Хосе из деревни Тревелес - жизнь в сердце тишины

Чтобы жить вне матрицы, не нужно пускаться в продолжительное странствие к истокам Амазонки или вглубь Сибири. Это безумие продлится недолго — ровно столько, сколько нужно времени на то, чтобы создать небольшой очерк. Мы в суете каникул прыгаем с места на место, но затем все равно возвращаемся в самолет или иное транспортное средство с мотором.

Жизнь вне матрицы не должна длиться мгновение, в которое мы позволяем воплотиться нашей причуде, она не должна быть переломом в жизни или обычными каникулами. "Я никогда не измеряю, — говорит мне мой хозяин Хосе — бывший мэр городка Тревелес, что в Андалузских горах. Хосе построил сотни квадратных метров жилья при помощи камней, собственноручно привезенных им с его родной речки. Он работает по двенадцать-пятнадцать часов в день. При этом Хосе всегда одет в чистенькую, выглаженную рубашку!

У деревни Тревелес три уровня: внизу (мы на уровне 1476 метров над уровнем моря) заняло место производство — местные окорока, большие магазины. Это зона уже немного индустриализирована — тут чувствуется пригород Гранады. Наверху, в "баррио альто", в верхнем квартале быстро попадаешь в сети туристической матрицы — элитарной и бесшабашной.

А в середине мы попадаем в "баррио медио" — средний квартал, квартал традиционной деревни, с людьми такими, как полагается. Как Хосе! Вокруг нас — сады и огороды, которые на местном наречии называются "уэртас".

Хосе был свидетелем начала наплыва туристов в эти высокогорные края, но все же Хосе уверяет, что туризм тут "очень медленный". "Тут мы живем другим", — говорит он. Бывший мэр отказался от всех амбиций и тщеславия и ушел сажать капусту.

Два великих американца все сказали в двух словах: Торо говорил, что нельзя оставаться рабом своего сознания (мы обвиняем общество в наших несчастьях, хотя сами во всем виноваты, а Эдгар По замечал, что нужно отказаться от всяких абстрактных амбиций). Поэтому мы со спокойной душой можем предаться воле конкретного величия: дом, плодовый сад, лес, животные, семья, жизненное равновесие.

Индустриальная цивилизация за 200 лет почти все уничтожила, все обезличила и уравняла, а потом и сама исчезла; постиндустриальная виртуальная цивилизация, свидетелями развития которой мы являемся, сама по себе ничто, если мы только не впадем в соблазны "технофилии" или болезненной привязанности к средствам массовой информации.

Читайте также: Как покинуть Матрицу летом

Сердце Тревелеса — это окорок, "хамон" высшего качества, а также сады. Они повсюду в деревне. Можно отметить еще один удивительный факт: Испания после начала кризиса переживает некое деревенское возрождение, глубоко связанное с любовью к земле (это интересный опыт, который, в конечном счете, укрепил семью, сократил преступность, укрепил торговый баланс и солидарность).

Итак, Хосе к пяти вечера направляется к своему огороду — "уэрте", где и ухаживает за своим хозяйством. Он насажал много малины, черешни, яблонь и груш, Хосе также уважает картошку и томаты, петрушку, тыквы и кабачки, зеленую фасоль, огурцы и морковку, а также баклажаны. Хосе много работает и почти никогда не жалуется, даже на болячки и болезни. Крестьяне просто работают — и боль отступает. В этом они отличаются от горожан (я первый из таковых), которые все время акцентируют внимание на своих болезнях.

Живость местных жителей радует глаз. Нужно увидеть своими глазами местных стариков — "ансианос", воздвигающих бесчисленные снопы в наступлении ночи или бегущих по каким-либо своим делам рано поутру по горным тропкам. Тут все без исключения умеют копать, полоть, сажать, чинить, мастерить, штопать, строить, ремонтировать простенькие автомобили и лечить народными средствами.

Самодостаточный человек противостоит глобализированной свободной торговле, он царит над свои маленьким клочком земли, который становится большим как мир. Ведь Честертон где-то писал о глобализированном буржуа, который живет в маленьком мирке (в Сиэтле ли или в Сингапуре), в то время как наш "политехнический" и полный знаний, умений и навыков крестьянин (который в то же время и сам себе банкир, химик, повар и врач) выживает, как полновластный сеньор в абсолютном микрокосмосе. Как моряк дальнего плаванья или видавший виды рыбак, Хосе все научился делать сам.

Читайте также: Увидеть Париж, который стоит мессы

Рассказывают, что Толкиен был очарован Венецией уже лишь оттого, что в этом городе не было автомобилей. А вот деревня физически делает невозможным употребление автомобиля, поэтому мы поднимаемся и спускаемся пешком, в деревне мы живем в самой сути, в сердце тишины…

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Спортивный юрист США: МОК совершил страшную ошибку
США угрожает катаклизм, который может разразиться в любой момент
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
Россиянам запретят превращать охоту в истязание
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Русские женщины глазами иностранцев
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Семь сторонников ИГ*, готовивших теракты, задержаны в Петербурге
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры