи проб. Тем не менее, действия британцев выглядят странными, даже несмотря на аргументы Николь Сэпстид.

Критика британцев

После действий UKAD журналисты и даже РУСАДА стали критиковать британское агентство за отказ в передаче проб.

Заместитель генерального директора РУСАДА Маргарита Пахницкая резко высказалась по поводу действий британцев. В своей аргументации она привела пункт 6.5 Антидопингового кодекса, который гласит, что ВАДА имеет право в любой момент провести дополнительный анализ проб. Это позволяет ВАДА без официального запроса получить данные и провести исследование.

В таком случае можно обойтись без официальных запросов, но британцы продолжают настаивать на своей позиции, говоря даже о небезопасности передачи данных из-за снижения качества проб после изъятия из хранилища. Не исключено, что UKAD скрывает допинг, а, пока время оттягивается, ничего не мешает повторить историю Родченоква, который также отказывался предоставлять данные.